ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Польша образца 1921–1939 годов

Итоги советско-польской войны подвел Рижский договор 18 марта 1921 г. Обе стороны признавали независимость Украины и Белоруссии, но Варшава удержала за собой территории Западной Украины и Западной Белоруссии (ст. 2).

Польша обязалась предоставить лицам русской, украинской и белорусской национальности все права и возможности для свободного развития культуры, языка, выполнения религиозных обрядов. Те же обязательства в отношении поляков брали на себя Украина и Россия (ст. 7).


Юзеф Пилсудский на мосту Понятовского в Варшаве во время майского переворота. 13 мая 1926


Правительства Советской России и Украины брали на себя обязательства вернуть в Польшу культурные и исторические ценности и трофеи, захваченные или вывезенные с территории Польши в период с 1772 по 1918 год (ст. 11), компенсировать экономический вклад Польши в развитие России выплатой в течение года 30 млн рублей золотом (ст. 13), вернуть захваченный железнодорожный и речной транспорт (ст. 14), компенсировать потерянные частными лицами вклады, депозиты, имущество (ст. 15 и 16).

Вряд ли будет преувеличением утверждение, что Варшава говорила в Риге с делегациями советских республик языком победителя. Бессмысленное после подписания мира «правительство новой Польши» — Польревком — пришлось распустить.

В это время «начальник государства» в Варшаве думал о расширении границ за счет Германии. Решив вопрос на востоке, Пилсудский поспешил перебросить высвободившиеся силы на запад.


Польская дипломатия напрягала все усилия, чтобы получить контроль над Данцигом или право располагать там свой гарнизон или военные корабли. На все последовал отказ. В период 10-месячной оккупации города силами Антанты поляки ввели туда и свой контингент под предлогом обеспечения военных поставок во время войны с Советской Россией.

Забастовки докеров в Данциге поставили под угрозу снабжение Варшавы военными грузами. Солдаты разгружали суда вместо грузчиков. Но после ухода союзников польское присутствие стало очевидным, и под давлением Лиги Наций Варшава вынуждена была вывести войска.

15 ноября 1920 г. Данциг с прилегающей территорией был объявлен «вольным городом» под покровительством Лиги.

Это было маленькое независимое государство (1950 кв. км) с собственной конституцией, парламентом, правительством, валютой (данцигский гульден). Население его составляло 410 тыс. жителей, из них 210 тыс. были горожанами. 95% граждан «вольного города Данцига» были немцами, 3% — поляками и кашубами [1], 2% — евреями. Государственным языком стал немецкий.

Все в новом государстве было немецким, но Данциг был объединен таможенной унией с Польшей. Вследствие этого все таможенные доходы города шли в польскую казну, поляки получили право на владение железной дорогой, в порту под их контроль перешла почта.

Курс городской валюты — гульдена — был привязан к золотому фунту (1 фунт равнялся 25 гульденам), первый заем в 50 млн марок в 1920 году был предоставлен Рейхсбанком, вслед за чем был создан Данцигский Банк с активом в 300 тыс. фунтов. Городские власти старались защитить свою финансовую независимость от Варшавы.

По особому соглашению, оформленному с санкции представителей союзников от 22 июня 1921 г., Польша получила право оставить собственных «сторожей» у используемых пирсов и складов на небольшом полуострове Вестерплатте.

Суверенитет Данцига над этой территорией сохранялся и признавался особым соглашением. Польша не имела права вмешиваться в работу администрации порта или ограничивать полномочия данцигских таможенных чиновников.

Вольный город сохранял право таможенной проверки товаров, поступавших на Вестерплатте под маркировкой «Военные материалы и взрывчатка».

После этого успеха в августе 1921 г. Варшава вновь перешла в наступление, потребовав передачи под контроль польских властей управления и эксплуатации железных дорог. План провалился исключительно в результате вмешательства британской администрации.

Гораздо активнее поляки вели себя в Силезии, на которую они также претендовали. Здесь также были размещены войска Антанты — англичане, французы и итальянцы.

Их численность росла и от нескольких батальонов достигла 16 тыс. чел. В августе 1920 г. в Верхней Силезии появились польские вооруженные отряды, которые начали терроризировать местное немецкое население. Происходила классическая для XX века борьба за перераспределение территории, на которую по тем или иным причинам претендовали две стороны.

Оккупационные войска, которые должны были поддерживать порядок, не вмешивались. Еще в декабре 1918 года немцы начали организовывать самооборону и формировать фрайкоры. Это делалось практически по всей стране. Цели могли быть разными — от борьбы с левыми до противостояния местным инонациональным силам.

В Силезии центром формирования фрайкоров стали промышленные центры Позен и Бреслау (совр. Вроцлав). Население первого было преимущественно немецким, во втором немцы доминировали. Первоначально ландверы боролись с городскими рабочими организациями — «красными», но в 1919 и 1920 гг. активно выступили и против поляков.

В марте 1921 года по настоянию Варшавы в Верхней Силезии был проведен плебисцит, 707 605 голосов было подано за Германию, 497 359 — за Польшу. За выбор в пользу Варшавы в основном голосовало сельское население, против него — жители индустриальных центров. Поражение поляков на плебисците было полным.

Но Пилсудского это не остановило. Внешнеполитическое положение изменилось. При полной поддержке Франции Польша организовала очередную провокацию, однотипную с той, которой командовал Желиговский в Литве. В ночь со 2 на 3 мая на спорную территорию были введены войска под видом повстанцев.

Была захвачена основная часть оспариваемых территорий. Даже по польской официальной статистике, в 7 воеводствах Силезии непольское население составило около 50% населения, в 3 воеводствах — свыше 75% населения.

В результате 12 октября 1921 года Лига Наций, вопреки результатам плебисцита, передала Польше 29% спорной территории, на которой проживало 46% населения провинции и была сосредоточена большая часть ее промышленности: 76% угольных шахт, 97% добычи железной руды, все производство цинка и олова, около 50% доменных печей и т. п.

Агрессивность Польши в отношении Силезии станет более понятной, если оценить приобретение в сравнительных цифрах. Три её угольных района — Домбровский, Краковский и Верхнесилезский — в 1922 году дали по 7095, 1986 и 25 791 тыс. тонн соответственно.

Выплавки чугуна в границах бывшего Царства Польского в 1922 году составили 79 тыс. тонн, в Верхней Силезии — 401 тыс. тонн; показатели производства мартеновской стали по этим регионам составили 49 083 и 70 833 тыс. тонн, проката — 38 759 и 41 417 тыс. тонн соответственно.

Очевидно, что без оторванной от Германии Силезии экономика Польши была совсем другой.

Первыми шагами во внешнеполитическом устройстве связей Польской республики был польско-французский договор, подписанный в Париже 19 февраля 1921 года. Он был направлен против Германии.

Польская армия после демобилизации в 1921 году составила 350 тыс. чел., Франция помогла Варшаве преодолеть колоссальный дефицит 1921 года в 241 млрд польских марок при доходе в 135,2 млрд. Франция фактически взяла на себя содержание новой союзной армии на востоке.

3 марта 1921 года Польша заключила сроком на 5 лет союзный договор с Румынией, к которому прилагалась и военная конвенция. Этот союз означал единый фронт против Советской России. Договор продлялся в 1926, 1931 и в 1936 годах.

Одновременно польская дипломатия вела работу по военно-политической консолидации Прибалтики. Определенные шаги предпринимались и местными государствами. 7 июля 1921 года был подписан договор о военном союзе между Латвией и Эстонией.

Прилагавшаяся к нему военная конвенция разъясняла, что союз направлен именно против России. 1 ноября 1923 г. он был развит в военно-политический союз сроком на 10 лет. Попытка Литвы присоединиться к этому договору была блокирована в результате протестов польской дипломатии.

13 марта в столице Польши началась конференция представителей прибалтийских стран. Это был, по верной оценке советского обозревателя, «приступ к польской концепции Балтийского союза».

17 марта 1922 года в Варшаве был подписан гарантийный договор между Польшей, Латвией, Эстонией и Финляндией, весьма приближавший эти страны к союзным отношениям. Они взаимно подтверждали признание договоров, заключенных с Советской Россией, и брали на себя обязательства в случае нападения на них войти в консультации относительно возможных действий.

Договор делал Польшу политическим центром лимитрофов северо-запада, но из стран, подписавших соглашение, ратифицировала его только Эстония. Одной из причин этого была чрезвычайно нервная реакция в Германии.

Берлин беспокоило укрепление позиций Польши в регионе, и 20 апреля 1922 года последовало успокаивающее разъяснение сторон, что Варшавское соглашение направлено исключительно против РСФСР.

Польская дипломатия не останавливалась на достигнутом. 19−20 августа 1923 г. в Риге прошло тайное совещание военных экспертов Польши, Латвии, Эстонии и Финляндии, в результате чего был подписан секретный протокол о создании в случае войны с Россией объединенного флота и использовании портов.

В результате завоеваний Пилсудского Польша стала страной с населением в 27 млн чел. (5-е место среди европейских государств), но при этом собственно поляки составляли абсолютное большинство только в бывшем Царстве Польском и австрийской Западной Галиции с центром в Кракове.

В Польской Республике, согласно польской же статистике, поляки составляли 54,5% населения, украинцы — 17,22%, евреи — 10,6%, немцы — 8,3%, белорусы — 5%.

«Захватывая направо и налево земли соседей, — отмечал в 1926 г. Ф. Я. Кон, — Польша оказалась в положении древних троянцев, втащивших в свою страну коня, внутри которого скрывались вражеские силы, вызвавшие ее разрушение».

Восточная граница Польши не устраивала польских военных — они считали, что естественные рубежи их страны должны проходить восточнее, за Витебском.

На приобретенные земли они смотрели, по словам генерала Сикорского, следующим образом: «…нужно возможно сильнее и существеннее спаять окраины с остальной страной, ассимилируя их в истинно-государственном, а не в механическом значении этого слова».

Нацменьшинства рассматривались в Польше исключительно как объект культуркампфа, и никакие обязательства Рижского договора ни в чем Варшаву не ограничивали. На западных окраинах Варшава предприняла ряд мер по дегерманизации и полонизации захваченных территорий.

Польские власти вытесняли немецкое население. Практиковались самые различные методы, включая организацию массовых нападений на непольские семьи. В частности, только отошедшее Польше Поморье, т. е. часть Померании, покинули 400 тыс. чел., кроме этого, поляки фальсифицировали данные переписей.

Совокупность дискриминационных мер дала желаемый для Варшавы результат: немецкое титульное население на захваченных землях с 1921 по 1926 год сократилось с 2,5 до 1,032 млн чел.

Весьма жестким был польский режим в Западной Белоруссии. Уже в 1922 году один из основателей белорусистики академик Е. Ф. Карский писал: «Унизительно тяжкое положение закордонных белорусов общеизвестно, и симпатии к западному соседу могут быть только у слепых и политически неразвитых людей.

Если теперешнее положение продолжится, то белорусского вопроса в Польше лет через 30 совсем не будет: потомки теперешних белорусов станут ренегатами-поляками. Ясно, что одно теперь должно озабочивать всех — поскорее вырвать из неволи наших отторгнутых братьев…»

Авторитетный пражский славяноведческий журнал «Слованский преглед» в 1936 г. писал о положении белорусского национального меньшинства в Польше:

«Белорусское население не могло найти справедливости у польских властей… В целом можно утверждать… что белорусы как народ являются в Польше бесправными. Ни польские власти, ни польская общественность не сотрудничают с белорусским меньшинством».

О масштабах и темпах полонизации можно судить по следующим цифрам: если в начале 1919 г. существовало 359 белорусских школ, 2 учительские семинарии и 5 гимназий, то к 1938−1939 учебному году не осталось ни одной белорусской школы.

Желание получить образование на родном языке становилось поводом к подозрению в симпатиях к советской власти. В захваченном у Литвы Виленском крае, по литовским данным, проживало 3,2% поляков, 54% белорусов, 1,4% русских, 32,6% литовцев, 7,1% евреев, 1,7% караимов, немцев и др.

В 1922 году поляки провели свою перепись и насчитали уже 68,4% поляков, 11,5% евреев, 8,8% белорусов, 7,2% литовцев и т. д. Статистика исправлялась легко и просто — в поляки записывали всех католиков-славян, в том числе и сохранивших идентичность белорусов.

Самым развитым в промышленном отношении регионом Польши была отторгнутая у Германии Верхняя Силезия. Здесь 436 тыс. человек было занято в промышленности и 282 тыс. — в сельском хозяйстве. Восточные области нового государства в промышленном отношении, напротив, были развиты слабо.

В Виленском крае только 52 тыс. чел. работали в промышленности и 343 тыс. — в сельском хозяйстве. Основу польского экспорта составляли сельхозпродукция, уголь из Силезии и нефть, которая добывалась в Галиции. После Румынии Польша занимала второе место в Европе по нефтедобыче.

Планы Варшавы относительно своих восточных окраин так и не были реализованы: ей не удалось абсорбировать население «восточных кресов» — когда в 1939 году это государство рухнуло как карточный домик, оказалось, что из 13 млн чел. населения перешедших к Советскому Союзу территорий Западной Украины и Западной Белоруссии только 1 млн был поляками…

[1] западно-славянский этнос, в это время еще сохранивший идентичность.



Олег Айрапетов

***

Источник.
.
Tags: Белоруссия, Германия, Запад, Польша, Россия, Украина, власть, войска, история, народ, общество, советский, статистика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments