ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Учение о ноосфере для широкого круга читателей (2/3)

(***)

В.И. Вернадский – основоположник учения о ноосфере

...В формировании идеи о ноосфере важнейшую роль сыграл Владимир Иванович Вернадский (1863 – 1945). Оценка значения Вернадского в научном мире весьма высока, его имя по праву стоит в ряду создателей науки ХХ века рядом с Альбертом Эйнштейном и Нильсом Бором.

Николас Полунин (Великобритания) и Жак Гриневальд (Швейцария) писали: «Возникает вопрос: не следует ли нам очень серьёзно задуматься о вернадскианской революции, как термине охватывающем его широкую концепцию, которая может эффективно привести к прогрессу в образовании, касающемся окружающей среды, и, в итоге, к прогрессу в благополучии мира… Это новый объект для приложения усилий мирового научного сообщества».25

О планетной роли человечества В.И. Вернадский стал размышлять ещё в 1880-х годах. Будучи ещё студентом выпускного курса университета, Владимир Вернадский в докладе в Студенческом научно-литературном обществе в декабре 1884 г. говорил соотношении живой и неживой материи и поставил вопросы, которые решал всю жизнь.

Важный этапом в становлении научного мировоззрения Вернадского стало его участие в Полтавской экспедиции, которую возглавлял его учитель Василий Васильевич Докучаев (1846 – 1903), создавший учение о почве, как о целостном природном теле.

Вернадский писал о нём: «По складу своего ума Докучаев был одарен совершенно исключительной пластичностью воображения; по немногим деталям пейзажа он схватывал и рисовал целое в необычайно блестящей и ясной форме.



Каждый, кто имел случай начинать свои наблюдения в поле под его руководством, несомненно испытывал то же самое чувство удивления, какое помню и я, когда под его объяснениями мертвый и молчаливый рельеф вдруг оживлялся и давал многочисленные и ясные указания на генезис и на характер геологических процессов, совершающихся и скрытых в его глубинах»26.

Докучаев писал, что есть «…генетическая, вековечная, всегда закономерная связь, какая существует между мёртвой и живой природой, между растительным, животным и минеральным царствами, с одной стороны, человеком и даже его духовным миром, с другой».27

Известный историк науки, Лоренс Грэхем обратил внимание на то, что эта «точка зрения предвосхищает понятие “биосферы“ русского геолога Владимира Вернадского. Немногие западные интеллектуалы сейчас знают, что термин “биосфера“, играющий столь большую роль в современной экологической мысли, имеет российское происхождение и почти никто не разглядел один из его корней в докучаевском почвоведении».28

В.И.Вернадского позиция учителя, которую он всецело разделял, вдохновила на новые размышления и мировоззренческие обобщения. Собственно отсюда и начинается его учение о ноосфере, пролегоменами к которому стали, созданные также под влиянием Докучаева новые науки: геохимия и биогеохимия.

Об этом Вернадский пишет: «…в Московском университете сложилось своеобразное течение в минералогии, приведшее к созданию геохимии, как науки, изучающей историю атомов в земной коре, в отличие от минералогии, изучающей в ней историю молекул и кристаллов, и к биогеохимии – науке, изучающей жизнь в аспекте атомов»

В начале ХХ века В.И.Вернадский прочёл лекции «О научном мировоззрении», в которых он поставил ряд научно-методологических вопросов и впервые сказал о космической роли человечества.

Он говорил: «…в области этих наук [химических и геологических – авт.] есть некоторые более основные проблемы, есть учения и явления, есть коренные методологические вопросы, есть, наконец, характерные точки зрения или представления о Космосе, которые неизбежно и одинаковым образом затрагивают всех специалистов, в какой бы области этих наук они ни работали».

И далее – «… тысячи фактов давно подавляющим образом отразились на мировоззрении исследователей природы, вылились в разные формы, из них сложилась идея и сознание единства природы, чувство неуловимой, но прочной и глубокой связи, охватывающей все её явления – идея Вселенной, Космоса»29. Затем В.И.Вернадский обратился к анализу работ И.Канта, связанных с естественными науками – географией и космологией.

В 1903 г. он выступил с докладом «Кант и естествознание»30, в котором говорил: «Оригинальность его научной работы заключается в том, что он применял одновременно как обобщения Ньютона, так и понятие времени к разнообразным конкретным явлениям природы в об области неорганических наук – в астрономии, геологии, физической географии».

Великой заслугой Канта в области естествознания Вернадский считал космогоническую гипотезу. Кантовское наследие было одним из источников энциклопедизма Вернадского, дававшего ему опору при разработке идеи ноосферы.

В работах по геохимии 1912 г. он отмечал роль живых организмов в изменении химического состава поверхности Земли. Для существования жизни выделяются три условия наличие жидкой воды, солнечного излучения и границы раздела фаз. Вода является основным компонентом живых существ. Солнце – вселенским источником энергии, на границе фаз протекает большинство биохимических процессов.

Главную роль в преобразовании солнечного излучения играют растения. Таким образом В.И.Вернадский стал первым исследовать жизнь как единое целое, как «живое вещество», характеризующееся весом, химическим составом, энергией и геохимической активностью.

Уже в 1913 г. он совершенно определенно, кратко, но чётко и содержательно охарактеризовал геохимическую деятельность человечества:

«В последние века появился новый фактор, который увеличивает количество свободных химических элементов, преимущественно газов и металлов, на земной поверхности. Фактором этим является деятельность человека»31.

В своих воспоминаниях Вернадский писал: «...в 1916 году и позже передо мною стала необходимость ясно установить моё философское мировоззрение. Ибо в это время я подошел к научным проблемам, имеющим по существу, помимо большого научного значения, не меньшую философскую значимость – к биогеохимическим процессам, к положению жизни на нашей планете, к её влиянию на геологические, главным образом, геохимические процессы, к механизму биосферы»32.

Во время разрухи, в мае 1921 г., В.И.Вернадский сделал доклад в Петроградском доме литераторов «Начало и вечность жизни»33. В нём в общей форме была высказана новая парадигма, которая представляла собой ответ на вопрос, поставленный в его студенческой работе почти сорокалетней давности: одними и теми же законами управляется живое и неживое, или разными?

Ответ был нетривиальным: эти законы различны, но их различие необходимо для существования и устойчивости всего строя мироздания. Значительно позже к сходным представлениям пришел Нильс Бор, выдвинув концепцию «дополнительности» живого и неживого.

В зимний семестр 1922/1923 г., читая лекции по геохимии в Сорбонне, Вернадский впервые обосновал идею о том, что человечество стало самостоятельной геологической силой, влияние которой на перемещение элементов в географических оболочках Земли огромно.

Вернадский понимал идею ноосферы, как научную категорию, отражающую качественно новый и закономерный этап эволюции биосферы, в котором совокупный человеческий разум овладевший новыми формами энергии и новой техникой, становится фактором, воздействующим на циклы функционирования биосферы (углеродный цикл, кислородный цикл и другие геохимические циклы, цикл воспроизводства почвы и т. д.).

Ключевой идеей, лежащей в основе теории ноосферы, является то, что человек не является самодостаточным существом, живущим отдельно от биосферы, он существует внутри природы и является частью её.

Это единство обусловлено,
прежде всего, функциональной неразрывностью окружающей
среды и человека, к которому Вернадский подходил как биогеохимик.

Человечество само по себе есть природное явление и естественно, что влияние биосферы сказывается не только на образе жизни, но и на образе мысли. Культурная биогеохимическая энергия, быстро возрастая в историческое время, становится основной, характерной формой геохимической энергии человеческого организма, резко отличающегося в этом от других живых организмов.

«Этот рост связан, возможно, с ростом самого разума, но главным образом с уточнением и углублением его использования, связанным с сознательным изменением социальной обстановки, и, в частности, с ростом научного знания».34

Уже в 1922 году он говорил о возможности использования атомной энергии: «Недалеко время, когда человек получит в свои руки атомную энергию, такой источник силы, который даст ему возможность строить свою жизнь, как он захочет. Это может случиться в ближайшие годы, может случиться через сто лет. Но ясно, что это должно быть.
Сумеет ли человек воспользоваться этой силой, направить ее на добро, а не на самоуничтожение? Дорос ли он до уменья использовать ту силу, которую неизбежно должна дать ему наука? Ученые не должны закрывать глаза на возможные последствия их научной работы, научного процесса. Они должны себя чувствовать ответственными за последствия их открытий. Они должны связать свою работу с лучшей организацией всего человечества».35

В работе «Автотрофность человечества» он писал, что автотрофность – это важная цель эволюции человека. В.И.Вернадский сформулировал положение, согласно которому в растении солнечная энергия «перешла в такую форму, которая создаёт организм, обладающий потенциальным бессмертием, не уменьшающим, а увеличивающим действенную энергию исходного солнечного луча»36.

В 1931 г., вспоминая парижские беседы с Пьером Тейяром де Шарденом и Эдуаром Ле Руа он снова обращался к работам А.Бергсона о «творческой эволюции». В статье «Изучение явлений жизни и новая физика» В.И.Вернадский, хотя и не употреблял термин «ноосфера», но подразумевал его и рассматривал пространство-время как «единое всеобъемлющее естественное тело».

«Время Бергсона есть время реальное, проявляющееся и создающееся [выделено В.И.Вернадским – авт.] в процессе творческой эволюции жизни. Время идет в одну сторону, в какую направлены жизненный порыв и творческая эволюция. Назад процесс идти не может, так как этот порыв и эволюция есть основное условие существования Мира. Время есть проявление – созидание творческого мирового процесса».37

Человек есть явление природы, следовательно, и время, им продуцируемое есть явление природы – так понимал Бергсона Вернадский, и это явилось вторым после Ньютона решающим шагом в создании нового мировоззрения, уже не механического и не физикалистского, а натуралистического, в который включается живая природа во главе с человеком. Если Бергсон источником времени считал внутреннее психологическое или интуитивное движение, то Вернадский распространял это положение на весь живой мир.

В 1937 г. Вернадский говорил: «Создание ноосферы из биосферы есть природное явление, более глубокое и мощное в своей основе, чем человеческая история.

На смену стихийному процессу взаимодействия природы и общества должна прийти сознательная, планомерная и гармоничная его организация.

Это и есть ноосфера – биосфера, переработанная научной мыслью, подготавливающейся всем прошлым планеты, а не кратковременное и переходящее геологическое явление»38.

Ноосфера, по мнению Вернадского, требует качественно иного подхода к деятельности людей: глобального управления планетарными процессами по единой разумной воле.

Важным условием формирования ноосферы для Вернадского является единство человечества, и это единство как природное явление должно пробивать себе путь несмотря на социальные и межнациональные противоречия и конфликты. Учёный видел это в создании общечеловеческой культуры, сходных форм научной, технической и бытовой цивилизации и объединении всех частей Земли с помощью технических средств.

В 1944 г. на склоне жизни, в тяжелые для России военные годы, Вернадский послал Сталину свою статью «Несколько слов о ноосфере». Он надеялся опубликовать её в газете «Правда», но политическими инстанциями его идеи восприняты не были, и статья была опубликована в журнале «Успехи биологических наук». Эта статья выражает кредо Вернадского в области учения о ноосфере и может считаться его научным завещанием.

В.И. Вернадский писал: «Человечество как живое вещество неразрывно связано с материально-энергетическими процессами определенной геологической оболочки земли с ее биосферой. Оно не может физически быть от нее независимым ни на одну минуту. (…)

Младшие современники Ч.Дарвина – Д.Д.Дана (1813 – 1895) и Д.ЛеКонт (1823 – 1901), два крупнейших североамериканских геолога (а Дана к тому же минералог и биолог), выявили еще до 1859 года эмпирическое обобщение, которое показывает, что эволюция живого вещества идет в определенном направлении.

Это явление было названо Дана “цефализацией“*, а Ле-Контом “психозойской эрой“. (…) К сожалению, в нашей стране особенно, это крупное эмпирическое обобщение до сих пор остается вне кругозора биологов (…) благодаря мощной технике и успехам научного мышления, благодаря радио, телевидению человек может мгновенно говорить в любой точке нашей планеты с кем угодно. Перелеты и перевозки достигли скорости нескольких сотен километров в час, и на этом они еще не остановились.


* Неоспоримой заслугой В.И.Вернадского является то, что он обратил внимание учёных на идею «цефализации» – увеличение роли нервной системы и мозга в процессе эволюции.


Все это результат “цефализации“ Дана (1856), роста человеческого мозга и направляемого им труда. (…) В геологической истории биосферы перед человеком открывается огромное будущее, если он поймет это и не будет употреблять свой разум и свой труд на самоистребление. (…) Ноосфера – последнее из многих состояний эволюции биосферы в геологической истории – состояние наших дней. Ход этого процесса только начинает нам выясняться из изучения ее геологического прошлого в некоторых своих аспектах.

Сейчас мы переживаем новое геологическое эволюционное изменение биосферы. Мы входим в ноосферу.

Мы вступаем в нее – в новый стихийный геологический процесс – в грозное время, в эпоху разрушительной мировой войны. Но важен для нас факт, что идеалы нашей демократии идут в унисон со стихийным геологическим процессом, с законами природы, отвечают ноосфере. Можно смотреть поэтому на наше будущее уверенно.

Оно в наших руках. Мы его не выпустим» 39

Ф.Т.Яншина40, исследовательница трудов В.И.Вернадского, выявила в них ряд положений, характеризующих условия формирования ноосферы планеты Земля.


  1. заселение человеком всей планеты;

  2. резкое преобразование средств связи и обмена информацией;

  3. усиление связей между странами Земли;

  4. начало преобладания геологической роли человека над другими геологическими процессами, протекающими в биосфере;

  5. расширение границ биосферы и выход в космос;

  6. открытие новых источников энергии:

  7. равенство людей всех рас и религий;

  8. усиление роли народных масс в решении вопросов внешней и внутренней политики;

  9. свобода научной мысли и научного поиска от политических и религиозных влияний.

  10. эффективная система народного образования и жизнеобеспечения, ликвидация голода и нищеты, сведение болезней к минимуму;

  11. разумное преобразование природы Земли с целью сделать её способной удовлетворить материальные, эстетические и духовные потребности растущего населения;

  12. исключение войн из жизни общества.

Условия 1 – 6 можно считать выполненными. На Земле не осталось мест, недоступных для человека. Более того, человек вышел в космос, благодаря чему появилась общепланетная сеть независимых коммуникаций – интернет, а также новые средства передачи и переработки информации – мобильная связь и компьютеры, средства усиления интеллектуальных возможностей человека.

Объем горных пород, извлекаемых из глубин Земли всеми шахтами и карьерами мира почти в два раза превышает средний объем лав и пеплов, выносимых ежегодно всеми вулканами Земли; космос стал привычной ареной серьёзных проектов; возникают мощные международные общественные и политические структуры, способствующие объединению человечества.

Человеку стали доступны новые источники энергии. Атомная энергия – яркий пример, являющийся в то же время грозным предупреждением человечеству в его современном состоянии.

Выполнение условий 7 – 12 пока что далеко от осуществления.

Именно здесь будут протекать основные процессы, связанные с формированием ноосферы – в первую очередь, воспитание «человека действительно разумного», «homo noosphericus», осознавшего своё место и назначение во Вселенной и умеющего быть повелителем, а не рабом своих животных потребностей

К ним относятся не только питание и секс, но также властные амбиции и агрессия. С точки зрения науки – это наследие биологических инстинктов, связанных с иерархическим положением в стае, усугублённое чисто человеческим качеством – сознанием своей смертности. Их преодоление – трудная, но очень важная задача на данном этапе эволюции ноосферы.

К сожалению, сегодня именно эти биологические качества, для многих деятелей политики и бизнеса являются главными двигателями их жизни. Тем не менее, нет оснований для пессимизма. Несмотря на все трагедии, вектор развития ноосферы остаётся неизменным.

Объединённое человечество будет способно преодолеть все «глобальные» кризисы, когда научится согласовывать свою деятельность с требованиями Разума.

Вернадский говорил о том, что научное мировоззрение должно быть открыто для конструктивного диалога с религиозным мировоззрением (что было неприемлемым для ортодоксов диалектического материализма), но требует, чтобы и другая сторона относилась к диалогу с уважением. «Как христианство не одолело науки в её области, но в этой борьбе глубже определило свою сущность, так и наука в чуждой ей области не сможет сломить христианскую или иную религию, но ближе определит и уяснит формы своего ведения», – писал учёный41.

Позиция В.И.Вернадского, исходящая из того, что наука, религия и философия суть три независимые формы разума, каждая из которых предназначена для решения своих задач, плохо вписывалось в рамки «единственно верного» учения диалектического материализма.

Идеи В.И.Вернадского стали доступны отечественным исследователям лишь, начиная с 1960-х годов.

Его главное сочинение, связанное с ноосферной проблематикой, «Научная мысль, как планетное явление», написанное в 1936 г., полностью было издано только в 1988 г. В целом учение Вернадского даёт основу для понимания того, что человек представляет собой явление космическое, а не только социальное, как это утверждалось последователями марксизма-ленинизма.

(***)

П.Тейяр де Шарден и Э.Ле Руа

В 1922/23 гг В.И.Вернадский в Сорбонне прочёл курс лекций по биогеохимии. Мысли В.И.Вернадского, изложенные им в этих лекциях, вызвали глубокий интерес двух друзей. Одним из них был французский учёный-натуралист, священник, член ордена иезуитов Пьер Мари Жозеф Тейяр де Шарден (1881-1955), а вторым – его друг Эдуар Ле Руа (18701954), философ и математик42, представитель «католического модернизма», осуждённого Пием X в 1907 году в Энциклике «Pascendi dominici gregis».

Тейяр де Шарден общался в Вернадским во время его пребывания в Париже в середине 1920-х годов и обсуждал его идеи со своим другом.

Лекции В.И.Вернадского, изданные в Париже в 1924 г., дали новый импульс Ле Руа и Тейяру...

(***)

...Идея эволюции является для Тейяра центральной, но он не сводит её к Дарвиновскому естественному отбору, а видит в ней внутреннюю, духовную составляющую, вводя понятие «радиальной энергии», ведущую эволюцию к более совершенным формам живых существ, а не только «тангенциальную энергию», связанную с приспособлением к условиям среды.
Он видит тупики эволюции – в современной теории эволюции их называют вслед за А.С.Северцовым48 «идиоадаптацииями» – но акцентирует внимание на тех линиях, которые ведут к цефализации и гоминизации («ароморфозы», по А.С.Северцову). Здесь «от одного зоологического пласта к другому что-то безостановочно рывками развивается и возрастает в одном и том же направлении. И это – наиболее физически существенное на нашей планете»49. Ноосфера в понимании П.Тейяра де Шардена представляет собой качественно новое состояние сознания, которое образует особую сферу духа, «мыслящий пласт», покрывающий Землю.

Подобно биосфере, это – ещё одна земная оболочка, покров, разворачивающийся «над миром растений и животных – вне биосферы и над ней»50. Это единая мыслящая оболочка, в которой множество индивидуальных мыслей группируется и усиливается в акте единого мышления. Ноосфера, следовательно, не простая сумма индивидуальных рефлектирующих сознаний людей, а качественно новый сверхиндивидуальный феномен, охватывающий целиком всё человечество.

Она не тождественна простой совокупности разумов отдельных индивидов (история неоднократно показывала, что наличие разума у человека не означает, что человечество в целом действует разумно). Ноосфера, как целое, больше, чем простая сумма образующих его элементов.

Мир, согласно концепции Тейяра де Шардена, постоянно находится в процессе изменения, развития от простого к сложному, от низшего к высшему.

Он отмечал также взаимосвязь количественных и качественных изменений и считал, что появление нового качества нельзя объяснить, если не ввести в естественную историю понятия «скачка» как критической точки изменения состояний, через который последующий этап эволюции отрицает предшествующий.

В понимании Тейяра де Шардена, возникновение ноосферы является продуктом процесса «гоминизации» – выделение из мира животных самого человека и собственно человеческого мира, его истории. Гоминизация (очеловечивание) – это великий скачок планетарного развития, как и произошедшая до этого «витализация» (животворение) материи, связанная с возникновением жизни.
Гоминизация проявляется в возникновении специфически человеческих реальностей, в одухотворении естественного, физического и органического мира и появлении искусственных – моральных, юридических и эстетических – реальностей, которые определяются новыми «структурными законами ноосферы».

Гоминизация – важнейший момент эволюции биосферы. Тейяр де Шарден в своей концепции ноосферы определил в качестве главной движущей силы внутренний источник разума – рефлексию, способность сознания «сосредоточиться на самом себе и овладеть самим собой как предметом» мысли, «способность уже не просто познавать, а познавать самого себя; не просто знать, а знать, что знаешь»50.

Человек, охватывая своим рефлексирующим разумом не только себя, но и всю окружающую его Природу, становится средоточием Вселенной, приступившей с его помощью к осознанию самой себя.

Если для Вернадского Космос – это, прежде всего, Вселенная как предельное выражение всей Природы, постигаемой естествознанием, то для Тейяра де Шардена Космос – вещественно-энергетическое выражение активного, творящего и организующего Божественного Начала, охватывающего творимый Им мир.

Тейяр де Шарден основным началом в мире считал силы синтеза, обозначенные им как «плазматическая роль живой психеи». Показав возможности развёртывания ноосферы, Тейяр де Шарден связал её будущее в духе христианских традиций с Богом, который в его концепции получает имя «Точка Омега». Эволюция ноосферы у Тейяра де Шардена имеет конечной ступенью теосферу – преображенный и пронизанный Божественными Энергиями мир. Духовное объединение человечества – движущая сила ноосферы.

В этом пункте суммируется и собирается в своём совершенстве и своей целостности большое количество сознания, постепенно создаваемого на Земле ноогенезом. Автономность, наличность, необратимость и, в конечном счёте, трансцендентность – таковы атрибуты «точки Омега», являющейся центром и целью эволюции универсума.

Такой акцент в трактовке ноосферы кажется неприемлемым для воспитанных в СССР материалистов. «Введение финалистского звена выражает решительный переход к идеализму католически ориентированной теологии»51 – писал, например, академик РАМН В.П.Казначеев. Но и ревностные католики не спешили принять концепцию Тейяра. Она была в 50-х годах отвергнута католической Церковью примерно по тем же причинам, по которым не желают принимать теорию эволюции современные «креационисты».

Доводы противников Тейяра были весьма сходны с теми, которые привели в своё время к осуждению Галилея. По их мнению, признание акта творения, растянутого на миллиарды лет, признание сходства строения человеческого тела с телами животных (а оно прослеживается на всех уровнях, вплоть до молекулярного), затрагивает догматические утверждения Церкви.

Но отказ от научного мировоззрения свидетельствует скорее о слабости веры таких «ортодоксов». Проблема христианского осмысления эволюции Вселенной и биологической эволюции очень важна для конструктивного диалога между наукой и религией. А современным учёным отнюдь не вредно разбираться в богословских проблемах, связанных с глубочайшими вопросами бытия, мимо которых позитивисты проходят с пренебрежением. Римо-католическая Церковь в конце концов согласилась с допустимостью принимать идеи Тейяра52 – будем надеяться, что это произойдёт и с нашими «креационистами».

Роль свободной энергии в эволюции биосферы и ноосферы

Утверждение термодинамики о том, что все процессы во Вселенной определяются деградацией свободной энергии, в соответствии со Вторым Началом термодинамики и теория биологической эволюции, свидетельствующая о росте организованности в развитии живого мира, явно находились в вопиющем противоречии.

В 80-е годы ХХ века стали весьма популярными представления о том, что новая наука «синергетика» снимает это противоречие. Название этой науке дал Герман Хакен в курсе его лекций прочитанных в 1969 г., изложивший основные идеи новой науки в 1977 г. в книге «Синергетика»53.Важные результаты, связанные с самоорганизацией физических систем, были получены в работах по термодинамике необратимых процессов, начало которой положено в трудах Л.Онзагера (1931). Это направление было развито в Брюсселе, в научной школе54, которую основал родившийся в России учёный Илья Рувимович Пригожин*, получивший за свои работы Нобелевскую премию по химии в 1977 г.


* Заметим, что сам И.Р.Пригожин не любил термина «синергетика» и редко употреблял его, предпочитая говорить о «диссипативных структурах».


Но проблема, связанная с существованием очевидного противоречия между процессами эволюции и деградации волновала мыслящих учёных задолго до работ Хакена и Пригожина.

Одним из первых обратил на неё внимание Сергей Александрович Подолинский (1850–1891) – врач, физик и неординарный мыслитель, значение работ которого было осознано только во второй половине 20-го века. В 1880 году была опубликована важная для понимания термодинамики ноосферы работа С.А.Подолинского «Труд человека и его отношение к распределению энергии»55

Его по праву можно считать «предтечей В.И. Вернадского в энергетической трактовке эволюции природы и общества».56

В.И.Вернадский заинтересовался его работами во время пребывания в Сорбонне в 1923 году: «Очень любопытен Подолинский. Он меня давно интересует. Его энергетическая постановка, не понятая Марксом и Энгельсом, во многом новая. Он – один из предшественников и новаторов»57

С.А.Подолинский первым заявил о возможности автотрофности человека и о возрастании в ходе истории роли умственной деятельности человечества, как целого. Вернадский особо отметил заслугу Подолинского, который существенно развил представления творцов термодинамики (Р.Майера, У.Томсона, Г.Гельмгольца) об энергетическом отличии живого от мертвого: «рано умерший С.А.Подолинский понял все значение этих идей и старался их приложить к изучению экономических явлений» (ibid., c.220).

Он искренне пытался усовершенствовать экономическую теорию Маркса, но реально его труд стал физическим основанием не марксовой теории прибавочной стоимости, а свидетельством в пользу экономических идей «физиократов». В 1880 году через П.Лаврова он познакомился с Марксом, и тот внимательно прочитал его труды.

Из переписки Маркса с Энгельсом по поводу работ С.А.Подолинского следует, что Ф.Энгельс не понял главной идеи С.А.Подолинского (а возможно, он почувствовал её опасность для теории прибавочной стоимости К.Маркса). Ф.Энгельс писал К.Марксу: «По моему мнению, совершенно невозможно выразить экономические отношения в физических мерах»58. Главный вывод С.А.Подолинского состоит в том, что на планете, при постоянном притоке энергии от Солнца, «под влиянием труда человека и домашних животных… (происходит) … увеличение бюджета превратимой энергии на земной поверхности». Эти идеи находятся в прямом соответствии с мыслями Вернадского: «Живое вещество (…) является самой большой силой в биосфере и определяет, как мы увидим, все идущие в ней процессы и развивает огромную свободную энергию, создавая основную геологически проявляющуюся силу в биосфере»59.

Идеи Вернадского и Подолинского сходны также с идеями, которые развивал в начале ХХ века русский физик-теоретик Николай Алексеевич Умов (1846 – 1915), определяя фундаментальное свойство организованной материи – основной признак её существования – как «стройность», предполагал наличие закона, выражающего, как сказали бы сегодня вслед за Э. Шредингером, «негэнтропийное», возрастание «стройности» в природе, обусловленное процессами жизни.

Происходящее в ходе эволюции живого вещества – организованной материи – увеличение «стройности» в мире, по существу, есть рост его организованности. При этом Умов связывал внешние проявления «стройности» с психическими проявлениями: сознательная деятельность человека принималась им направленной «на борьбу с нестройностью... на создание новых стройностей»60.

Тогда же Умов писал: «человек должен в интересах возможности своего существования творить для себя вторую природу, удобную для его жизни.

Непрерывная эволюция человека связана с безостановочной эволюцией и второй природы». Исключительные по важности идеи в этом плане, связанные с фундаментальным термодинамическим отличием живого от неживого высказал Эрвин Симонович Бауэр (1890 - 1938). Судьба этого замечательного учёного трагична и очень характерна для многих романтиков, увлекшихся идеями марксизма и «научного социализма». В 1925 г. он со своей женой приехал из Венгрии в СССР по приглашению, в надежде служить этим идеям.

В 1930 г. Э.С.Бауэр издал на русском языке книгу «Физические основы в биологии», а в 1935 г. вышел в свет главный труд Э.С.Бауэра «Теоретическая биология»61.

Бауэр стал первым учёным в мире, осознавшим значение термодинамических особенностей живой материи для понимания прогрессивной эволюции (о механизмах которой до сих пор идут разнообразные споры), приводящей к появлению существа, наделенного Разумом.

Об отношении к Э.С.Бауэру его современников хорошо говорит надпись, которую сделал на своей книге, подаренной Бауэру, великий русский физиолог А.А.Ухтомский: «Эйнштейну в биологии».

Бауэр предложил термодинамический принцип, определяющий кардинальное отличие живой материи от неживой – «Принцип Устойчивого Неравновесия», который был сформулирован им так:

«Все и только живые системы никогда не бывают в равновесии и постоянно совершают работу против равновесия, требуемого внешними условиями».

Из этого принципа Бауэр логически выводит все важнейшие характеристики живой материи – обмен веществ, раздражимость, эволюции. Его идеи оказались полезны и для понимания процессов регенерации, старения и канцерогенеза. Для теории ноосферы очень важной является лемма, выводимая из основного «принципа устойчивого неравновесия», утверждение, которое Бауэр назвал «Принцип возрастания внешней работы».

Этот принцип даёт основу для понимания прогрессивной эволюции, ведущей к цефализации, он очень важен для понимания хода эволюции, приведшей к появлению Разума и возникновению Ноосферы.

«Принцип устойчивого неравновесия» не позволяет считать «диссипативные структуры» Пригожина адекватными моделями живых клеток.

Дело в том, что при выключении внешнего источника энергии диссипативные структуры теряют устойчивость и распадаются, в то время как у живых систем недостаток притока энергии приводит к повышению их активности за счёт избыточной свободной энергии в них.

Бауэр был арестован и расстрелян в 1938 году, и его работы до сих пор, к сожалению, мало известны, хотя и были несколько раз переизданы в 1990-е годы. Современным теоретикам ноосферы стоит обратить пристальное внимание на идеи Э.С. Бауэра, дающие возможность построить мост между гуманитарными и естественнонаучными подходами к теории ноосферы, между историей и эволюцией...


Б.Г. Режабек


***

Источник: полный  текст монографии и примечания здесь.
.

Tags: Россия, биология, бог, география, духовный, история, космос, наука, ноосфера, общество, планета, природа, система, физика, философия, человек, эволюция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments