ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

России пора становиться хранилищем памяти мира

По всему западному миру валят памятники. Пока нет вопиющих новостей про музеи, но есть основания полагать, что музейные новости у нас еще впереди. Они только недавно открылись после карантина. Да и то не все.

В музеях хранится старое искусство, живет старая вещность, которая буквально вопиет о своей неполиткорректности.

России пора становиться хранилищем памяти мира
Сегодня музеи – это одна сплошная зона поражения всяческими «измами». В старой европейской живописи живут насилие и расизм, сексизм и… там Иисус Христос сплошь белый. И стоит ожидать попыток поменять музейные экспозиции, развенчать и низвергнуть великих представителей «белого» искусства. А может случиться и нечто похуже.

Учитывая сегодняшнюю всеобщую взвинченность, найдут ли правовые системы западных стран в себе силы жестко наказать какого-нибудь вандала, возжелавшего надругаться над произведениями «неправильного» искусства?


Насколько сегодняшние музеи застрахованы от невежественных, но расово, гендерно соответствующих геростратишек, эдаких невежественных сверхчеловечков, которые заявятся в музей с чем-нибудь колюще-режущим, распыляющим или растворяющим? Как это сделала в 1914 году, например, откровенная идиотка, суфражистка Мэри Ричардсон, искромсавшая ножом шедевр Веласкеса «Венера с зеркалом». Кстати, ее биографическая траектория весьма показательна. Вскоре она вступила в Британский союз фашистов и стала лидером его женского подразделения.

И хватит ли западным музеям пороху отстоять право находиться в экспозиции для неполиткорректных, по сегодняшним меркам, картин? Сможет ли Метрополитен-музей защитить «Спящую Терезу» Балтю, которую обвиняют в «романтизации сексуализации ребенка»? Три года назад удалось. Получится ли это сейчас?

И не была ли акция, случившаяся в Художественной галерее Манчестера в 2018 году, открытием ящика Пандоры? Напомню, руководство галереи на время убрало из постоянной экспозиции картину Джона Уильяма Уотерхауса «Гилей и нимфы», шедевра прерафаэлитской живописи, за «откровенный сексизм» и несоответствие представлению сегодняшних феминисток о прекрасном.

Фото: Lex Zea/Keystone Press Agency<br>/Global Look Press

Все больше набирает обороты отыскивание в истории старой европейской живописи художниц, работы которых можно более или менее обоснованно повесить в больших музеях. Следует признать, что в истории старого европейского искусства женских имен очень немного. Так получилось.

Скажу более крамольную вещь – до XVIII века хороших художниц в Европе вообще не было. Но во имя равенства и других ценностей феминистского фундаментализма, боюсь, продолжится натягивание совы на глобус, вытаскивание за уши старых средненьких художниц в ущерб более талантливым художникам-мужчинам, которые могут пасть жертвами перемен в музейных экспозициях.

А еще разворачивается борьба с европоцентризмом. Так, в январе 2020 года Йельский университет отменил пользовавшийся много лет большим успехом базовый курс «Введение в историю искусства: от Ренессанса до настоящего времени» именно по причине его европоцентризма.

В меню всемирной аналитики появилось теперь такое блюдо, как расизм. Поскольку ребята на этой ниве работают системно и страстно, не удивлюсь тому, что через какое-то недолгое время Веронезе и Пуссена в Лувре еще придется поискать, а может там им уже и не найдется места.

Сегодня, на мой взгляд, происходит подтачивание некой надгендерной, надрасовой, надклассовой, всеобщей шкалы оценок. В этом корень современного варварства, подкрепленного спекуляциями пустых и подлых апостолов постмодернизма, злые и темные идеи которых выбрались из академических книжек и мутировали в кричалки звереющих на глазах участников уличных демонстраций. Сегодняшние варвары хотят вносить смешные и идиотские поправки к всеобщему: красоте, эффективности, истинности, чести и прочему.

И вот что я предлагаю. Если на Западе начнут перетряску и чистку институтов социальной памяти (музеев, библиотек и архивов), нужно предложить им отдавать все, что не кажется политкорректным, нам.

Пусть мы станем в их глазах свалкой неполиткорректной рухляди. Ничего! Мы не гордые. На самом же деле, пора нам становиться великим Русским ковчегом, хранилищем памяти мира. Нам необходимо хранить способность человека к цивилизационной сложности. Как Бран Старк из «Игры престолов», мы должны стать всемирным трехглазым вороном.

Это какая-то патология – люди сегодня стремительно становятся маловместительными, неспособными к цивилизационной сложности. А в нас вся сложность мира способна поместиться.

На территории современной России в разное время существовали более сотни различных государств. Своими историческими кульбитами мы сформировали в себе навыки такого существования. В нас, даже сегодняшних, вмещаются и Красный проект, и Романовская империя, и место наказания Прометея, и кантианский Кенигсберг, и Византия, и древнегреческие колонии, и Золотая Орда, и много всего другого – в нас все это может поместиться.

И многое мы уже умеем или учимся уметь хранить. Дуньхуанские рукописи и библиотеку Вольтера, едва ли не лучшее в мире собрание еврейских инкунабул и самую большую в мире коллекцию рукописей Карла Маркса…

Если опять вспомнить о реалиях популярного сериала «Игра престолов», в конечном итоге король ночи приходит, чтобы убить трехглазого ворона, хранителя всемирной памяти. И к нам придет. В сериале удалось отбиться. И мы отобьемся.


Евгений Фатеев
Руководитель Екатеринбургского отделения
Русского художественного Союза


***


Источник.
.

Tags: Европа, Россия, США, история, культура, общество, постмодерн, фашизм, человек
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments