ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Военный дневник. Сталинградская битва

Наше Движение имени «Антипартийной группы 1957 года» у так называемых «серьезных историков» не котируется.

Движение имени «Антипартийной группы 1957 года»Взять, к примеру, нашу позицию по потерям СССР в Великой Отечественной войне.

Мы утверждаем, что реальное число потерь в войне составляет 7 миллионов человек (включая потери гражданского населения), а числа в 20 миллионов, 27 миллионов, 42 миллиона и т. д. – гнусная ложь поздних политических деятелей и их придворных, призванная очернить имя Сталина и его сподвижников (позже – также ВКП(б) в целом), необходимая для обоснования нехитрого объяснения победы СССР в войне – дескать, завалили трупами.

Мы утверждаем, что потери СССР в войне были существенно ниже потерь Германии. Приводим многочисленные доказательства нашей правоты: например, интервью И.В. Сталина газете "Правда" от 14 марта 1946 года.

Нашу позицию «серьезные историки» игнорируют. Чаще всего они делают вид, что нас с нашей позицией не существует на свете. Те из них, что поглупее, пытаются спорить с нами.

Часто мы слышим сомнения в правдивости Сталина в его интервью «Правде». Дескать, занизил тиран наши потери по каким-то там политическим мотивам. Видимо, хотел скрыть от буржуев истинные масштабы потерь, из-за которых страна и ее хозяйство так ослабли, что не вынесли бы нового противостояния с Западом. Ага, настолько ослабли, что к 1947 году восстановили хозяйство до довоенного уровня и отменили карточки, а в 1949 году бомбу испытали.

Не было Сталину нужды преуменьшать  потери.  В контексте того интервью такое преуменьшение вообще неуместно было бы, Сталин именно большими военными потерями и необходимостью избежать такого в будущем объяснял послевоенные меры предосторожности в Европе.

Некоторые не понаслышке знакомые с демографией и статистикой деятели, постигшие тайны экстраполяции трендов и познавшие рассекреченные статистические сборники СССР, строят сложные графики народонаселения, в которых обнаруживают разрыв в 20 миллионов человек, приходящийся на годы войны, и тем самым торжественно провозглашают дорогого Микиту Сергеевича всегда и во всем правым (особенно – в величине военных потерь в 20 миллионов), а Сталина – лгуном.


Эти деятели свято уверены, что в годы войны естественные рождаемость и смертность в СССР оставались прежними, довоенными. Женщины, оставшиеся без ушедших в армию мужей, рожали как ни в чем ни бывало. И голод, болезни, лишения, тяжелая жизнь никак не влияли на людскую смертность. Вы, деятели, за что вы так советских женщин не уважаете? С какой целью косвенные демографические потери за прямые выдаете? Авторитет гения кукурузы хотите поддержать во что бы то ни стало?

Иные историки переходят к частным примерам. Рассказывают про миллионные потери наших войск в котлах, про то, как наши военачальники у немца половину войны только воевать учились. Действительно, куда там быдлу сиволапому до просвещенного европейца в военном искусстве! С черенками от лопат много не навоюешь.

Мы уже приводили пример штурма Кенигсберга (соотношение потерь 10 к одному не в пользу немца). Тут можно возразить – дескать, рейх был уже на последнем издыхании. Так возьмем пример из более раннего периода войны. Сталинградскую битву.

Мы сейчас не станем рассматривать общие цифры. Заметим только, что официальные данные, мягко говоря, не заслуживают доверия. Если хотите – откройте Википедию, согласно ей (и Кривошееву, тот еще историк) в Советской армии из 1.14 млн. бойцов погибли 1.123 млн, то есть почти 99%! Трупами завалили! Через полгода на Курской дуге уже, видимо, одни буряты с монголами воевали – больше никого не осталось.

Мы для подтверждения нашей позиции  по военным потерям поступим так же, как наши оппоненты. Они, как адепты жутких потерь наших войск в войне, любят душераздирающую «окопную правду» про один черенок лопаты на троих. Ну и мы к окопной правде обратимся. Самой что ни на есть.

Самсонов Афанасий Георгиевич, 1921 года рождения. В годы войны – старший лейтенант, командир танко-десантной роты автоматчиков. Участвовал в Сталинградской битве в составе 87 бригады (командир А.В. Егоров) 7 танкового корпуса (командир П.А. Ротмистров). Имел непосредственное отношение к замыканию кольца вокруг группы Паулюса и отражению группы Манштейна. По итогам операции вместе со своим корпусом заработал гвардейский знак, а также получил Красную звезду.

Оставил после себя, кроме комплекта орденов и медалей, небольшой фрагмент личного дневника. Вел он его недолго, всего месяц. Но эти записи и одну из полевых карт он сохранил. Сегодня мы публикуем эти материалы.

За бытовыми подробностями не упустите соотношение потерь! При сильном сопротивлении немцев в обороне – соотношение людских потерь 3 к одному не в их пользу. А взятие хутора Вертячий – это просто избиение: 40 человек потери советских войск, 300 плюс 70 человек пленных – потери немцев. Почти десять к одному!

Помимо этого, внимания заслуживают еще несколько моментов.

Во-первых, миф о немецких «Тиграх», поражавших наши Т-34 с расстояния в 2 километра. При артобстреле с расстояния в километр попасть в движущийся танк крайне проблематично, это явно показывает один из эпизодов перед взятием хутора Кислов.

Во-вторых, по-настоящему жуткое описание освобожденных из плена красноармейцев, живших в землянке из мерзлых трупов своих умерших товарищей. Где-то мы уже такое слышали и читали… Помните кренделя, который говорил, что у него дедушку раскулачили, и он из трупов землянку делал? Все эти плакальщики по жертвам коллективизации и репрессий лишены не только совести, но и воображения, способны лишь приписывать нашим властям фашистские зверства.

Предлагаем вам прочитать этот дневник не просто как любопытный документ о войне, а как свидетельство того, что немца на этой войне лупили нещадно, что все свидетельства о десятках миллионов погибших советских людей – гнусная провокация, направленная на дискредитацию большевистской партии и ее руководителей.

*

Военный дневник. Сталинградская битва

Фрагмент личного дневника старшего лейтенанта Самсонова Афанасия Георгиевича, 27.12.1921 года рождения, командира танко-десантной роты автоматчиков в составе 87 бригады (командир А.В. Егоров) 7 танкового корпуса (командир П.А. Ротмистров).

10 ноября 1942 года.

Получен приказ о расформировании 239 танковой бригады и преобразовании ее в танковый полк № 239. Наш мотострелковый пулеметный батальон в полном составе выбывает на пополнение. Итак, прощай Боголюбово вост. 10 км г. Владимир. В 12:00 прибыли походным маршем в г. Владимир.

Ночь на вокзале. Погрузка идет медленно. Очевидно, не торопятся с отправкой нас на фронт. 11 ноября выехали из Владимира. Состав моей роты 6 офицеров, 3 взвода, т. е. полностью укомплектованная танко-десантная рота автоматчиков, входящая в состав МСПБ.

Едем в сторону Москвы. В пути большие остановки, на отдельных станциях по 2 часа. Проехали станции Колокшу, Ундол, Болдино, Петушки, Покров, Орехово-Зуево, отсюда поворачиваем на юг. 13.11.42 ст. Воскресенск организована выпивка, участвовали ком. минроты лейтенант Гридчин, ком. 1й и 2й роты ст. л-т Краюшкин, и лейтенант Вишняков, зам. комбат капитан Гольтяев. От Воскресенска поворачиваем на юго-восток.

14.11.42. ст. Рыбная. Вечер. Все спокойно. 22:00 бомбежка, абсолютно неожиданный сюрприз, все окна наших товарных вагонов вылетели. Потери в батальоне – 6 убитых, 13 раненых. В моей роте все благополучно. Меня радует поведение людей – полное спокойствие к происходящему. Самолет прошел на бреющем полете, а посему не было ни звука о его приближении. В 23:30 едем на Рязань. Проехали ночью, стояли мало.

15.11.42 г. проехали ст. Стенькино, Старожилово, Кораблино, стояли всю ночь. Все идет хорошо. Утром 16.11.42 под'езжаем к г. Ряжск. Прошли 3 немецких самолета.

17.11.42. Проехали станции Александро-Невская, Зимарово, Богоявленск. Под'езжаем к Мичуринску.

18.11.42. Мичуринск. Организована прекрасная выпивка. Итак, едем в сторону Тамбова на Саратов.

19.11.42. Проехали Тамбов. Уже идем нормальной скоростью. Ходят слухи о том, что остановка Саратов. Вольемся в одну из танковых бригад.


  1. г. Ртищево стоим сутки. Ходим в баню, вечером в кино. Смотрел "Последний табор".

  2. г. Аткарск. Встретил своего солдата по совместному жительству г. Вольске. Кое-что рассказал мне о моих товарищах по оружию 1941 года. Много погибших.

  3. Остановка 6:00 ст. выгрузки Разбойщина не доезжая до Саратова 15 км. Итак, известно: вливаемся в состав 87 танковой бригады 7 танкового корпуса.

Идем маршем на 10ю дачную остановку г. Саратов. Расположение в лесу в землянках.

23.11.44 г. [описка, д.б. 42 г.] усиленно занимаемся с выходами в поле с боевыми стрельбами. Сколачиваю роту действовать с танками. И так идет 6 дней.

28 ноября 1942 г. получен боевой приказ выехать на Сталинградский фронт. Правда, роту немного обновил личным составом. Это уже хуже но ничего. Доучу в бою. Ведь были же случаи когда сегодня дают новых людей и через час их бросаешь в бой. Да! Но это ведь начало войны было, а впрочем люди хорошие, в общем некогда рассуждать.

Едем на фронт. Скорость бешенная. Проезжаем по новой дороге, еще нет нигде станций. Едем на юг мимо Камышина и дальше к Дону. Особо активничает авиация противника, но все благополучно. Без потерь приехали на ст. Иловля. До передовой 7 километров. Выгрузились в 19:30 в течение 35 минут. Чувствуется близость передовой, хорошо слышна пулеметная стрельба. Форсированным маршем идем в станицу Иловлинская. Ночуем. Станица вся разбита, все эвакуировались.

Утро под'ем в 6:00, всех ком. рот созывает комбат капитан Воловой. Итак, получен боевой приказ на сближение с противником. Танки еще не пришли. Мы ехали в первом эшелоне. Маршрут 48 километров вдоль линии фронта в сторону Сталинграда. Маршрут Иловля, х. Колоцкий, раз'езд Алаев, Шишкин, Кузнецов, Качалинская, Паньшино. Идем походным маршем расчлененными взводными колоннами. Дистанция 150 метров.

Итак, Паньшино. Последний пункт, он же исходный пункт для начала боев. Хутор весь разбит. Ночевали в землянках. На утро, т. е. 1 декабря 1942 года, пришли танки. Ждем боевого приказа перейти в наступление.

Вечер 2 декабря. В составе бригады идем вдоль Дона на юг. Завязали бои за хутора Гниловские Верхний и Нижний. Бои не особенно жестокие. Встретили небольшую группу немцев. Потери у меня 2 убитых и 4 раненых.

Подробности боя. Утром 3 декабря 1942 года получили боевой приказ на атаку х. Гниловских с задачей: действуя в составе 2го танкового батальона как танковый десант, ворваться на больших скоростях развернутым боевым порядком на окраину хутора Верхне-Гниловского и закрепиться. В случае, если сопротивление слабое – овладеть хутором.

Аналогичный приказ отдал своим офицерам, увязав свои действия с танками. В 8:00 пошли в атаку, с хода ворвались в хутор и прошли его. На южной окраине по выполнении приказа десантировался и занял оборону. Одновременно правее меня шел 1 танковый батальон в атаку на хутор Нижне-Гниловский с 1-й и 2-й мотострелковыми ротами и с хода овладели ими. Итак, я остался сразу в тылу на 1,5 км от своих частей. Противник оказал слабое сопротивление, преимущественно арт. слабый огонь, у нас подбит 1 танк.

Итоги: 52 человека взяли в плен, из них 38 румын; 24 убитых; 2 автомашины. У нас подбит 1 танк. У меня 2 убитых, 4 раненых. См. схема боя № 1 [отсутствует, см. фрагмент карты из открытых источников].

Вывод. Атака удалась исключительно хорошо ввиду слабой группировки немца, пленные показывают что было 7 орудий и 270 человек пехоты, наши же ввели большие группы танков, что сразу внесли панику в стане п-ка [противника], и вся группа, не ожидая и не завязывая боя, отошла на юг в р-н хутора Кислов. Оставшаяся для прикрытия отхода группа немцев и румын не сумела организовать арт. огня и была нами раздавлена и пленена.

Бой проходил в течении 40 минут. Потери второй группы н-я [наступления] 1 танкового батальона были намного больше, ибо в х. Нижне-Гниловском было организованное сопротивление, но ввиду массовой атаки танков и 2-х рот пехоты были смяты. У них сгорели 2 танка, 1 подбит и около 21 человека выведено из строя. Они уничтожили 4 орудия, 2 немецких танка Т-3  и около 63 человек немцев и румын.

Итак, после закрепления спустя 3 часа я получил приказ сосредоточиться вместе с танковым батальоном на юго-восточной окраине х. Нижне-Гниловского. Назревают серьезные бои на подступах к х. Вертячий и Кислов.

3 декабря 1942 г. после взятия хуторов Верхне- и Нижне-Гниловский снова получили боевой приказ перейти в наступление. Задача – прорвать оборону в р-не х. Кислов, овладеть им с последующим развитием успеха в направлении хутора Вертячий.

Я получил задачу: действуя с 1-й танковой ротой 1-го танкового батальона как танковый десант, обойти хутор Кислов справа, выйти на пути отхода противника между х. Кислов и х. Вертячий и, оседлав дорогу, не дать подброски из хутора Вертячий или отхода из хутора Кислов.

Бригада и мой батальон действуют: 1 танк. бат. в составе 2х танковых рот и 2х рот мотопехоты атакует в лоб. 2 танк. бат. в сост. 2х танковых рот и 1 роты мотопехоты атакует справа. Н-е [наступление] с востока на запад с задачей овладеть хутором Кислов. 1 танк. рота 2-го бат. остается в резерве.

Получив данный боевой приказ в 8:00 3 декабря 42 года, я отдал боевой приказ своим взводам и приданной танковой роте и 9:30 сосредоточился на исходном рубеже для наступления в р-не юго-западной окраины хутора Нижне-Гниловский в ожидании сигнала – серии красных ракет.

В 10:00 я увидел сигнал с КП бригады на начало наступления. В 10:00 мотострелковые роты в полный рост сделали бросок метров на 800 и залегли под сильным пулеметно-минометным огнем, завязав огневой бой с противником из стрелкового оружия. В 10:20 я подал сигнал на наступление и 8 танков, неся на своей броне мою роту, ринулись на больших скоростях правее метров 800-1000 от наступающих в лоб мотострелковых рот в юго-западном направлении правее хутора Кислов 1.5 – 2 километра.

Проехав около километра, противник открыл по мне сильный арт. огонь, впрочем не причинив вреда, т. к. большое расстояние – около 2 км. Выскочив на уровень Кислов западнее его, я увидел, как пошла бригада в атаку. Порядка до 60 танков лавиной двинула на хутор Кислов, ведя с хода сильный арт. огонь, в это время по мне прекратился арт. огонь, очевидно, противник перенес его на основные силы бригады. Воспользовавшись ослаблением арт. огня, я приказал увеличить скорость и ослабить огонь своих танков, ибо берег боекомплект.

Пройдя 300-400 м в юго-западном направлении, я встретил пулеметный огонь бивший мне в лоб и вынужден был подать сигнал десантироваться и наступать за танками, ком. танковой роты на ходу поставил задачу раздавить гусеницами или огнем из орудий пулеметные точки врага, которые мы обнаружили – их было 4. Они вели огонь из легких блиндажей.

Ком. танковой роты лейтенант Богатырев, не поняв меня, не решился оторваться от пехоты. Начал вести огневой бой ведя огонь с места по блиндажам. Под прикрытием огня танков я повел роту вперед в атаку, ведя с хода сильный огонь из автоматов. Выскочив вперед танков метров на 300, я вынужден был остановить роту и залег ввиду сильного огня из пулеметов и минометов из глубины обороны немцев.

И подтянув танковую роту, я вновь отдал ей приказ на больших скоростях атаковать противника. 8 танков вновь сделали бросок до 700 метров вперед, перескочив передовые окопы немцев, которые группами по 3-4 человека стали отходить в сторону хутора Кислов. В это время я поднял роту и броском достиг своих танков.

Не дойдя до дороги идущей из х. Кислов в Вертячий метров 800, как раз в этот момент из хутора Вертячий вышли навстречу нашим танкам 14 немецких танков, ведя огонь с хода по нашим танкам. Наши танки ответили ответным огнем, впрочем не причиняя вреда, так расстояние между нами и танками немцев было более километра. Тогда я отдал приказание закрепиться на достигнутом, заняв окопы немцев.

Свои же танки я отвел назад метров на 400 в лощину, и они, уйдя из-под обстрела немецких танков, стали вести огонь по южной окраине хутора Кислов и по сев. окраине х. Вертячий.

В это время бригада, атаковав противника в х. Кислов, встретив сильный огонь артиллерии, замедлила темп атаки и вступила в огневой бой с места, не достигнув хутора Кислов 200-300 метров, а 2 бат., атаковав слева, отдельными атаками достиг окраины хутора.

Такая ситуация сложилась в 10:50 3 декабря, т. е., взяв х. Кислов в клещи, все же не удалось овладеть им, т. к. противник сконцентрировал много артиллерии, ибо уже знал 2 декабря, что хутора Гниловские были взяты танковым соединением, и за ночь с 2-го на 3-е декабря подтянул артиллерию.

Вывод: надо было бы 2 декабря, не прекращая наступления, вести ночной бой в направлении х. Вертячий, ибо это было бы неожиданностью для противника. Потери у меня 11 чел. убитых, 8 раненых, танки все целы. В целом в бригаде подбито и уничтожено 11 танков, из них 6 сгорело, и около 60 человек убитых и раненых.

В 10:50 на КП бригады вновь появилась серия красных ракет, т. е. сигнал общего одновременного наступления, и вновь я подал сигнал наступать в юго-восточном направлении оседлать дорогу силами своей пехоты. Танкам же поставил задачу поддержать огнем наступление роты, в случае атаки противника из хутора Вертячий отбить огнем из орудий. Двигать танки в сторону дороги не было смысла, ибо совершенно открытая местность не позволяла танкам закрепиться на дороге.

Пройдя короткими перебежками метров 400, я достиг небольшой лощины, не дойдя до дороги метров 200, где отдал приказание закрепиться и, поставив задачу 1 взводу вести огонь по х. Кислов, двумя же взводами занял оборону в сторону х. Вертячий.

Т. е. дорога была оседлана по крайней мере автоматным огнем. В это время бригада пошла вновь в атаку на хутор Кислов и в 11:30 овладела им. Противник отошел в юго-восточном направлении, оставив 13 разбитых орудий и около 25 автомашин и около 90 человек убитых.

Итак, в 11:30 хутор был взят после 1.5 часового боя, но силы, оборонявшие хутор Кислов, в основном ушли на юго-восток в сторону Сталинграда.

В 13:00 мне вновь был отдан приказ в этом же составе выйти к Дону сев.-зап. х. Вертячий 800 м, обеспечив правый фланг, а бригада, усиленная 1 бат. 7 мотостр. бригады, получила задачу атаковать хутор Вертячий с задачей овладеть им.

13:50 я, подтянув танки, посадив на них людей, подал сигнал на наступление. Пройдя метров 800, я вынужден был десантироваться, ибо встретил сильный арт. пулеметный огонь со стороны хутора Вертячий, и начал наступление пехотой при поддержке арт. огня своих танков. И, достигнув без труда своего района, потеряв 4 человек, я закрепился на достигнутом.

В это же время бригада пошла в атаку на хутор Вертячий и, достигнув дороги Вертячий – Котлубань, остановилась, завязав огневой бой. Пехота же около 2-х батальонов пошла в атаку и ворвалась в хутор.

В это время около 16 танков 1-го батальона, сделав бросок метров 800, то же самое завязали уличные бои. После 2-х часового боя хутор Вертячий был взят. При этом наши потери – 7 танков и около 40 человек из батальона 7 мотомех. бриг. Потери немцев 11 танков и около 300 человек убитых. 67 человек взяли в плен по достижении южной окраины х. Вертячий. Я получил приказ идти в хутор и получил участок обороны на ночь с юго-запада.

Надо отметить, что успеху благоприятствовала плохая погода. Шел снег, низкая облачность, что не давало возможности атаковать нас с воздуха авиацией.

4 декабря 1942 г. нас отвели в резерв ком. корпуса и мы простояли в х. Вертячий 4 дня, за которые пополнились людьми. Мне дали 23 человека.

4 декабря устраивались. В хуторе помещений нет, устраивались в сарае типа полуземлянка, где был какой-то немецкий склад. Особо отмечаю лагерь смерти для наших пленных, мне пришлось идти мимо, когда занимали, как раз в момент, когда начали выходить наши уцелевшие бойцы.

Это что-то ужасное. За проволокой штабеля мерзлых трупов. Люди все похожи на скелеты. Там же, где жили, там же и лежали полусгнившие трупы умерших и на них же прямо спали живые. Нет! Пусть уж лучше убьют, чем плен, одним словом простаки [речь о тех кто предпочтет плен гибели], и не подберешь, чем все это выразить. В углу была сделана землянка из мерзлых трупов, где жили наши умирающие люди. Поклялись бить до конца.

Живем в хуторе Вертячий неплохо.

5 декабря выпивка или обед с водкой в неограниченном количестве. Ст. сержант Геращенко, ком. отделения, захватил аккордеон и прекрасно играет, в общем, народ не унывает.

6 декабря то же самое. 7 декабря без перемен отдыхаем. Линия фронта ушла км на 30.

Вечером немного бомбили. Налетело 22 самолета, вреда не причинили, правда, разбили походную радиостанцию и убили 2х радистов. Вечером в дом, где остановился, пришла хозяйка, вся голая, все у ней забрали. Я с политруком отдали ей пару своих хромовых сапог. Политрук отдал яловые сапоги. Отдали пар 6 белья и вообще все барахло, чтоб не мешало. Также отдал свой альбом, чтобы она сохранила. Ее адрес – х. Вертячий, Селиверстова Елена.

См. схему боя № 2 [отсутствует, см. фрагмент карты из открытых источников].

8 декабря 1942 г. проснулся в 06 часов. Ординарец Чудаков достал Барона [?] и 6 бутылок ликера, день обещает быть удачным. Хозяйка сготовила прекрасный завтрак с выпивкой. В 9:00 всех офицеров вызывает комбриг. Получена задача всем корпусам войти в прорыв, сделанный пехотой. Готовность к маршу в 10:00.

В 9:30 отдал своим взводам боевой приказ на совершение марша по маршруту Вертячий, Песковатка, Илларионовский, Советский, Кумовка, Грачи, итого пройти на юг 80 км по коридору местами 6 км.

В 10:00 сели на танки вышли на Песковатку, погода исключительно благоприятна. Слабый снег. Тепло, авиации противника нет. Входим в Песковатку. Хутор сравнительно цел. Прошли все хорошо, вышли в степь. Идем в головной походной заставе на хутор Илларионовский на юг. Прошли около 40 км. У хутора Илларионовского шел жаркий бой. Пехотные части отражали контр-атаки окруженных войск под Сталинградом. Прошли на больших скоростях на хутор Советский и свернули на запад до раз'езда Кумовского. На раз'езде немного бомбили итальянские самолеты «Капрони». Все благополучно.

У раз'езда Кумовский свернули на юг на хутор Грачи, т. е. конечный пункт марша. Прибыли в 18:00, пройдя около 80 км.

Итак, мы очутились юго-западнее Сталинграда 110-115 км на дне мешка. Хутор Грачи стоит в котловине в изгибе реки Донская Царица, прикрывающей пункт юго-зап.  части кольца окруженных войск под Сталинградом.
Здесь разрыв между войсками немцев 28 км, т. е. самая узкая часть прорыва, самое удобное место прорыва нашего кольца окружения.

Вечер, устраиваемся на ночлег с расчетом круговой обороны. Мне дали участок высот западнее хутора Грачи. Отдал боевой приказ на оборону по реке Донская Царица, выставив боевое охранение на высоты западнее 2 км. Ночь прошла спокойно. Все время шел бой где-то впереди нас км 6. Хорошо слышна пулеметная стрельба.

Как-то неприятно осознавать, что находишься один в отрыве от своих войск да еще в мешке, сознается необходимость рассчитывать на себя, в случае чего бежать некуда. Правда, бригада танков – это немалая величина, но все же на войне всякое бывает. См. схему 3.

9 декабря 1942 года утро боевая тревога. Бригада переброшена юго-западная окраина х. Грачи на высоты. Я отдал приказ на жесткую оборону. В мой район обороны перебросили минометную роту и до полу-батальона танков, которые спешно закапываются в землю.

Обстановка: противник силами до 6 дивизий (группа Манштейна) перешел в наступление с юго-запада на северо-восток, форсировал р. Дон в районе х. Рычковский – Самодуровка и двигается в направлении Ляпичев – Грачи. В район Ляпичев переброшены 3 гв. танк. бригада и 62 танков. бригада нашего корпуса. Мы, т. е. 87 танк. бригада, обороняем Грачи. Утром навстречу немцам прошла 300 стрелковая дивизия, 2 [?] кавалерийский корпус.

В 10:00 9 декабря узнаем, что немцы остановлены в 20 км юго-западнее нас. Положение стабилизировалось, как будто все утихло. В 18:00 немцы были выброшены вновь за Дон. Итак, опасность миновала и снова спокойно. Нас отвели снова в хутор. Обед и ужин все вместе. Как будто бы предстоит спокойная ночь в хуторе.


А.Г. Самсонов

***


Источник.
.

Tags: Германия, СССР, Сталин, война, войска, история, коммунисты, статистика, фашизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments