ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Три мифа о Тарасе Шевченко, взрывающие мозги украинцам

25 февраля (09 марта) 1814 года в маленьком малороссийском селе, которое лишь в самом конце XVIII века было отвоевано у Польши и включено в состав Российской Империи, родился Тарас Григорьевич Шевченко.

В сердцах и душах современников Тараса ещё жила память о Великой Польше, а в Звенигородском уезде Киевской губернии, где вырос Шевченко, ещё повсеместно использовался польский язык, ведь большинство польских помещиков просто перешли в подданство к Русскому Царю.


Тарас Григорьевич Шевченко (09 марта 1814 — 10 марта 1861)

До самого последнего времени имя, творчество и даже сам образ Тараса Шевченко активно использовался украинофилами как «боевое красное знамя».

Тарас Шевченко, его портреты и цитаты из его сочинений использовались на митингах и в эпоху Грушевского, и в эпоху Петлюры, и в советский период украинизации юго-запада России, и даже в эпоху «новейшей истории Украины» в 1990-х — 2000-х гг. Лишь недавно, и далеко не полностью, Тарас Шевченко был вытеснен портретами Степана Бандеры и Романа Шухевича…


Однако, для рядового жителя Украинского государства (УГ) процесс смены политических знамен с «шевченковских» на «бандеровские» прошел практически незаметно.

Тем не менее ничто на территории современной «Украины» не делается просто так, и если националисты меняют «Шевченко» на «Бандеру» — тому должны быть логичные и внятные объяснения. Итого: что не так с Тарасом Шевченко?

Миф первый: борец за независимость Украины и украинского народа

Хоть в Польше, хоть в России XVII—XVIII вв. термин «украина» подразумевал конкретную географическую локацию «на окраине государства». В древних документах, летописях и грамотах на территории России упоминается и «Псковская украина», и «Мценская», и «Соловецкая», и «Смоленская», и «Сибирская украина», и ещё множество других «украин-окраин».

Для населения Речи Посполитой «украин» было не так уж и много, и прежде всего под этим термином подразумевались юго-восточные русские территории на окраине Польско-Литовской конфедерации. В сознании любого поляка или литовца «украина» располагалась на землях Киевского и Брацлавского воеводств с такими главными городами, как Киев, Полтава, Звенигород, Житомир, Винница, Брацлав, Канев, Черкассы и Белая Церковь.


Карта Речи Посполитой XVII века


Тарас Шевченко родился на Звенигородщине в тот момент, когда ещё живы были те люди (и крестьяне, и шляхта), которые жили во времена некогда великой Речи Посполитой. Само собой, и «украина» в фантазиях маленького Тараса не выходила за пределы указанной выше «Польской украины», что подтверждается некоторыми произведениями уже взрослого Шевченко. Так, в «Гайдамаках» Тараса Шевченко мы находим следующие строки:

Разбрелись конфедераты
По Польше, Волыни,
По Литве, по Молдованам
И по Украине…

Точно такое же разграничение между «Украиной» и «Волынью» мы находим и в другом произведении Тараса Григорьевича, в его знаменитой «Ведьме»:

Из-за Днистра пишлы цыганы
И на Волынь, и на Украйну.
За селом село мыналы,
В городы ходылы…

Кроме отделения и отмежевания «Украины» от «Волыни» в своих поэмах, Тарас Григорьевич ни в одном из своих произведений, ни в одном письме и ни в одной из своих публичных речей не относил к «Украине» ни Крым, ни Харьков, ни Одессу, ни Николаев, ни прочие существовавшие при жизни Шевченко уездные и губернские центры Новороссии.

Более того, попытайтесь найти в поэмах «Кобзаря» упоминания об «украинском народе», и вы будете весьма удивлены тем фактом, что Шевченко не использовал в своих произведениях данный этноним!

Малороссы, русины, русские, «бедный народ», «селяне»… Какие угодно этнонимы, но только не «украинцы» и только не «народ украинский»!

А ещё, и как бы пристально вы ни искали — вы не найдете в трудах Тараса Григорьевича призывов к отделению Украины от России! Нет в трудах Шевченко и призывов хотя бы к национально-территориальной автономии для «украины и украинцев». Увы!

Поэзия «Кобзаря» хотя и пропитана ненавистью «холопов к панам и москалям», но даже в ссылку он попал не за сепаратистские и прочие крамольные призывы в своих стихах, а сугубо за оскорбление Императрицы — жены царствовавшего в те времена Николая I.

Миф второй: язык письма и общения великого «Кобзаря»

Идеологические догматы современных украинских политиков и историков строятся на том, что Тарас Шевченко не просто боролся за независимость «украины и украинцев», но и был самым что ни на есть «настоящим патриотом Украины»: говорил, писал, думал и даже видел сны исключительно на «украинской мове».

Во-первых, никакой «украинской мовы» в эпоху Шевченко попросту не существовало, ведь о ней даже никто не знал. Иван Котляревский русским по белому написал в своей «Энеиде» о том, что «сие произведение написано на малороссийском языке».

Лингвисты, филологи, публицисты и этнографы середины XIX века также сходились на том, что «малороссийский диалект объективно существует и на нем (на смеси из русских и польских слов) говорит достаточно большая часть населения Малороссии». Но всё же отметьте для себя: на «малороссийском диалекте», а не на «украинской мове»!


Вергилиева «Энеида» на малороссийский язык переложенная И. Котляревским, 1809 год


Во-вторых, допустим, Шевченко действительно лишь на людях говорил на «языке клятых москалей» (о чем до нашего времени дошло множество свидетельств и воспоминаний очевидцев), но когда он оставался один — он думал, писал и видел сны на «украинской мове». Допустим.

Но тогда его личный дневник, переписка с друзьями из Малороссии и прочая личная документация также должна быть написана либо «на мове», либо «на малороссийском диалекте».

Не будет же человек вести свой дневник, который он ведет сам для себя и куда он записывает свои самые сокровенные мысли, не на том языке, на котором он думает, а на совершенно чужом, вражеском языке? Или это нормально: думать и говорить на немецком, а свой личный дневник вести на японском? Это для того, чтобы враги не прочитали?


«Вручителю сего вручите сало. Т. Шевченко» — письмо, написанное Т. Шевченко в Петрограде в мае 1859 года


«Благородному Василию Васильевичу малому Тернавскому. В доме Федорова» — письмо, написанное Т. Шевченко в Петрограде в мае 1859 года


Как вы уже сумели догадаться, личный дневник Тарас Григорьевич вел исключительно на русском языке, равно как и письма, прошения и рапорты, которые также выходили из-под пера Шевченко исключительно на «языке клятых москалей».


Его превосходительству господину попечителю С.-Петербургского учебного округа, тайному советнику и кавалеру Ивану Давыдовичу Делянову Художника, отставного рядового Тараса Григорьева, сына Шевченка. Получив высочайшее соизволение для проживания в столице, но нуждаясь в дневном пропитании, покорно прошу ваше превосходительство дозволить мне новое издание моих сочинений, напечатанных в царствование почившего в Бозе государя императора Николая I, под заглавием «Кобзарь» и «Гайдамаки», которых экземпляр при сем прилагается… …Тарас Шевченко. 23 декабря 1858 г. С.-Петербург

Вы будете удивлены, но, кроме поэтических произведений, которые неплохо продавались под соусом «эдакой диковинки для развлечения Петроградского бомонда „странным“ и смешным языком», Тарас Григорьевич Шевченко был типичным для своего времени великороссом!

И говорил, и шутил, и письма писал, и дневник вел ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО на русском языке, чему есть документальные подтверждения и воспоминания его современников.

Миф третий: образ «Великого Кобзаря»

Портреты Тараса Шевченко, на которых он изображен одетым в «жупан и каракулевую шапку», уже на протяжении более чем ста лет украшают классные кабинеты в украинских школах, а также используются украинофилами на митингах и манифестациях. В сознании «украинского народа» образ Тараса Григорьевича неразрывно связан с образом «простого мужика из села, в вышиванке, жупане и с обильной растительностью на лице». Эдакая «неотесанная деревенщина, которая боролась и страдала за лишения украинского народа».

Однако, и на самом деле, Тарас Шевченко был ещё тем модником, почитателем светских вечеринок и «приличного общества». Двадцать семь лет из своей жизни Шевченко провел на территории современной Российской Федерации, где он сотни, если не тысячи раз был гостем на различных банкетах, баллах и прочих великосветских приемах.

Да, Шевченко использовал образ «малороссийского мужика», но использовал его исключительно в рекламных целях для продвижения своих поэтических трудов!


Тарас Шевченко в своем «малороссийском образе»


Когда Тарасу Григорьевичу предстояло для развлечения знатной публики читать свои стихи, столичные князья, графья и бароны попросту просили его одеться в малороссийский национальный костюм, что считалось «частью спектакля».

Шевченко переодевался, выходил на публику в «холопской одежде», читал свои стихи, написанные на смешном и непонятном для дворянского уха малороссийском диалекте, срывал зрительские овации и шквал одобрительных возгласов и после выступления сразу же переодевался в привычный для себя костюм и брюки.


Тарас Шевченко в своей повседневной одежде


Тарас Шевченко в своей повседневной одежде


Вместе с тем, и хотя большую часть своей жизни Тарас Григорьевич ничем не выделялся из обычной российской толпы «дворян, служащих и чиновников», образ Тараса, «одетого в костюм, а не в жупан», крайне неудобен украинофилам и борцам за независимость Украины.

Понимаете, одно дело носить на руках портрет-икону мужика из народа, страдавшего за «всё украинское и с Украиной в сердце», и совершенно другое дело использовать привычный для современников Шевченко образ «интеллигентного мужчины в брюках, пиджаке, галстуке и в лакированных туфлях».


Тарас Шевченко в своей повседневной одежде


Тарас Шевченко в своей повседневной одежде


Украинофилам был нужен исключительно бородатый мужик в жупане и шапке, а всё остальное попросту было выкинуто и забыто.

Да ведь и не просто не нужно, а даже вредно населению Малороссии знать о черной икре, рябчиках, ананасах, французском вине и шампанском, которые неоднократно бывали в желудке борца и страдальца за «Украину и украинцев» во время его светской жизни в Петрограде!..


Тарас Шевченко в своем «малороссийском образе»


Как ни крути, но скрывать правду о «великом Кобзаре» в эпоху современных информационных технологий становится всё труднее и труднее.

Люди всё чаще начинают обсуждать архивные фотографии Тараса Шевченко в пиджаке и брюках… Люди периодически находят в библиотеках и начинают обсуждать оригиналы «Тарасовых» писем и личного дневника, написанных на классическом русском языке…

Люди все чаще задумываются о том, что «оригинальный Шевченко» очень сильно отличается от «божественного Шевченко», придуманного и прославляемого украинофильской пропагандой…

Вот и выходит, что замене «шевченковского знамени» на знамена с ликами Бандеры и Шухевича есть простое и логичное объяснение, которое сводится к одной короткой формуле: «Одна Украина. Один народ. Одни нацисты». А вот для русского самосознания и для русского языка в современной «Украине» места уже нет… Но у Тараса Шевченко оно было!..


Далиант Максимус

***


Источник.
.

Tags: Новороссия, Польша, Россия, Украина, история, литература, миф, народ, русский, царизм, язык
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments