ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Национальные проекты требуют нового подхода

Национальные цели и национальные проекты

Целей, обозначенных в указе президента – семь, их, пусть и достаточно условно, можно разделить на две части, одна из которых связана с тем, что теперь стали называть «развитием человеческого капитала», вторая – с развитием экономики России.

Цели взаимосвязаны друг с другом, это становится очевидно при их простом перечислении, логика видна «невооруженным глазом». Цель номер 1 – «Обеспечение устойчивого естественного роста численности населения Российской Федерации». Что для этого нужно?

Цели со второй по пятую: «Повышение ожидаемой продолжительности жизни до 78 лет», «Обеспечение устойчивого роста реальных доходов граждан, роста уровня пенсионного обеспечения выше уровня инфляции», «Снижение в два раза уровня бедности», «Улучшение жилищных условий не менее пяти миллионов семей ежегодно».

Перечень совершенно логичный – естественного роста населения не будет, если семьи вынуждены сражаться с бедностью, если не решены проблемы с жильем, в котором предстоит расти нашим детям, если не будет уверенности, что выход на пенсию не станет серьезным финансовым испытанием.


Цели, которые предстоит выполнить для того, чтобы достичь перечисленного: «Ускорение технологического развития РФ», «Обеспечение ускоренного внедрения цифровых технологий в экономике и в социальной сфере», «Обеспечение темпов экономического роста выше мировых при сохранении макроэкономической стабильности, в том числе при уровне инфляции не выше 4%», «Создание в базовых отраслях экономики, прежде всего в обрабатывающей промышленности и в агропромышленном комплексе, высокопроизводительного экспортно ориентированного сектора, развивающегося на основе современных технологий и обеспеченного высококвалифицированными кадрами».

Тоже все логично, и исходя из этой логики правительство России и разработало 13 национальных проектов по следующим направлениям: демография, здравоохранение, образование, жилье и городская среда, экология, безопасные и качественные автодороги, производительность труда и поддержка занятости, наука, цифровая экономика, культура, малое и среднее предпринимательство, международная кооперация и экспорт, комплексная модернизация и расширение магистральной инфраструктуры.

Энергетическая отрасль – базовая для достижения национальных целей

Вот теперь, имея списки национальных целей и проектов перед глазами, мы предлагаем присмотреться к ним внимательнее. Что необходимо любым жилищам, которые предстоит строить в количестве, значительно превышающем нынешние темпы? Электроэнергия, связь, обеспечение теплом, водоснабжение и канализация.

Ровно то же самое относится к здравоохранению – без такого же набора услуг строительство новых больничных корпусов, санаториев, создание курортов, оздоровительных комплексов, спортивных сооружений в самой северной стране мира немыслимо.

Городская среда, как и среда сельская, новые школы, колледжи, высшие учебные заведения должны быть обеспечены так, как это некогда было разработано в ЭНИН, Энергетическом институте им Г. М. Кржижановского – централизованным снабжением электрической и тепловой энергией. Что нужно для того, чтобы обеспечить темпы экономического роста выше мировых?

Все новые промышленные проекты, вся обновленная магистральная инфраструктура, экспортно ориентированные секторы в обрабатывающей промышленности и в агросекторе не будут функционировать, если им не будет хватать энергообеспеченности, энергодостаточности. Автомобильные дороги, не имеющие освещения в темное время суток, вдоль которых нет возможности разместить необходимое количество автозаправок, пунктов технического обслуживания, сети гостиниц и так далее, «качественными» назвать не получится – значит, и этот проект не возможен без энергетической составляющей.

Цифровая экономика возможна только при наличии соответствующей инфраструктуры и ее бесперебойного снабжения электроэнергией.

О состоянии экологии можно рассуждать сколько угодно, но без решения задачи многоуровневой защиты от воздействия на нее со стороны энергогенерирующих объектов, без решения проблемы теплового снабжения городов на основе новых энергетических технологий рассуждения эти будут, по большей части, исключительно теоретическими.

К какому национальному проекту ни пробовать присмотреться внимательнее, от «детского» вопроса «А где же энергетика?» избавиться не получается. Но именно о ней ни в перечне целей, ни в списке национальных проектов не сказано ни слова.

Как такое могло быть, почему президент не коснулся в своих указах этого «элемента системы», без которой она рушится, как карточный домик? О чем же тогда, собственно, думает министерство энергетики России, где его веское слово? Не пора ли волноваться по этому поводу?

Былина об «эффективном частном собственнике»

Прежде, чем вспомнить факты, которые позволяют надеяться, что причин для волнений нет, придется погрузиться в некоторые «бюрократические подробности», важные для понимания того, как выглядит планирование развития энергетической отрасли России.

Да-да, именно так – оказывается, наши государственные органы уже не очень сильно боятся слова «планирование», уже перестали шарахаться от него, как это было в первые годы становления Российской Федерации как капиталистического государства, экономика которого теоретически должна базироваться на частной собственности на средства производства.

Одним из первых шагов первого правительства новой России под руководством Егора Гайдара стала ликвидация Госплана – теоретики, собранные Ельциным и Гайдаром в этот состав кабинета министров, попытались вот таким образом воплотить теорию об «эффективном частном собственнике» и «неповоротливом, косном государственном секторе экономики».

Для того, чтобы как можно более наукообразно обосновать это решение, уже в 1995 году был разработан и принят закон 115-ФЗ с восхитительным названием «О государственном прогнозировании и программах социально-экономического развития РФ».

С этого момента министерство экономического развития стало отвечать за то самое «государственное прогнозирование», а отраслевые министерства, опираясь на результаты этого творчества, принялись разрабатывать бесконечные планы развития как всей России, так и федеральных округов. Большие такие, серьезные планы – страниц по 100-200 в каждом, которые никто и не думал не то, что выполнять, но даже как-то согласовывать друг с другом.

Аналитический онлайн журнал Геоэнергетика.ru уже рассказывал, как выглядят некоторые из таких прогнозов и планов развития, стараясь сопоставить содержание этих замечательных документов с реальной ситуацией, сложившейся в России.

Если не вдаваться в подробности, то результат анализа никакого оптимизма не внушал: российские реалии сами по себе, министерское творчество – само по себе, причем правительство даже не пыталось добиваться того, чтобы их планы и прогнозы хоть как-то соответствовали содержанию посланий и другим стратегическим инициативам Владимира Путина.

Однако здравый смысл подсказывал и подсказывает – долго так продолжаться не могло и не может, частный собственник без поддержки и контроля со стороны государства не справится с развитием России.

География России и либеральная экономическая идеология

Даже советская власть не смогла решить вековечную проблему неравномерного территориального развития – напомним, что по ту сторону Уральского хребта в России живет всего 20 миллионов человек, что на весь наш огромный арктический регион едва насчитывается чуть более двух миллионов населения.

Мы любим вспоминать и ценим тот факт, что Россия – крупнейшее по площади государство планеты, а вот о том, что вот уже несколько веков не можем эту территорию рационально освоить, предпочитаем не говорить. Но этот факт начинает мешать нам все больше – «зауральская» часть России граничит с самым быстро растущим регионом планеты, наши соседи по ту сторону западной границы у нас на глазах перестают быть динамично развивающейся частью света, а наши деловые связи и товарные потоки все еще развернуты в сторону Европы.

Да, такая диспропорция распределения населения по территории сложилась в России не «вчера» — империя все века ее существования расширялась «слева направо», но с каждым годом разделение России по линии Уральских гор становится тем фактором, который затрудняет наше развитие, не дает набрать необходимую динамику.

Если во времена планового развития экономики руководство Советского Союза прилагало максимум усилий для того, чтобы на Дальнем Востоке и в Арктике появлялись новые промышленные и экономические центры, расширялись и строились новые города, то после 1991 года ситуация стала развиваться в прямо противоположном направлении.

В результате ваучерной приватизации, разрыва технологических цепочек уровень жизни на всей огромной территории Сибири, Якутии, Дальнего Востока, Камчатки, Чукотки, других заполярных регионов стал стремительно снижаться, что не могло не привести к оттоку населения.

Люди, которые жили и живут в непростых природных и климатических условиях, не могут этого делать без чувства стабильности – наличия перспективной работы и доходов, дающих уверенность в том, что их хватит не только на услуги ЖКХ, но и на все остальное, что мы обычно называем «достойным уровнем жизни».

Частный бизнес, частная инициатива? Снижается численность населения – падает оборот любого производства и агросектора – повышаются цены на все товары – снижается численность населения, и никакой пресловутый «эффективны частный собственник» с этой сужающейся спиралью в одиночку, без государства не вырвется.

А государству, для того чтобы кардинально изменить ситуацию, требуется именно планирование – планирование доходов бюджета и инвестирования в дряхлеющую энергетику и инфраструктуру, в капитальное строительство, в новые дороги и мосты, в новые больницы, школы и многое другое.

Заседание Правительства РФ

Правительство раз за разом составляло программы опережающего социально-экономического развития, раз за разом констатируя, что эти программы не удается реализовать. Но по-другому и быть не могло, поскольку главная идея этих программ звучала в каждом таком проекте: придет, с неба свалится «эффективный частный собственник», причем в обнимку с иностранным инвестором – и «рынок все порешает».

Взметнутся ввысь корпуса заводов и фабрик, после очередного муссона портовые краны советских времен производства сами собой пойдут в рост и в разы увеличат свою грузоподъемность, зарубежный инвестор отремонтирует дороги и расширит их сеть, в разы увеличатся доходы населения, которое тоже само по себе станет расти с каждым годом.

Удивляться можно только тому, что под всеми этими программами подпись их разработчика не «Манилов». Удачно реализованные проекты немногочисленны, и у каждого из них есть характерная особенность – либо прямое участие в них государства, либо деятельность государственных предприятий.

Газпром развивает новые газовые провинции в Якутии, на Ямале, в Иркутской области, Роснефть реализует проекты на севере Красноярского края, Газпром Нефть реализовала единственный на сегодня шельфовый проект в Арктике, РусГидро модернизирует систему энергоснабжения в Арктике, на Дальнем Востоке, строит новые электростанции всех типов, контролируемый ОСК (Объединенной Судостроительной Компанией) Балтийский завод по заказу Росатома построил первую в мире плавучую атомную теплоэлектростанцию, РЖД расширяет Восточный полигон, БАМ и Транссиб, Роснефть и Газпром Банк строят судостроительный комплекс «Звезда» в Большом Камне под Владивостоком, Русал строит в Красноярском крае новый алюминиевый завод – но в партнерстве с РусГидро, «Ямал-СПГ» был реализован только благодаря тому, что государство взяло на себя строительство морского порта.

Список можно продолжать и дальше, исключений из него нет – в любом масштабном проекте, реализованном по ту сторону Уральского хребта неизбежно участие государства. Вот только в связи с тем, что это зачастую были проекты конкретных государственных компаний, решавших, в первую очереди свои производственные задачи, никакой комплексности не получалось – мы видим набор отдельных планов, друг с другом связанных в минимальной степени.

Еще одна характерная особенность: видя все это, фиксируя полученные результаты, правительство России не меняет либеральную риторику о всемогущих иностранных инвесторах и эффективных частных собственниках, отказываясь признавать очевидное: развитие страны требовало и требует масштабного государственного участия и государственного планирования.

За эти годы само умение, навык разработки, составления действительно комплексных планов развития постепенно утрачивается, восстановление этого управленческого искусства простым уже не будет.

Мы слишком сильно привыкли к слову «менеджер» и отвыкли от слов «организатор», «управленец», мы много лет пытаемся прививать в российскую почву семена растений, которые в нашем климате, в наших условиях жизнеспособных ростков не дадут. Либеральная доктрина превратилась в какой-то морок, не дающий государственной системе управления России увидеть очевидные факты и закономерности.

Остается надеяться только на то, что слова Владимира Путина о том, что либеральная идеология изжила себя будут, наконец, услышаны не только по ту строну границы, но и теми людьми, которые отвечают за развитие России.

Реально ли это? Делать предсказания занятие не самое полезное, однако есть ряд фактов, которые позволяют надеяться на то, что постепенно это вполне может произойти.

Первый шаг к стратегическому планированию

В 2014 году была сделана первая значительная попытка вернуться к здравому смыслу: закон 115-ФЗ был аккуратно заменен новым, даже название которого радует своей конкретностью – «О стратегическом планировании в РФ» (№ 172 – ФЗ).

Основные изменения в нем были направлены как раз на преодоление разброда и шатания в законотворчестве, воцарившемся в 90-е годы прошлого века. Закон 172-ФЗ предусматривает необходимость взаимоувязки, координирования между различными плановыми документами, причем не только теми, которые разрабатывает наше федеральное правительство, но и между теми, которые создавались и создаются на региональном и муниципальном уровнях.

Закон нужный, «анархию» дальше терпеть было уже нельзя, и, на наш взгляд, весьма символична дата принятия закона 172-ФЗ – 28 июня 2014 года. Лето 2014 года – то самое время, когда коллективный Запад максимально наглядно показал, что такое «цивилизованная семья народов мира», что именно США, Евросоюз и прочие единомышленники понимают под международным правом и равноправным международным сотрудничеством.

Время, когда наши отечественные сторонники и поклонники либеральных идей, начали трезветь, расставаться с иллюзиями о том, что «Большая игра» против России, начатая в XIX веке закончилась после 1991 года.

Попытки поставить Россию в подчиненное положение, диктовать ей условия – вот реальная «европейская ценность и традиция», от которых никто и не думает отказываться.

Противостоять этому извечному стремлению Россия, базируясь на либеральной доктрине, не сможет – любые военные действия, даже если речь идет об экономическом противостоянии, требуют тщательного планирования, в противном случае «война» неизбежно перейдет в партизанскую, в отдельные очаги сопротивления на оккупированной территории.

Но расставание с любыми иллюзиями процесс всегда болезненный, дается он всегда не просто, и следы этой внутренней борьбы отчетливо видны в Законе 172-ФЗ.

В настоящее время, когда производственные мощности даже в стратегических отраслях экономики разделены между очень многими собственниками, а государство контролирует лишь незначительную их часть, обеспечить уровень планирования, который был, например, в СССР, невозможно – у государства нет для этого достаточного количества ресурсов.

Потому стратегическое планирование в нашей стране имеет индикативную форму – в отличие от директивного планирования, индикативное содержит меньшее количество показателей и нормативов, при этом эти показатели не носят обязательного характера для частных и смешанных предприятий, а служат для них только ориентиром.

Да, для государственных предприятий эти индикативные показатели строго обязательны, но это ведь только в теории красиво.

Мы не будем пытаться говорить про все отрасли экономики, нам интереснее энергетика, тут все видно, как на ладони. Сколько у нас на все 100% государственных предприятий, не входящих в категорию «смешанные»? Газпром – нет, не получается, в нем у государства только контрольный пакет акций, форма собственности – «смешанная». Роснефть?

Ровно то же самое. Можно и дальше перебирать названия наших энергетических компаний из тех, что «на слуху», но список именно государственных компаний, к которым руководство страны имеет возможность предъявлять все требования, выработанные в стратегическом планировании, длинным точно не получится.

100% акций у государства в Транснефти и в Системном Операторе ЕЭС, государство полностью контролирует работу Росатома, государству принадлежит 61,2% акций РусГидро напрямую (в лице министерства финансов) и еще 13,1% через государственный банк ВТБ, государству принадлежит две трети акций ИнтерРАО (квалифицированное большинство), в руках государства 88,04% акций Россетей и через него 80,13% акций ФСК ЕЭС (федеральная сетевая компания ЕЭС).

Вот, собственно, и весь список, который мы привели не случайно, его нужно «держать в уме» и дальше. Но закон 172-ФЗ содержит другое очень важное положение – реализация положений доктрин и стратегических планов развития строго обязательны для всех государственных органов управления и органов управления федеральными объединениями.

Концепция, доктрина, стратегический план

Закон 172-ФЗ важен попыткой навести порядок не только в стратегическом планировании, его статьи с 11 по 17 расставляет по значимости, «по ранжиру» документы стратегического планирования на федеральном уровне. Высший уровень – концепция, которая отражает наиболее общее представление о будущем, опирается на ценностные, мировоззренческие, философские критерии.

Концепция – это ответ на вопрос как страна, общество, народ, государство хотели бы использовать свое видение будущего на основе общей культуры, истории, традиций, менталитета, ценностей. Концепция предполагает развитие, основанное на осмыслении и использовании опыта поколений, исходящее из реальных возможностей страны.

Президент Российской Федерации, Владимир Путин

Следующий уровень документа стратегического планирования – доктрина, которая базируется на концепции, разрабатывается на перспективу 5-10 лет и выполняет функции планирующего документа, поскольку задает конкретные установки органам управления по решению той или иной проблемы с обозначением конкретного результата (достижения цели).

Как правило, в доктрине излагается государственная политика в отношении одной общественной проблемы – например, обороны, информационной безопасности, энергетической безопасности и так далее.

Требования к содержанию доктрины, порядку разработки, экспертизе, корректировке на основании экспертизы определяются президентом России, и именно президент утверждает директивы – по предложению Совета Безопасности РФ. Это важный момент: разработка доктрины, ее утверждение не предполагают участия правительства, при этом закон 172-ФЗ вменяет правительству в обязанность директиву выполнять на все 100%.

Дальнейший анализ ситуации – вне компетенции Геоэнергетики, его должны делать профессиональные политологи и профессионалы государственного управления. Со своей стороны мы только напомним, что постоянных членов Совета Безопасности всего 12 человек – тех, кто входит в него по должности, а не по каким-то иным критериям.

Председатели обеих палат парламента, премьер-министр, руководитель администрации президента, министры внутренних и иностранных дел, министр обороны, директора ФСБ, СВР, секретарь СБ, заместитель председателя СБ (должность, появившаяся в феврале 2020 года) и спецпредставитель президента по вопросам транспорта.

Найти фамилии этих людей и оценить уровень их симпатий к либеральным идеям вы, уважаемые читатели, можете самостоятельно, как и со списком тех лиц, которые входят в состав Совета Безопасности на непостоянной основе. Среди них есть место не только для мэра столицы и губернатора Санкт-Петербурга, для представителей президента в федеральных округах, но и для руководителей Федеральной таможенной службы и Росгвардии, начальника генштаба и генерального прокурора, министров МЧС и юстиции.

Нашлось там место и для Антона Германовича Силуанова, вот только есть большие сомнения, что он способен оказывать значительное влияние на весь остальной состав СБ, больше похоже на то, что министр финансов находится там для того, чтобы не возникало никаких заминок с финансированием инициатив Совета Безопасности.

Если президент России и Совет Безопасности принимают решение о том, что тот или иной вопрос, та или иная проблема должны перейти под их непосредственный контроль – происходит именно так, на такое решение не может оказать влияние ни один другой орган системы государственного управления России.

Наглядным свидетельством принятия такого решения становятся доктрины, которых у нашей страны совсем немного: военная, информационной безопасности, продовольственной безопасности, доктрина образования (которую не пересматривали с 2000 года), морская доктрина, экономическая доктрина и доктрина экономической безопасности...

...Новый Совет при президенте

19 июля 2018 года, через два с половиной месяца после публикации указа о национальных целях и проектах, произошло событие, на котором сконцентрировали внимание далеко не многие.

В этот день был опубликован еще один указ президента, №444. Всего одним пунктом этого указа были упразднены сразу четыре структуры в системе управления России: целых три совета при президенте – по модернизации экономики и инновационному развитию, по развитию финансового рынка и экономический, а заодно еще и комиссию при президенте «По мониторингу достижения целевых показателей социально-экономического развития РФ».

Нет, сказанное не является критикой по поводу изобилия бюрократических структур – наверняка эти советы и комиссия были важны и необходимы, просто летом 2018 года подошел срок окончания выполнения ими их обязанностей.

Этим же указом Совет при президенте по стратегическому развитию и приоритетным проектам был преобразован в Совет при президенте по стратегическому развитию и национальным проектам. Майский указ президента поручал всю работу по формированию национальных проектов правительству, вот только, судя по всему, никакой уверенности в том, что коллектив под руководством Дмитрия Анатольевича Медведева с этой работой действительно сумеет справиться.

Дмитрий Медведев, экс-премьер министр РФ

Все тем же указом №444 было утверждено положением о Совете по национальным проектам – для краткости в дальнейшем будем использовать именно такое название. Пункт 3 этого положения короток настолько, что можно процитировать его полностью:

«3. Положение о Совете и его состав утверждаются Президентом РФ».

В состав Совета были включены 37 человек, среди которых только 12 представляли кабинет министров, остальные места были отведены представителям президента, членам его администрации, президенту РАН, руководителям общественных организаций, ВЭБа и председателям палат парламента.

Если исходить из умозрительного в данном случае принципа акционерного общества «Один человек – один голос», то у правительства в нем имелось только квалифицированное меньшинство, то есть Совет по нацпроектам при президенте стал своеобразным контрольным органом, оценивающим и перепроверяющим работу кабинета Дмитрия Медведева. Нет, никаких «кнутов» в положении о Совете формально прописано не было, но, судя по всему, именно эту роль Совет и взял на себя.

Кнут и пряник. Или только кнут?

24 октября 2018 года состоялось заседание Совета по нацвопросам, с докладом о том, как идет подготовка их паспортов выступил первый заместитель председателя правительства министр финансов господин Силуанов, затем друг за другом отчитались три заместителя премьер-министра – Акимов, Голодец и Мутко.

У всех дела, если верить докладам, шли просто замечательно, но после представителей правительства слово получил руководитель Счетной палаты Алексей Кудрин, после чего настроение в зале заседаний изменилось в корне. Заключительное слово взял Владимир Путин:

«Я посмотрел предложенный документ «Ключевые параметры национальных проектов». Например, раздел «Достижение поставленных целей к 2021 году». Цели конкретно изложены. А как мы будем двигаться к 2021 году? Здесь я ничего не вижу. Конечно, должен быть план, Дмитрий Анатольевич, подсказывает, что и он с этим согласен».

Стенограмма заседания, конечно, длинная, но небольшой цитаты из выступления Путина вполне достаточно, чтобы понять главное: кабинет министров получил подзатыльник ряд замечаний о существенных недочетах, которые господа министры сами увидеть не смогли. Замечания пришлось учесть, именно поэтому правительство и смогло утвердить паспорта национальных проектов только через два месяца. Следующее заседание Совета прошло 8 мая 2019 года начал президент России:

«Сегодня в рамках Совета предлагаю провести «инвентаризацию», предметно и критично, не обходя так называемые острые углы, посмотреть, что уже удалось сделать в рамках нацпроектов, где есть продвижение вперед, а где напротив, очевидные сбои. При этом напомню: людям неинтересны абстрактные обещания, ведомственные планы или графики – граждане России ожидают конкретных результатов.

К сожалению, вынужден об этом сегодня прямо сказать, мы вновь нередко с инертным бюрократическим подходом, с желанием переложить ответственность, сдвинуть массив работы «на потом».
Лучше от этой привычки вообще избавиться. Оказалось, что еще не по всем проектам сформирована необходимая нормативная база и выпущены подзаконные акты, отмечены сбои в финансировании отдельных направлений нацпроектов. Давайте перейдем к работе».

И снова зазвучали отчеты представителей кабинета министров. Татьяна Голикова рассказала о том, как идет работа над нацпроектами «Демография», «Здравоохранение», «Образование» и «Наука», Ольга Голодец – о «Культуре», Антон Силуанов – о проектах «Производительность труда и занятость, «Малое и среднее предпринимательство» и о «Развитие экспортно ориентированных проектов», Максим Акимов – о цифровизации.

И снова все было хорошо – успехи, напряженный труд, микроскопические и явно устранимые проблемы, но только до того момента, пока Путин не предоставил слово Вере Ергешовне Чистовой, первому заместителю Кудрина в Счетной палате.

Вера Чистова, первый заместитель председателя Счетной палаты

Вот после этого стало не просто «не очень хорошо», а скорее «грустно», причины для этого найти не сложно – достаточно изучить биографию Веры Чистовой, изучить предыдущие ее должности и список наград, количество которых настолько внушителен, что даже такой интернет-ресурс, как «Википедия» не пытается привести его полностью.

Вот, к примеру, ровно одна строчка из этого списка:

«Ведомственные награды министерства обороны, министерства финансов, министерства внутренних дел, ФСБ, Генеральной прокуратуры, Следственного комитета, Федеральной таможенной службы, Службы внешней разведки, Федеральной службы охраны, Федеральной службы по контролю и обороту наркотиков, Федеральной миграционной службы, МЧС и др.».

Если кто-то полагал, что Счетная палата – это только Алексей Кудрин, то это ошибочное мнение, у него еще и заместители имеются. Выступление Веры Ершовой на этом заседании было настолько полным, что Путин даже не стал подводить итоги – присутствующим и без этого очень многое стало понятно.

За двадцать дней до отставки правительства

Последнее на сегодняшний день заседание Совета по нацпроектам прошло 25 декабря 2019 года, и снова последовали отчеты участников правительственной команды о ходе реализации национальных проектов, снова знакомые лица – Силуанов, Акимов, Голодец, Мутко о строительстве жилья, Гордеев про «Экологию».

Опять все хорошо, миниатюрные недочеты, пустячные просто – смертность не снижается, рождаемость не повышается, медицинских специалистов не хватает, не хватает средств на инфраструктуру для строительства жилья, объем сброса сточных вод в Байкал почему-то не уменьшается и так далее.

Но в целом-то – все отлично и замечательно, можно и без Веры Чистовой обойтись. И обошлись, поскольку Алексей Кудрин сам «заглянул на огонек».

«Динамика по национальным целям не везде позитивная, отсутствуют методики расчета и наблюдения за показателями. Достижение и выполнение национальных проектов не приведет к достижению национальных целей. Правительство приняло единый план, который, по сути, планом не является, он не детален и не разбит по мероприятиям. Как и сейчас мы не достигаем темпов роста выше мировых, так и не достигнем таких темпов за эти шесть лет, и доля нашей экономики в мировой экономике снизится».

Нет, речь Кудрина, само собой, была значительно длиннее, но приведенных цитат вполне достаточно – перечитайте еще раз последнее предложение и оцените часть заключительных на этом заседании Совета фраз президента России:

«В целом понятно, в каком положении находится наша совместная работа, понятно, куда двигаться. Думаю, что нам нужно будет уже в совсем рабочем формате собраться и пообсуждать некоторые вопросы, которые Алексей Леонидович [Кудрин] поднял. Например, вопрос, связанный с сопряжением национальных целей и национальных проектов как инструмента достижения этих целей. Здесь нужно, чтобы никаких зазоров не было. Если какие то механизмы нам нужно поправить, тогда, безусловно, к этому нужно подойти серьёзно и поговорить на эту тему».

Мы очень сильно подозреваем, что и «совсем рабочий формат» состоялся, и серьезный разговор на эту тему точно был. 15 января 2020 года кабинет министров во главе с Дмитрием Медведевым подал в отставку, которая в тот же день была принята президентом России.

Здесь нужно, чтобы никаких зазоров не было…

Многие ищут в этих событиях сугубо политическую подоплеку, много слов было сказано о предстоящих в недалеком будущем и так далее. Вот только глава Счетной комиссии и его заместительница – это своего рода «калькуляторы», спорить с которыми невозможно: команда Медведева не была готова к реализации проекта, который должен быть завершен к дате окончания президентского срока Владимира Путина.

Дальнейшие выводы каждый может сделать самостоятельно, а мы напомним итоговые цифры – из 31 человека, входившего в состав кабинета министров Дмитрия Медведева свои посты сохранили 15, кабинет министров Михаила Мишустина состоит из 30 человек.

От доктрины к стратегии

Министр энергетики Александр Новак остался на своем месте и продолжил руководить разработкой Энергетической стратегии. Она была одобрена правительством России 2 апреля 2020 года – вероятнее всего, что не самая большая задержка в этот раз была вызвана пандемией COVID-19.

Вот теперь мы можем констатировать: у России имеется новая Доктрина энергетической безопасности, кабинет министров готов двигаться к национальным целями при помощи национальных проектов, с которыми основательно коррелирует Энергетическая стратегия, руководителем министерства энергетики остается Александр Новак, занимающий этот пост с мая 2012 года.

Ну, а завершающим аккордом всего, что связано одновременно с национальными целями, национальными проектами, Доктриной энергетической безопасности и Энергетической стратегией стал указ президента России от 16 апреля 2020 года №270, который называется «О развитии техники, технологий и научных исследований в области использования атомной энергии в Российской Федерации».

Этим указом правительству России поручено в течение трех месяцев разработать программу, заказчиком которой выступает Росатом – программу, которая станет выполняться как новый, четырнадцатый по счету национальный проект.

О необходимости этой программы, такого национального проекта глава Росатома Алексей Лихачев впервые сказал еще в 2018 году, и события показывают, что в корпорации времени даром не теряли: уже 28 апреля проект программы, подготовленный Росатомом совместно с целым рядом научно-исследовательских институтов был направлен на рассмотрение в правительство.

Очевидно, что проект был подготовлен заранее, но решение президента состоялось только после того, как была закончена огромная подготовительная работа по разработке и принятию Доктрины энергетической безопасности и Энергетической стратегии, только после того, как был решен целый ряд организационных вопросов, связанных с национальными целями и проектами. Об основных положениях этих документов – в следующих статьях.


Б. Марцинкевич


***


Источник (в сокр.).
.

Tags: Марцинкевич, Медведев, Путин, Россия, либерализм, нация, правительство, президент, проект, развитие, стратегия, экономика, энергетика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments