ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Расколотые эксперты расколотых элит

Экспертное сообщество России состоит из двух подгрупп — открытых и закрытых.

Закрытые группы работают на правительство и руководство страны, открытые функционируют как институт пропаганды. Причём пропаганды не только на общество, но и на власть.

Институт публичных экспертов — это инструмент лоббизма и политического пиара. Его задача — влиять на формирование общественного мнения и добиваться поддержки большинства.

Фёдор Лукьянов

У публичного экспертного сообщества есть скрытая функция — выявлять приверженцев тех или иных установок, выводить их из тьмы на свет и консолидировать вокруг лидеров общественного мнения. В этом аспекте эксперты — это инструмент манипуляции общественным мнением. Коротко говоря, эксперты — это информационная доска, на которой правящая элита пишет свои установки и доктрины. Война идеологий ведётся через экспертные сообщества.

Публичные эксперты и не скрывают своей пропагандистской функции. Они открыто призывают присоединиться к их точке зрения. Их экспертность и авторитет складываются из их положения в обществе и обоснованности суждений.


Экспертность, например, Сергея Кургиняна и Никиты Михалкова не подвергается сомнению, а их пропаганда, несмотря на то, что они принадлежат к разных элитным группам, открыта и авторитетна. Они отличаются от чистых пропагандистов, выступающих в роли ведущих телепрограмм, которые не являются экспертами, хотя очень эрудированы и информированы.

В России проявился любопытный феномен: ядро официального экспертного сообщества представлено информационной обслугой уходящей элиты. То есть элиты уже уходят, а их пиар-сопровождающие пока остаются. Это как если представить, что в 1991 году ядро публичных экспертов состоит из профессуры и лекторов института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. Или как в 1919 году в газете «Правда» и на каждом броневике прославляют «православие-самодержавие-народность».

Экспертное сообщество в России в «благословенные» 90-ые подбиралось на условиях пропаганды установок Вашингтонского консенсуса. Сложились его радикальное и умеренное крылья, но все они исходили из принятия и пропаганды условий поражения России в холодной войне. Профессиональные «пораженцы».

Это включало в себя категорическое признание отказа от любых попыток пересмотра итогов этого поражения, названного Владимиром Путиным самой величайшей трагедией ХХ века, и отстаивание необходимости продолжения курса России в коленно-локтевой позе в отношении Запада. Святость Запада и наша вторичность не обсуждалась и была неоднократно предметом выволочек ряда представителей начальства, молившегося на Запад.

Вестернизаторы

Претендовать на попавшие в зону влияния США наши бывшие территории было запрещено больше, чем выдавать военные секреты ЦРУ. В противном случае зарубежные активы элит попадали под угрозу ареста, а вся их судьба теряла фундамент.

Для этой функции показа Западу нашей подчинившейся позиции был создан целый пул экспертов, который занимался обоснованием нашей вторичности, признанием права республик на многовекторность и так далее, что означало капитуляцию в борьбе России за создание многополярного мира.

«Россия никаким образом не посягает и не претендует на политический суверенитет и независимость Белоруссии. Это, слава Богу, тот урок, который выучен, как мне кажется, что в XXI веке покорять страны, заставляя их жить по каким-то своим правилам… ничего хорошего из этого не получается». Когда так говорит МИД — это дипломатическое прикрытие политических манёвров и дезинформация противника.

Но когда это говорит эксперт официозного пула, это послание западным элитам позиции правящей группы или во всяком случае того её крыла, которое ищет поддержки Запада в борьбе за власть в России. Проповедь права союзников на многовекторность — это такой же нонсенс, как признание свободы секса в семье.

Что-то мир не слышал от США, ЕС или Китая проповеди готовности признать многовекторность своих вассалов, партнёров или соседей. Напротив — или жёсткие условия, или разрыв отношений, давление и переворот. Извращение, подобное клятве в верности принципу многовекторности соседей, — это признание права Украины отдать Крым под базы НАТО, а Белоруссии предпочитать интересы Британии интересам России.

Этим же правом на многовекторность объясняется молчание наших дипломатов в ответ на дерусификацию партнёров по ЕАЭС и СГ. «Уважение суверенитета» этими экспертными группами трактуется как обязанность России терпеть западный институт влияния на исторически своих отторгнутых территориях.

При этом ни слова о праве России требовать защиты своих интересов в странах, которым оказывается серьёзная экономическая, политическая и военная поддержка. «Ресурсная дипломатия» — это политика с позиции слабости, подразумевающая содержание многовекторных союзников, уходящих на Запад за российские деньги и всё более открыто презирающих Россию.

Евгений Прейгерман (в центре)

Так, например, клуб «Валдай», один из инструментов нашей «мягкой силы» постоянно публикует статьи Евгения Прейгермана — белорусского русофоба, прямого агента западных спецслужб и главного пропагандиста идеи многовекторности Белоруссии под эгидой Запада. Прейгерман прямо предупреждает Россию — никаких наднациональных институтов в СГ РФ и РБ не будет. А «Валдай» ему в этом поддакивает.

Аналогичную позицию, кстати, занимает журнал «Россия в глобальной политике», главный редактор которого — известный Федор Лукьянов, председатель президиума неправительственной организации «Совет по внешней и оборонной политике» («СВОП»), член президиума некоммерческой организации «Российский совет по международным делам» (РСМД), директор по научной работе Фонда развития и поддержки Международного дискуссионного клуба «Валдай», профессор НИУ ВШЭ.

Этот журнал в своем телеграм-канале постоянно публикует другого белорусского русофоба и необандеровца, известного по делу ИА REGNUM стукача и доносчика Алексея Дзерманта.

При этом Лукьянов сравнивает отзыв посла М. Бабича из Белоруссии с её освобождением от немецко-фашистских захватчиков в 1944 году. Надо отметить, что учредителями этого журнала являются государственное агентство РИА Новости и Российский совет по международным делам (учредители МИД и Минобрнауки РФ).

В России активно действует пул экспертов из СВОП, РСМД, «Валдая», МГИМО, ГАУГН, фонда Горчакова, фонда «Креативная дипломатия», ИМЭМО РАН, института Европы РАН. Все они тоже выступают против создания наднациональных институтов где-либо в СНГ с участием России, являясь, по сути, площадкой для продвижения британо-американских интересов в отношении республик бывшего СССР.

«Злую шутку сыграла близость языка и траекторий развития, привычка считать соседнюю республику, а потом страну фольклорной разновидностью того же самого, что у нас», — пишет Фёдор Лукьянов в статье «Украинский вопрос для будущего России» в 2018 году. То, что это высмеивание позиции Владимира Путина с его тезисом о русских и украинцах как едином народе с общим языком, Лукьянова не только не смущает, а, похоже, только раззадоривает.

Вину за осложнение отношений между Россией и Украиной Лукьянов аккуратно возлагает на всех понемногу — на олигархов, на постсоветские инстинкты, на сиюминутные цели российской политики — нет только ни одного слова критики в адрес Запада, который для Лукьянова и иже с ним — священная корова.

Не говорит он и о том, что Майдан — это дело рук Запада, причём это насильственное искоренение права Украины на многовекторность. Ну, а чего говорить — он же в Америку хочет ездить и прекрасно в курсе, что тех экспертов, которые, например, в отличие от Лукьянова постоянно читают в США лекции, то есть признаны как ученые на международном уровне, но хоть раз допустившие критические высказывания в адрес США, тут же лишают американской визы, даже если она уже была дана для очередной серии лекций американским же студентам. Лукьянов не хочет лишаться возможности ездить в США.

В апреле 2020 года группа экспертов под эгидой МИД РФ, при поддержке Комитета по международным делам Госдумы, Международного общественного фонда «Российский фонд мира», СВОП и журнала «Россия в глобальной политике» опубликовала совместный доклад по внешней политике России.

Четыре автора из НИУ ВШЭ — С. Караганов, Д. Суслов, И. Макаров, Л. Попович — в апреле 2020 года (!), то есть на пике эпидемии коронавируса, на полном серьёзе видят мир и проблемы эпидемий не как биологическую войну сверхдержав и повод добыть через «сотрудничество» информацию о достижениях противников, а как горбачёвское общечеловеческое гуманитарное братство по планете, попавшее случайно в трудную ситуацию и горящее желанием поскорее помочь друг другу оттуда выбраться.

Сильнее по наивности будет только вера трехлетних детей в Деда Мороза и в творог, добываемый из вареников.

И вот эта группа экспертов с мышлением уездной гимназистки готовит для власти доклад на тему внешней политики. «У доклада непростая судьба», — говорится в преамбуле. «Его вариант, предназначенный для органов государственной власти, был распространен в феврале 2020 г. … Облегченные тезисы докладов или даже их предварительные открытые варианты иногда обсуждаются с группами зарубежных экспертов, в первую очередь из КНР и США».

Судя по оглавлению доклада, с экспертами «в первую очередь» из США обсуждались проблемы защиты российского суверенитета, свободы и культурного многообразия. Это примерно как обсуждать с волками проблему безопасности овец, а с наркомафией — проблемы ЗОЖ. Милюков однажды по аналогичному поводу задал хороший вопрос: «Что это, глупость или измена?»

Причём старые экспертные сообщества — это очень тонкие конъюнктурщики. Если будут создавать новую КПСС, то эти либералы ельцинского разлива еще будут сидеть в президиуме и опрашивать кандидатов на верность идеям марксизма-ленинизма.

Сергей Караганов

Несмотря на неприятие нынешнего курса на суверенитет и реванш навязанного России в 90-е годы поражения, они ищут новые тезисы и причудливо вплетают их в старую канву. Жесткие действия России с целью остановить экспансию Запада, по их мнению, болезненный шаг, который должен учитывать мировую конъюнктуру.

«Идеи (России) должны отвечать реалиям и потребностям мира, который окружает и будет окружать Россию», — не моргнув глазом говорят нам эксперты ВШЭ. Что они понимают под потребностями мира вокруг России, которым должна отвечать их согласованная с США идея, которую они стремятся сосватать российской власти? «Рус, сдавайся?»

При этом авторы утверждают, что в мире обострится идеологическое соперничество и продолжится «моральная и интеллектуальная деградация элит во многих странах под влиянием информационных и политических процессов». Как это сочетать с обсуждением российского суверенитета с идеологизированными и деградирующими американскими элитами? Почему их как экспертов не смущает такая абсурдность?

Элиты, которых обслуживали в России 30 лет эти эксперты, сейчас могут потерять позиции и уйти на вторые роли, если патриотическая часть элиты все-таки начнет воплощать путинские поправки к Конституции в жизнь. Они понимают, что если проиграют, то в ближайшем будущем покинут политическое пространство, поэтому ожесточённо сопротивляются.

Они понимают, что если в США победит уже постоянно находящийся в коматозе Байден, то в России их век продлится. В случае победы Трампа их финансирование будет свёрнуто, а медийные ресурсы отняты, как это уже сделал Трамп в отношении «Голоса Америки».

Проблема российского суверенитета — это проблема российского экспертного сообщества. В ней как в зеркале отражены достижения и провалы на этом направлении. Расколотые эксперты расколотых элит не хотят покидать медийное пространство, как и компрадорская элита, запрещающая нам даже думать о восстановлении страны.

Суверенной России требуются совершенно другие эксперты. Только сможет ли Россия стать истинно суверенной — еще большой вопрос. До победы — еще очень далеко.

***


Источник.
.

Tags: Белоруссия, Запад, Китай, Путин, Россия, США, американцы, власть, идеология, либералы, мозговой центр, общество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments