ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Познакомимся с типичным образчиком современной академической псевдосоциологии

Предлагаемая статья типична для современной социологической науки. Хотя её автор и не входит в систему РАН, однако его внушительный список использованной литературы в 83 источника свидетельствует об обращении именно к академическим трудам. Со списком можно ознакомиться по ссылке в конце публикации - он попросту не поместился в формате ЖЖ.

На первый взгляд текст видится логичным и связным. За исключением, пожалуй, основной цели, к которой, по автору, должно стремиться общество: к тотальной общественной целесообразности. Что это за зверь такой - в тексте не раскрыто.

Однако при более внимательном рассмотрении логика и связность присущи, в подавляющем числе утверждений, только лишь к биологическим системам без человека. А как только речь начинает заходить о социумах, здесь механический перенос природных закономерностей далеко не всегда корректен.

Более того, читатель может сам убедиться в том, что в иных озвученных системных принципах совершенно не наблюдается подтверждения практикой жизни. А ведь именно практика, как известно, критерий истины.

Также концовка статьи вызывает определённое недоумение: в главном выводе автора цель общества, помимо конкурентной борьбы, - самопознание. А где, простите, развитие??!


Тотальная организованность
Также двусмысленна и рекомендация стремиться „к наиболее целесообразной тотальной организованности”. Не столь давняя история дала немало примеров подобной целесообразной тотальной организованности, например, на картинке выше.

Кроме того, автор неединожды говорит о некоей высшей цели. Однако нет ни намёка на раскрытие смысла этого понятия. Напр., „
высшие цели существования во взаимодействиях с окружающим миром” - в чём конкретно это заключается??

Тем не менее автор считает, что его выводы и изложенные системные принципы - глубоко научны.


Не отказывая автору в определённой продуманности изложенного материала, всё же заметим: всё написанное - пустое без обращения к понятию нравственности. А нравственность напрямую связана с совестью. Последняя же - врождённое чувство, связывающее человека со Всевышним (Космосом, Создателем, Богом, Высшим Разумом, Законами Природы - кому какой термин по душе).

А как иначе автор может объяснить, например, упоминаемую им подсистему генетического программирования? Она сама, из хаоса родилась и достигла невероятнейшей сложности??! И кто поддерживает необходимые человеку крайне узкие параметры гомеостаза?

Кроме того, и нравственность, и совесть так или иначе связаны и с понятием этики. А последняя, как известно, присутствует даже в животном мире: сильновооружённые виды, даже борясь за самку или территорию, никогда не наносят друг другу тяжёлых травм! В отличие от крыс или человека, но это - к слову.

В статье же ни слова ни о нравственности, ни о совести, ни даже об этике, а ведь все они - важные факторы в самоорганизации любимого слова автора - систем. Как не упоминается и такой важнейший фактор существования биологических систем как Биосфера - актор управления процессами на планете Земля.

А чисто механический перенос организации низших биологических систем на социум максимум к чему может привести - к полному и окончательному оскотиниванию человека. Привет антропологу Белову!)


*
К осознанию системности антропосоциогенеза

На базе многочисленных научных исследований в теоретической биологии, исследований человека и общества в первичном эволюционно-историческом развитии вскрыты общие системные закономерности, выработанные эволюцией живой природы.

Представлен ряд системных принципов, внесенных человеком в древнюю общественную формацию, которые реализовались в антропогеоценозе и получили развитие посредством всестороннего развития человека в созидаемых им условиях общественной жизни.

На основе системно-исторических обобщений и сравнительного анализа, с приложением библиографического множества соответствующих исследований, показывается общественная целесообразность эволюционно выработанных системных принципов.

Современное состояние наук, раскрывающих вероятные пути происхождения «человека разумного», и уже широкое использование в различных научных и философских дисциплинах системной методологии позволяют перейти к системному анализу важнейшего этапа в эволюции человека – этапа становления и начального развития древних общественных формаций (больших племен и общин).

Важность и актуальность этого научно-методологического перехода видятся в следующем.

Многочисленные исследования в археологии, этнографии и прочих научных дисциплинах выявили общие культурные закономерности и близкие пути антропогенеза, антропогеоценоза и антропосоциогенеза различных человеческих общественных формаций (далее просто ОФ), которые позволяют раскрыть и общие системные закономерности, как фундаментальные и характерные для всех живых организаций (данный термин видится наиболее научным, согласованным с «тектологией» Богданова).

Это позволит, в свою очередь, сформировать квазиидеальную модель ОФ, «предписанную» эволюцией и для высшей живой организации, для обеспечения её целесообразности по высшим целям существования во взаимодействиях с окружающим миром.

Последующее сопоставление этой модели с реальной эволюцией организованности «передовых» ОФ покажет принципиальные расхождения, а системный анализ их выявит конкретные «ошибочные» (по отношению к идеальной модели) детерминации и трансформации, общественные «мутации».

Суть в том, что эволюция всех ОФ определилась и происходила не только под властью всеобщих закономерностей живых организаций предыдущего эволюционного уровня, но в большей степени, в организационном плане, под властью наиболее активных субъектов, так называемых политических деятелей ОФ, и во взаимодействиях с другими формациями.

Попытаемся представить (реконструировать) здесь в системном плане и в первом приближении соответствующие процессы становления и начального развития антропосоциогенеза (АСГ) обобщенной ОФ.

Но, прежде необходимо кратко раскрыть на базе соответствующих исследований (см. литературу) основные системные свойства гоминидов и системные основания применительно к ОФ, определившие начальные процессы АСГ.

Здесь, думается, нет необходимости пояснять широко используемую уже биологическую и системную терминологию, надо отказаться и от цитирования основополагающих исследований, ввиду их множественности и необходимости отдельного их изучения (по прилагаемой библиографии и другим источникам). Представляемую работу следует рассматривать как научный призыв к осознанию и широкому изучению системных оснований антропосоциогенеза, - с высокой целью совершенствования предстоящего общественного развития1.

Ввиду сложности и специфичности, уникальности в земном мире нашего объекта исследований, целесообразно начать размышления с основного базового понятия, с понятия системы. Применительно к биологическим, живым системам и человеческим (гоминидным) формациям (ОФ), как таковым, можно дать такое определение.

Система есть пространственное единение элементов и подсистем (объектов), обладающее свойствами целостности по отношению к среде существования (окружающему миру), которые образуются и сохраняются, развиваются посредством структурно-функциональных отношений и взаимодействий объектов между собой и с окружающей средой.

Живые системы существуют в физически цельных формах и в пространственно распределенных. Последние, в том числе ОФ, отличаются автономностью существования элементов, субъектов как живых систем, - потенциальных и действующих элементов общей системы, а также неустойчивостью или периодичностью существования, нестационарностью и динамичностью.

В человеческих ОФ элементы (субъекты) как субсистемы могут образовывать те или иные подсистемы (системы деятельности), функционировать попеременно в различных подсистемах, выходить из них и образовывать другие.

Многочисленные этнографические данные и существующие до сих пор древние ОФ, да и современные системы деятельности, позволяют хорошо видеть эту организационную нестационарность.

Исследователям надо видеть также основные, относительно устойчивые состояния (режимы) человеческих ОФ как систем, которые можно условно обозначить словами: «сон», «реорганизация (мобилизация)», «действие (деятельность)» и «отдых».

Причем, в эти состояния (режимы) могут переходить некоторые (специализированные) части всей системы, что характерно для больших функционально развитых ОФ.

Рассмотрим теперь всеобщие свойства живых систем, сохраняющие фундаментальное значение от начал эволюции до современности. Их эволюционное становление, сохранение и развитие произошло и происходит до сих пор посредством биохимических, биофизических и информационных процессов в первичных и последующих живых системах.

Эти процессы можно представить интегральным понятием живого сохранения. Здесь можно говорить и о законе (законах) живого сохранения, дополняющих законы сохранения в Механике, - в естественнонаучной картине мира, но это отдельная тема.

С живым сохранением физически и функционально тесно связано понятие гомеостаза, которым обозначена совокупность процессов, обеспечивающих функциональную стационарность живой системы, то есть биофизические условия её функционирования, которые ограничены относительно узкими зонами допустимых изменений (температура, давление и пр.). То есть гомеостаз обеспечивает и живое сохранение.

В то же время и он, как функциональная подсистема (живой организации – организма), может эффективно действовать в реальных изменяющихся условиях окружающей среды (окружающего мира) лишь посредством особой функциональной подсистемы адаптации. Данная подсистема эволюционно возникла и развивалась как дополняющая внутренние средства гомеостаза средствами внешнего изменения по отношению к окружающей среде (внешние свойства и движение по отношению к окружающей среде и организмам, существующим в ней).

Устойчивое существование и функционирование живых систем (живых существ, организмов, - в непосредственном внешнем их видении и донаучном наименовании) невозможно, - в современном научном понимании, без процессов управления.

Надо сразу же заметить, что научная теория управления сформировалась несколько позже обнаружения биологами–исследователями особых процессов в организмах, которые были названы регуляциями (регуляторами).

Теперь надо понимать, что управление охватывает большую совокупность процессов, направляющих управляемый объект к определенному состоянию, рассматриваемому в теории как цель.

В классическом понимании это процессы информационных и прочих воздействий на объекты управления, среди которых могут быть и процессы изменения структурной или (и) функциональной организованности. Всё это относится и к указанным выше системам сохранения (содержательной стабилизации), гомеостаза и адаптации в живых организациях (системах, - при научном их изучении).

Особое место в системном комплексе живых организаций занимают подсистемы сохранения генома и генотипного программирования в воспроизводстве и начальном развитии структурно-функциональных элементов и подсистем молодой организации нового поколения.

В человеческих ОФ, ввиду многофункциональности, деятельной активности и автономного существования их субъектов как структурно-функциональных единиц (СФЕ), способных образовывать и развивать подсистемы на различных иерархических уровнях общей живой системы, все рассмотренные выше процессы и функциональные подсистемы наиболее сложны.

Однако исследование их на начальных стадиях АСГ древних общин с привлечением множества этнографических и прочих данных, результатов научных исследований по специализированным направлениям развития ОФ позволяет раскрыть основные системные закономерности, естественные и искусственные системные средства, выработанные эволюцией природы и создаваемые в процессах развития.

Как говорил древнегреческий мыслитель Гераклит (согласно ссылке Опарина А.И.), «только тогда можно познать сущность вещей, когда знаешь их происхождение и развитие». Попытаемся же кратко, в первом приближении, рассмотреть их.

Как отмечает большинство этнографов и современных психофизиологов в начальной эволюции человечества произошли гоминиды, обладающие врожденным (геномно обусловленным) свойством сближения с родственными особями, что обусловило коллективные процессы жизнедеятельности.

И лишь через многие века появились соответствующие слова – colligere, collectives, лат. - собирать вместе, коллективизм (как указывает Кон И.С. в своем Словаре по этике). Начальные свойства мышления, мимики, жестов, извлечения звуков, мозговые и прочие способности выражения чувств и мышления, через них, обусловили возникновение и стремительное развитие информационных связей
гоминидов.

Это и можно считать началом образования этнической целостности, общественной формации, живой системы высшего эволюционного уровня, имеющей информационно-функциональную сущность. Системно аналогичные явления можно наблюдать и сейчас в некоторых стаях обезьян.

Процессы индивидуального живого сохранения в среде обитания, через коллективные способы охоты и собирания постепенно трансформировались в общественно целесообразные способы с развитием инструментария, средств транспортирования и сохранения запасов.

Аналогичным образом, посредством коллективизма и специализации возникли и развились общие и индивидуальные (в условиях общинной жизни) средства общего гомеостаза (поддержания общественно целесообразной структуры и функциональности общины) и адаптации (жилища с защитой от опасностей, использование огня, процедуры лечения, ограды, оружие и пр.).

Всё это определилось развитием мышления, образованием и развитием социальной памяти, общинной культуры как информационного комплекса, детерминирующего общественные отношения и общественное развитие.

Комплекс управления в ОФ имеет начало в так называемом вождизме, возникшем уже в малых племенах. Это хорошо видно и во многих стаях высших животных, особенно у обезьян. Для древних общин, в отличие от племен стайного типа, характерно то, что место вождей занимали не просто физически сильные и ловкие люди, но опытные и умелые в повседневной жизнедеятельности, особенно в опасной охоте и защите от набегов агрессивных соседей.

Кроме того, уже в крупных племенах формировались советы опытных мужчин. На этих советах подводились, очевидно, итоги прошедшего дня и планировалась деятельность на следующий день.

Планирование и программирование (алгоритмизация) осуществлялись и в текущей дневной жизнедеятельности, по ходу охоты и в других важных деятельностях, как индивидуально, так и посредством коллективных согласований.

Функциональное программирование воспроизводимых человеческих ресурсов (структурно-функциональных единиц) осуществлялось вначале посредством участия молодых Единиц во всех текущих процессах общественной деятельности, а позже, с развитием специализации, и посредством организованного обучения (см. историю развития общего и профессионального образования).

Теперь хорошо понятно, что определяющее значение в развитии процессов планирования и программирования имело развитие мозга и сознания, индивидуальной и социальной памяти, соответствующих искусственных средств (развитие языков, письменности и пр.).

В исторических исследованиях происхождения и развития так называемого государства (исторического термина) до сих пор существуют различные взгляды и определения, как самого государства, так и стадий его развития. В этом плане, думается, научно правильнее (объективнее) исследовать именно комплекс управления ОФ, руководствуясь системной методологией и современными научными знаниями о человеке.

Здесь не представляется возможным и думается, нет необходимости реконструировать конкретные средства реализации всех перечисленных подсистем ОФ, как всеобщих для живых систем. Они частично описаны во множестве соответствующих исследований и хорошо видны в существующих до сих пор формациях древнего типа.

Нет необходимости и прослеживать развитие этих подсистем сквозь многие века до современности. Это может легко и с интересом сделать любой образованный читатель с помощью многочисленной исторической литературы.

Научно логичным и полезным видится предварительное, в первом приближении, раскрытие наиболее важных системных принципов, выработанных эволюцией живой природы и древних общин (ОФ) в их естественном развитии под властью объективно детерминированной общественной целесообразности (видимой достигнутым сознанием).

1. Базовым принципом «успешных» в эволюции живых организаций следует считать, очевидно, принцип системной полноценности (организма, общественной формации).

Эта полноценность определяется соответствием всех подсистем и живой системы в целом надёжному устойчивому существованию живой организации в изменяющейся окружающей среде (как высшей цели), среди множеств других организмов и их сообществ. Этот принцип означает и устойчивое системное единство элементов живой организации, эффективное и системно целесообразное взаимодействие.

В эволюции человечества эта системная полноценность обеспечила выживание и развитие наиболее адекватных в этом плане общественных формаций (живых метасистем). Однако с развитием технической и энергетической вооруженности успешность в конкурентной борьбе за территории и богатства стала существенно определяться физической силой, энергетикой и техническими системами, дополняющими живые подсистемы.

К современному периоду ОФ вооружились уже не только супертехникой «силового боя», но и постоянно действующими системами глобального технического зрения, слуха и прочими, обеспечивающими не только «типовую» адаптацию, но и упреждающую адаптацию, и тотальную функциональную стационарность, - антропосоциостаз.

2. Принцип высшей, общезначимой целесообразности, или принцип тотального соответствия высшим целям существования в текущих условиях окружающей среды, окружающего мира. Этот принцип основывается на принципе системной полноценности и характеризует целевую направленность всех подсистем живой системы (живой организации в формах организма или общественной формации).

Он включает функциональный принцип системно-целевого соподчинения жизнедеятельности элементов живой системы, иными словами, принцип иерархического соподчинения элементов, органов и подсистем, соответственно структурно-функциональному строению живой организации и «целевому древу» тотального функционирования.

3. Принцип самосохранения. Как известно, живые системы — это открытые системы, но открытыми они являются лишь для целесообразных обменных процессов с окружающей средой. Они потребляют и ассимилируют лишь полезные вещества и выводят в окружающую среду бесполезные и вредные. Эволюция выстроила наиболее эффективные функциональные фильтры и «механизмы ввода/вывода».

Эта селективная открытость живых систем и избирательное потребление направлены на выработанное эволюцией, то есть эволюционно нормативное обеспечение жизнедеятельности их элементов. С развитием мозговых структур и мышления высшие животные стали взаимодействовать с окружающей средой посредством так называемых информационных связей, которые обеспечивают полезное избирательное потребление и полезные взаимодействия.

В первичных общественных формациях механизмы этого принципа трансформировались на базе индивидуального опыта посредством коллективного сознания (сознания наиболее опытных гоминидов) и получили развитие через культуру (нормирование поведения, табу и пр.) и общественное сознание, социальную память.

5. Принцип системной (тотальной) целесообразности производства и распределения. Производство началось, в сущности, с активной адаптации. Оно есть уже у рыб, сооружающих адаптивную защиту (убежище, гнездо), у птиц, у многих животных.

Производство надо понимать как процесс целесообразного изменения окружающей среды или инструментария (для человека и ОФ), понимая под ним и естественный инструментарий живой организации (организма) – внешние органы и органы внешней рецепции.

Именно общественно целесообразное производство и таковое же распределение продуктов производства обеспечили не только сохранение ОФ, во всем их содержании, но и эффективное развитие в часто суровых, изменяющихся условиях окружающей среды. В ОФ целесообразность производства следует рассматривать (анализировать) по отношению ко всем подсистемам, процессам и элементам, согласно указанным выше принципам.

В отношении Потребителей, как «элементов» ОФ, их организмов имеет место целесообразность по отношению к организменным потребностям и к общественно полезному развитию «элементов». В физически цельных организмах распределение питательных веществ обеспечивает необходимую функциональность клеток и органов, систем.

В человеческих ОФ распределение начиналось как общественно целесообразное по наблюдаемым функциональным затратам (в противном случае они погибали).

В дальнейших процессах АСГ, с развитием обменных процессов и товарно-денежных отношений, распределение всё более осуществлялось по целям производителей и посредников (купцов и первых спекулянтов)2.

6. Принцип целевой мобилизации. Всем живым организациям свойственны процессы концентрации энергии, определенных веществ и их потоков в направлении достижения состояния (рассматриваемого как цель), обеспечивающего движение (состояние) относительно окружающей среды как адаптацию, направленную на самосохранение или как потребляющее движение.

Этот принцип хорошо виден как в индивидуальном существовании организмов, так и в стайном, в общественном. В стаях и сообществах наблюдается и концентрация тел организмов с целью единения движений (усилий), защитных свойств.

В человеческих формациях («человек берет начало» от определенного уровня развития мышления) с определенной стадии развития возникли также процессы мобилизации индивидуального и коллективного сознания (Советы опытных индивидов).

7. Принцип планомерного, программируемого развития. Этот принцип реализуется в природных живых организациях посредством генотипных информационных средств, а на высоких эволюционных уровнях и посредством так называемых процессов научения (обучения), средств памяти.

В человеческих общественных формациях, как самовоспроизводящихся посредством носителей общественного сознания, процессы планирования и программирования были инициированы человеком и получили развитие, оснащение языковыми, письменными и
прочими средствами через интеллектуальное развитие самого человека и искусственных специализированных средств.

Перечисленные выше принципы хорошо видны и в современном человеке, как высшем разумном организме, автономном деятеле и общественно специализированном человеке-гражданине.

Многим ученым видны, думается, и системные аналогии человека и общества как живых систем. То есть сам человек является научно продуктивной системной моделью квазиидеальной ОФ. Как известно, в 19-ом веке рассматривались лишь биофизические и некоторые функциональные аналогии, составившие концепции «органицизма» (Спенсер, А. Шеффле и др.).

Действие всех представленных выше принципов хорошо видно в истории человечества, особенно в новейшей истории России-СССР.

Сопоставление этих системных принципов, всеобщих и объективно необходимых системных комплексов живых организаций, - выявленных в живой природе и выверенных эволюцией, с историческими сведениями о развитии человеческих общественных формаций и современными их состояниями позволяет сделать глубокие выводы цивилизационного характера.

Главным из них видится следующий.

Человеческие общественные формации получили эволюционное «предписание» совершенствоваться в качестве живых организаций (метасистем) посредством не только конкурентного развития, но и самопознания, информационного самоотражения.

Конкурентное развитие, по известным причинам, стало доминирующим и привело к разрушительным войнам, к современному состоянию формаций.

Политика определяла экономику и становилась затем её «концентрированным выражением», образовывалась замкнутая система с политэкономическим целеполаганием. В то же время естественные потребности, потребности конкурентной борьбы способствовали развитию научного познания, а человеческие лишения и беды – развитию научно-философского самопознания. Стали появляться различные учения о более совершенном обществе.

Предельные для 19-го века научно-исторические обобщения Маркса и Энгельса в наибольшей степени приблизили, как теперь понимается, осознание модели «целесообразного («коммунистического») общества будущего». Её политическая реализация в России имела известные теперь «промахи» и беды, но в то же время показала высокие преимущества использования системных принципов (реализованных в марксистском и интуитивно-политическом их понимании).

Системные комплексы и сверхсистемные свойства «элементов» («кадров», структурно-функциональных Единиц) суперобщества системного характера наиболее ярко проявились в СССР, в течение Великой Отечественной войны и в реализации последующих великих проектов.

Однако действительно научная методология познания (и эффективного проектирования) сложных и сверхсложных организаций, к которым относятся живые организации, человек и общество (в своем жизнедеятельном содержании) появилась лишь во второй половине 20 века.

Но, ввиду существенной функциональной неадекватности политически активных элит и ангажированности приближенных ученых, она не использовалась в реальной политике3.

Таким образом, в современный период следует осознать объективную необходимость интеллектуальной мобилизации высших структур общественного сознания и системного мышления для системной интеграции адекватных знаний, служащих проектированию реорганизационных процессов (переходов) к наиболее целесообразной тотальной организованности, к тотальной общественной целесообразности4.

К этому призывает сама практика всеобщего кризисного развития, демонстрирующая фундаментальное значение системных комплексов, прежде всего хорошо понятных систем адаптации.

Кратко (конспективно) рассмотренная здесь системность антропосоциогенеза, частично исследуемая многими учеными, видится научно и политически актуальной в поиске общественно прогрессивных концептуальных решений, поэтому представленные суждения логично завершить призывом к интеллектуальной мобилизации ученых – гуманитариев, обществоведов на базе научно-философского наследия (отечественного характера) и системной методологии.

Примечания

1 Автор начал заниматься рассматриваемой тематикой с начала 90-х годов, под влиянием известных политических и социально-экономических потрясений («вызовов», по А. Тойнби).

2 С ростом человеческих ОФ они всё менее осознавались индивидами в качестве семейно-цельных. На почве накопления средств существования начинался рост и доминирование индивидуальных интересов. Системный анализ развития способов и систем распределения в экономическом развитии человечества, особенно в новейшей истории, в российской истории и в СССР видится научно значимым и актуальным.

Общественно целесообразные и эффективные системы сохранения и общественно полезного развития функциональности СФЕ, достигнутые в развитии СССР видятся наиболее адекватными фундаментальным системным закономерностям (особенно в сравнении с современными, в России и других странах). Внезапно, но закономерно, возникшая эпидемия коронавируса «протестировала» не только системы адаптации ОФ, но и системы производства и распределения, центральный комплекс управления по критерию общественной целесообразности.

3 В этом плане полезно ознакомиться с развитием системных исследований в СССР через мемуарные книги Гвишиани Д.М. и ежегодное издание «Системные исследования» (см. библиотеку в библиографических ссылках).

4 Вспоминается отзыв рецензента на мою статью о понимании «стоимости» и «ценности» (по поводу нового перевода 1-го тома «Капитала»), предложенную одному из журналов по теоретической экономике. Относительно моего центрального понятия «общественная целесообразность» рецензент заявил - такого термина в теоретической экономике нет! Думается, он произнес, по сути, теоретический приговор используемой экономике.


А.И. Васильев


***


Источник и Литература.

Tags: СССР, нравственность, общество, система, совесть, среда, управление, человек, этика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments