ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Уроки истории: Трагедия Азербайджана - Сумгаит (2)

...Каждый из этих авторов – естественно, со своей позиции и используя свои источники информации, пролил свет на правду о сумгаитской трагедии. И правда эта заслуживает, чтобы о ней, пусть даже с колоссальным опозданием, узнали люди…

С автором книги «Сумгаит – начало распада СССР» мне доводилось неоднократно общаться.

Я знал, что после окончания юридического факультета Кубанского университета Аслан Исмаилов около пяти лет работал в судебных и прокурорских органах Ставропольского края.

И именно оттуда после ряда громких и успешно завершенных дел высокопоставленные азербайджанские коллеги Исмаилова, что называется, уломали его переехать на родину.

Так на одном из кабинетов республиканской прокуратуры появилась табличка «Прокурор отдела Исмаилов А.З.». В его обязанности входили контроль и наблюдение за законностью рассмотрения уголовных дел в судах республики.

А вскоре приказом прокурора республики Аслан Исмаилов был назначен государственным обвинителем в уже начавшемся процессе по единственному сумгаитскому делу, ставшему известным как «дело Григоряна», в котором помимо главного обвиняемого фигурировали шесть его подельников-азербайджанцев.

Это решение прокурор объяснил тем, что Исмаилов в отличие от своего предшественника имел также опыт работы судьей, полученный на Ставрополье.


Времени для ознакомления с материалами у Аслана практически не было: он получил несколько объемистых папок с материалами дела буквально накануне процесса…

«И я до самого утра, не смыкая глаз, вчитывался в каждую машинописную строчку, – вспоминал Исмаилов. – Поверишь, совсем не спал! Но молодость, три чашки крепкого кофе и, главное, желание не ударить в грязь лицом свое дело сделали. И в стенограмме первого заседания суда, на котором меня не было, я с ходу обнаружил пару-тройку немаловажных фактов, которые суд почему-то обошел молчанием.

Выяснилось, что явно перегруженный работой председатель суда не успел толком ознакомиться и изучить материалы дела. Мало того, в лежащем перед ним досье отсутствовал ряд важных свидетельств, объяснений и показаний. Их почему-то «забыли» туда положить.

И тогда я потребовал, чтобы слушание отложили на целых два дня, которые были нужны мне как воздух: «дело Григоряна» представлялось мне вовсе не таким однозначным, как это описывала пресса нашей некогда общей страны.

Подавляющее большинство публикаций, посвященных процессу по этому делу, больше походило на огульные и поощряемые властями выпады дилетантов, нежели на объективный анализ журналистов, разбирающихся в тонкостях юриспруденции…»

Были правда и компетентные в политике люди, прекрасно понимавшие, откуда растут ноги у этой истории. Но их понимание находилось под жестким контролем свыше, а публичные выступления оперативно дезавуировались.

Как, например, в случае с публикацией серии изобличительных статей Александра Проханова об ответственности Горбачева за развал СССР на страницах его газеты «Завтра», после которых газету тут же закрыли, а сам Проханов, дабы не лишиться своей единственной трибуны, зарегистрировал это же издание под названием «Завтра». Именно с полос этой газеты неоднократно и прямо заявлялось, что Горбачев – это историческое недоразумение.

Проханов был не единственным представителем российской общественности в критике национальной политики и катастрофических просчетов перестроечной команды Горбачева.

Знаковая в политическом истеблишменте России фигура – профессор политологии и этнический армянин Сергей Кургинян сравнительно недавно заявил буквально следующее: «Могу со всей ответственностью сказать, что, когда в Сумгаите, зверски издеваясь и совершая некие ритуальные действия, убивали армян, то делали это не азербайджанцы. Это делали люди со стороны, нанятые представителями зарубежных частных структур. Мы этих представителей знаем по именам и знаем также, к каким структурам они принадлежали… »

…Перед Асланом Исмаиловым лежало несколько толстенных папок, содержимое которых каждой страницей зафиксированных показаний, свидетельств очевидцев и очных ставок помогало не только воссоздать объективную картину произошедшего, но и глубже понять ситуацию вокруг самого процесса…

А пока – судебный зал заседаний, бесстрастный голос председательствующего, ерзающие за решеткой подсудимые… Прежде чем ответить на вопросы судьи или прокурора, они вопрошающе смотрят на Григоряна. Если главный подсудимый коротко опускал веки, они тут же отказывались говорить либо вносили коррективы. Когда Григоряна устраивал ответ подельника, он откидывался на спинку скамьи подсудимых и демонстративно забрасывал ногу за ногу.

Не требовалось особой проницательности, чтобы понять, кто именно в этой шайке убийц является «властителем дум», а
кто – сломленные жутким страхом «шестерки», которые ничего не скажут против своего «пахана».

Впрочем, по ходу слушаний выяснилось, что Григорян был не только главным обвиняемым, но и пользовался чьим-то тайным покровительством, благодаря которому он не только знал – слово в слово, что говорили на допросах его подельники, но и мог беспрепятственно связываться по телефону с домом, душевно переговариваться с женой и детьми. Получал ли Григорян во время этих «сеансов поблажек» какие-либо сигналы или информацию, установить уже невозможно…

Так что же это за личность такая – Эдуард Григорян? Почему он так рьяно подстрекал сумгаитцев, почему с таким изуверством губил своих сородичей?.. Ответ можно найти в материалах следственной бригады, состоявшей из представителей правоохранительных органов, откомандированных в Сумгаит со всего Советского Союза. К слову, в состав этой группы специалистов входили также и этнические армяне…

Итак, читаем: «Григорян Эдуард Робертович. Место рождения – Сумгаит, Аз. ССР, 1969 год. Беспартийный; армянин, слесарь трубопрокатного завода, женат, двое детей. Трижды судим по статьям Уголовного кодекса Аз. ССР. В тюремном заключении находится в общей сложности 6 лет 2 месяца и 13 дней…

…Под предводительством Григоряна подсудимые взломали двери квартиры Григория Межлумяна. Он и его жена Роза Ашотовна были избиты ими отрезками металлических труб, а их дети – Людмила и Карина – подверглись сексуальному насилию…

…В другом доме того же микрорайона, к которому Григорян привел Наджафова, Мамедова, Исаева и других, они топорами взломали двери и учинили разгром всего имущества Гранта Аванесяна, не оказавшегося в квартире…

…Продолжая преступные действия, Григорян с подельниками врывались в квартиру М. Петросяна, который вместе с супругой-азербайджанкой Шахбалы Х. получил в результате избиений несовместимые с жизнью ранения. Все, что имелось в доме, изломали и подожгли…

…28 февраля Григорян с подельниками подвергли изощренным издевательствам Эмму Григорян (однофамилица). Сорвав с нее одежду, жестоко изнасиловали, а затем обнаженной вывели на улицу и, прижигая сигаретами, заставляли танцевать. Она пыталась бежать, однако Григорян догнал ее и ударом трубы в спину повредил ей позвоночник, а затем арматурой через влагалище пронзил ей кишечник…

…В тот же день банда под предводительством Григоряна вломилась в квартиру Манвела Петросяна, которому сам Григорян нанес удар топором по голове и, свалив себе под ноги, исступленно топтал тело его жены Анжелы…»

Эти далеко не полные факты зверств я привожу из обвинительного заключения, которое В. Галкин, старший советник юстиции Генеральной прокуратуры СССР, направил на рассмотрение в Верховный суд Азербайджанской ССР.

«Да, криминальная биография Григоряна, – вспоминает Аслан Исмаилов, – природная склонность к садизму и приемы боевых искусств, полученные им в секции карате сумгаитского общества «Химик», которым руководил Акпер Балаян (по паспорту – Балаев), позволяли этому мерзавцу держать в страхе и подчинении всех, кто входил в его окружение. Должен отметить, что Эдуард Григорян был гораздо умнее остальных обвиняемых.

Складывалось ощущение, что этот человек прошел специальную подготовку, в которую входили не только навыки карате, полученные в «Химике». Следствие стало отрабатывать эту версию и даже вышло на некие курсы, проводимые в бакинской армянской церкви под патронажем Эчмиадзина и спецслужб Армении. Однако на этом этапе старший советник юстиции Генеральной прокуратуры СССР полковник Галкин велел немедленно прекратить расследование, поскольку, по его словам, оно «уводит следствие от самого преступления»…

В протоколах допросов я обратил внимание, что Григорян сразу замыкался, стоило только следователю спросить о курсах в помещении армянской церкви в Баку. Но на вопрос: «Почему вы это сделали?» – он вдруг ответил:

– Да для меня, начальник, весь это кипиш – дар божий! Он для меня словно с небес свалившаяся удача! ..

Такой ответ не выглядел бравадой обычного уголовника…

Показательным в этой связи стал момент, когда давала показания Анжела Петросян. Тыча пальцем в своего мучителя и убийцу мужа, она назвала Григоряна зверем и сказала:

– Когда они ворвались в наш дом, я спросила его: «Какой же ты армянин, если бьешь и убиваешь своих же?!» А он мне в ответ: «Если бы ты была настоящей армянкой, то тебя в этом списке не было бы!..»

И тут Григорян выдал себя, вскочив с места и заорав на весь зал заседаний:

– Какой еще список?! Я тебе ни о каком списке не говорил!

Понятно, что такой прокол не мог не заинтересовать меня. И вскоре я выяснил, что загадочный список, по которому погромщики находили свои жертвы, все-таки существовал. Косвенно это подтверждали некоторые показания обвиняемых. Так, ближайший друг Григоряна, Н. Наджафов, с которым они «тянули срок» в одной тюрьме, утверждал, что заранее обговоренного плана – куда и кого «навестить» – у них не было.

«Просто к Эдику подходил человек в черном плаще, который снимал все происходящее, – рассказывал Наджафов, – что-то говорил ему на армянском, и мы уже шли вслед за Эдиком…»

Задавшись целью любыми путями выяснить, существовал ли список на самом деле, я пошел на хитрость: связавшись со следователем московской бригады, этническим армянином по фамилии Саркисов, я спросил у него:

– Почему я не нахожу в материалах следствия изъятый у задержанных список, по которому погромщики ходили по адресам своих жертв?

Ответ Саркисова отправил меня в глубокий нокдаун:

– Спроси о чем-нибудь полегче! Я отдал его Галкину…

О таинственных субъектах в черных плащах, которые, судя по всему, на месте «режиссировали» сумгаитский погром, не сговариваясь и почти повторяя друг друга, говорили и жена Григоряна, Рита, и В. Гусейнов, и Г. Мамедов…

– Однажды, перед самой этой жутью, – вспоминала Рита, – когда мы с Эдиком шли домой, на углу стояли двое мужчин в темных плащах и поманили его к себе. Мне хотелось рассмотреть их поближе, но Эдик меня резко одернул: «Не зырься!..»

А вот запротоколированные показания В. Гусейнова:

– За день до события Эдик при мне, чуть в стороне, разговаривал с двумя незнакомцами, одетыми в одинаковые черные плащи. По Сумгаиту я их не знал. Чужаки. Один высокий, другой среднего роста. Лиц не разглядел. Они ему передали целлофановый мешочек с таблетками. Балдежные «колесики», здорово бьют по башке… Да, прощаясь с ними, Эдик громко сказал: «Не беспокойтесь, дубы пойдут за мной, куда скажу!»

Судя по всему, следствию всю эти факты были известны. Однако задержанные главари других шаек, участвовавших в сумгаитском погроме, которые могли пролить свет на эти мрачные фигуры в плащах, были вывезены из Азербайджана. Их всех судили не в Баку и Сумгаите, а в других городах СССР. Почему это сделали? Что надо было скрыть от людей?..»

Собственно, на этих вопросах, так и оставшихся открытыми, мои беседы с Асланом Исмаиловым завершились.

С тех пор прошло немало лет. Однако похоже, что мрачная завеса тайны над событиями 33-летней давности начинает постепенно приоткрываться. Впервые в авторитетных СМИ стали появляться публикации, авторы которых, пытаясь восстановить историческую справедливость, взялись за реконструкцию тяжелейшего периода распада СССР.

Ведь по большому счету именно с сумгаитских событий и предшествующих им погромов азербайджанцев в Армении и началась реализация модели армяно-азербайджанского конфликта. После Сумгаита Азербайджан де-факто потерял контроль над Карабахом.

Спустя считаные месяцы в Карабахе будет создан Комитет особого управления во главе с небезызвестным горбачевским чиновником Аркадием Вольским. КОУ вывел Карабах из подчинения местных азербайджанских властей и ввел особый режим прямого правления Центра в автономной области.

В сентябре 1989 года под давлением азербайджанской общественности КОУ был упразднен. Однако спустя несколько месяцев в Карабахе вновь была создана аморфная структура смешанного правления – оргкомитет во главе с бывшим вторым секретарем ЦК Компартии Азербайджанской ССР Виктором Поляничко. В период обострения армяно-азербайджанского противостояния, трансформации конфликта в активные боевые действия оргкомитет Поляничко был распущен.

Таким образом, именно сумгаитские события открыли путь к утрате Азербайджаном контроля над Карабахом.

На мой взгляд, пусть запоздалое, но тем не менее реально происходящее прозрение общества, попытки политиков, общественных деятелей, публицистов заполнить наконец исторический вакуум, связанный с механизмами трагедий, постигших Сумгаит, Баку, Узбекистан, Грузию, Прибалтику, стали возможными прежде всего благодаря трезвой и беспристрастной оценке тех далеких событий, которую дали президент Российской Федерации Владимир Путин и президент Азербайджнской Республики Ильхам Алиев.

Хочется верить, что с их легкой руки все, что было сознательно перевернуто с ног на голову, постепенно станет на свои места…


Лев Аскеров – член Союза журналистов СССР,
член Союзов писателей СССР и Азербайджана,
бывший собкор газеты «Известия» по Азербайджану,
собкор газеты «Труд» по Азербайджану и Дагестану.


***


Источник.
.

Tags: Азербайджан, Армения, Горбачёв, КГБ, КПСС, Кургинян, Проханов, Россия, СССР, власть, история, ложь, народ, партия, перестройка, советский, человек
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments