ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Восстание Спартака

Вспоминая школьный  курс истории, отметим, что такому событию как восстание Спартака уделяется несколько страниц учебника. Кроме того, сняты художественные и документальные фильмы, написаны литературные произведения, снимаются обсуждения в телевизионных программах. Давайте разберёмся в этом историческом событии подробно, поймём каков его смысл и влияние на историю.

Основными источниками для изучения тех событий являются труды Плутарха и Аппиана. Кроме того, много различных монографий и современных учёных, в том числе советской эпохи.

Но все исследователи восстания находились так или иначе под обаянием образа Спартака — борца за свободу, Спартака — освободителя рабов, созданного воображением романистов. Настоящая статья является попыткой переосмыслить исторический образ Спартака, по возможности освободить его от ретроспективных наслоений и показать Спартака и его восстание в подлинном свете эпохи и с позиции управления социальными процессами.

Что мы знаем из истории

По некоторым данным Спартак был из племени Медов, это из Фракии, территория современной Болгарии. Историки склоняются, что имя Спартак не его собственное, скорее это псевдоним. Настоящее имя не сохранилось, что делает невозможным отследить, к какому роду он принадлежал.


Таким образом, крупными мазками биография Спартака может быть восстановлена в следующем виде: служба в римской армии в качестве наёмника, дезертирство в связи с началом военной кампании римлян против медов, война с римлянами на стороне соплеменников, плен и рабство. Нигде нет упоминания о том, из какого рода был будущий предводитель рабов, но судя по всему, он был обучен грамоте, а значит, занимал не самое низкое положение в обществе.

Скорее всего из-за своих физических данных и умения обращаться с оружием, его не казнили за дезертирство, а продали, и продали именно в гладиаторы. Так Спартак через некоторое время очутился в гладиаторской школе Лентула Батиата в городе Капуе.

Поначалу участие в гладиаторских боях считалось позорным наказанием, которому даже рабов нельзя было подвергать без достаточного основания (Тертуллиан в своем трактате «О зрелищах» пишет о том, что изначально гладиаторами были преступники и нерадивые рабы). Но потом эти условности были отброшены, и хозяева школ стали покупать гладиаторов на невольничьих рынках. Организация гладиаторских боёв подчинялась строгому, отточенному веками церемониалу.

Восстание Спартака

Современная реконструкция детали помпейской фрески
Источник: В. А. Лесков, «Спартак», изд. «Молодая гвардия», 1983.


Выступлениям гладиаторов предшествовала цирковая процессия, затем они сражались с учебным оружием, чтобы зрители могли оценить их силу, ловкость и сделать ставки. Затем начинались настоящие бои, после которых арену посыпали песком, уничтожая следы предыдущего боя. Бой шёл до смерти или тяжёлого ранения одного из противников, также гладиатор мог признать себя побежденным.

В таком случае его судьбу решала публика. Убитых гладиаторов увозили с арены на специальных тележках и хоронили с соблюдением погребальных церемоний, в собственной могиле с надгробным памятником.

Об обстоятельствах пребывания Спартака в школе можно только гадать, предположим только то, что он пользовался уважением, раз смог сплотить вокруг себя большинство гладиаторов.

Восстание

Итак, в 73 году до нашей эры, в конце зимы, завладев кухонными ножами и вертелами, несколько десятков рабов перебили часть охраны и бежали. После бегства из школы Спартак с товарищами укрылся у Везувия, их было 78 человек. По дороге они захватили обоз с гладиаторским оружием, который случайно(?) оказался на их пути.

Как нам сообщает Плутарх, там на горе они выбрали себе трёх предводителей. Ими оказались Спартак, Эномай и Крикс. Тот факт, что они не разбежались, а выбрали себе руководителей, говорит о том, что у них были планы на будущее. После побега рабы стали хоть и не свободными де-юро, но вольными де-факто, и факт выбора предводителей говорит о вольном желании следовать за своими командирами.

Мотивы

Отвлечёмся на время от повествования о событиях далёкого времени и обсудим вопросы, которые возникли к этому времени. Причём, отношение к событиям будем рассматривать с разных уровней организации общества того времени.

Во-первых, это «простолюдины», то есть рабы, крестьяне, пастухи, мелкие ремесленники и т.д.

Во-вторых, «элита» — крупные купцы, землевладельцы (они же — рабовладельцы), полководцы, сенаторы и прочая знать.

В-третьих, жречество, которое в то время уже не играет «в открытую» роль управленцев в масштабах всего общества региона, но в действительности — исполняет эту функцию.

Первый вопрос: было ли восстание подготовлено и организовано извне, или произошло «само собой», и потом уже разные силы попытались вписать его в нужные им процессы? Можно ли было в принципе организовать восстание, закрывая глаза на собрания гладиаторов, на которых они готовят побег, подкинув им оружие и сообщив, что на ближайшем турнире все они погибнут?

В общем-то, можно, но скорее всего в Римской республике были созданы условия, при которых такие восстания не могли не возникнуть, оставалось только ждать, где это произойдёт, затем убедиться в боеспособности гладиаторов — как воинов и их предводителей — как полководцев, и начать использовать их в своих интересах.

Второй вопрос. Какие аргументы приводил гладиаторам Спартак, чтобы они согласились выступить все вместе? Какова была идея восстания? Им предложено было стать свободными? Вряд ли. Ты свободен, если все остальные считают тебя свободным, а иначе ты — беглый раб, который подлежит поимке и казни.

У них была большая революционная идея по смене рабовладельческого строя на какой-то другой? И хотя многие историки, особенно советской эпохи говорят о гладиаторах как об одних из первых борцах за свободу и равенство для всех, вряд ли могли меньше сотни беглых рабов рассчитывать на столь масштабные результаты своей деятельности. К тому же, есть описание того, как Спартак и его соратники-полководцы не чурались носить захваченные знаки отличия римских военачальников, а значит, Рим не был их идеологическим противником.

Он предложил им вырваться из заточения, чтобы стать бандитами «с большой дороги», грабить, и пожить всласть на награбленное, сколько удастся? Думаем, такая идея была, хотя бы в умолчаниях, на первом этапе их бунта.

Восстание Спартака

И это выразилось в том, что они грабили и убивали рабовладельцев, и даже устраивали массовые гладиаторские поединки с участием пленных римлян, где сами были зрителями.

Однако, думаем, что идея появилась позже. Оставим пока этот вопрос и вернёмся к нему по ходу статьи.

Римская республика

К концу II века до н. э. Рим — могущественнейшая держава Средиземноморья. Победы над Карфагеном, Македонией, Испанией, одержанные римскими солдатами — упорными и самоотверженными крестьянами, сделавшимися воинами, — принесли их государству новые земли, богатства и немеркнущую славу.

Казалось бы, избавившись от своего могущественного врага — Карфагена, обогатив казну несметными сокровищами, превратив в провинции Сицилию, Сардинию, Корсику, Цизальпинскую Галлию, Испанию, Африку, Иллирию, Македонию, Азию, римское государство было застраховано от любых неожиданностей. Однако именно тогда оно вступает в затяжной период потрясений и мятежей. Об этой эпохе Саллюстий писал, что главными её пороками сделались алчность и честолюбие, а Аппиан называл просто: Гражданские войны Рима.[ 4 ]

С завоёванных земель хлынул поток рабов, имели место поборы с соседних провинций. Однако богатства концентрировались в руках немногих собственников.

Очевидно что присутствовало классовое расслоение, элита жила в роскоши, низшие слои еле сводили концы с концами, чувствовали присутствующую несправедливость и произвол богатеев, что являлось одним из главных факторов напряжённости в обществе, (этот принцип в управлении сохранился до сей поры).

Самым достойным источником извлечения доходов считались земельные хозяйства — виллы, на тот момент массово уничтожались мелкие крестьянские хозяйства, крупные собственники скупали их или отнимали силой.

Свободные крестьяне уже не держатся за землю, так как по соседству трудятся рабы на виллах, ценой даже тяжёлого труда не в состоянии вырваться из нищеты, чувствовали себя теми же рабами. Оставалась сфера деятельности, привилегия к которой принадлежала исключительно свободным — это государственное управление, по законом Рима право управлять государством имели все его граждане.

Именно в городах, участвуя в выборах магистров, в политической жизни, римляне по настоящему чувствовали себя свободными. Бедняки и нищие хлынули в Рим, который, по некоторым данным, достиг населения в 300 тыс. Появился спрос на жильё, который был удовлетворён дешёвыми и некачественными строениями, которые часто горели и разрушались.

Если бросить взгляд на величественную галерею образов, выросших в эпоху падения республиканского Рима, обращает на себя внимание единая черта, свойственная им всем: народным трибунам, диктаторам, победоносным полководцам, ораторам, соперникам или друзьям: Марию, Сулле, братьям Гракхам, Цицерону, Помпею Великому — все эти люди безудержно честолюбивы.

Все они патриоты и страстно желают могущества и процветания своему Отечеству, но не менее страстно желают они, чтоб могущество и процветание Отечества проистекало именно от них.

Они хотят остаться на страницах римской истории, и остаться здесь не одним из многочисленных трибунов или консулов, но отметить её неповторимым росчерком собственной личности. В их руках мощное оружие — доверие общества, которое, как раз в это время испытывает «спрос» на вождей. Это общество состоит из людей энергичных, решительных, готовых убивать и умирать во имя своего вождя.

Сочетание двух этих факторов: воли вождя и воли народа превратили римскую историю в череду драматических коллизий, едва не уничтожив само государство.

Военные действия

Нужно отметить, что отряд гладиаторов — очень удобное формирование и для решения собственных задач, и как инструмент в чьих-то руках.


  • Во-первых, это отряд молодых, здоровых, сильных, обученных сражаться мужчин;

  • Во-вторых, им особо нечего терять, кроме собственной жизни у них ничего нет;

  • В-третьих, восставших рабов не воспринимают как серьёзную военную силу, посылают на борьбу с ними не самых лучших полководцев.

Так произошло и здесь, власти не придали значения бегству гладиаторов, направили небольшой отряд из Капуи, который был разбит. При этом гладиаторы захватили много оружия и другого снаряжения. Затем какое-то время восставшие занимались набегами на близлежащие виллы, освобождали рабов, захватывали продовольствие. Судя по всему, с самого начала было установлено деление добычи поровну.

Это обстоятельство сыграло немалую роль в притоке людей в отряд. Количество восставших росло, вести об их действиях дошли до Рима. Оттуда для борьбы с ними был послан отряд в 3 тысячи человек во главе с претором Клавдием, который разбил лагерь у подножия Везувия. С Везувия вела всего одна дорога, и он решил закрыть проход, отрезать рабов от снабжения и вынудить сдаться. Клавдий с пренебрежением отнёсся к своей миссии, недооценил беглых рабов, даже не выставил вокруг своего лагеря охрану.

Однако, Спартак применил военную хитрость и ночью спустился по отвесному склону на верёвках, сплетённых из виноградной лозы, внезапно напал на лагерь римлян, захватил трофеи и оружие — это была его первая победа. Историки пишут, что в этой схватке погиб Эномай.

После этой первой победы боевой дух беглецов сильно укрепился, они уверовали в свои силы и перешли от «партизанщины» к открытым действиям. Спартак покидает Везувий и они перемещаются по окрестностям, освобождая рабов, пополняя запасы провианта. Армия Спартака быстро растёт.

Чтобы она была боеспособной, там устанавливается строгая дисциплина. Проводится обучение новобранцев. Видимо, в это время возникает идея примкнуть к каким-то другим силам, сражающимся с Римом, и видимо с этого момента Спартака стали рассматривать как реальное войско и начали использовать в своих интересах различные силы.

Так проходит примерно полгода. Вторым против гладиаторов осенью того же года был послан претор Вариний. По некоторым причинам (может, кто-то подсказал?), Вариний разделил войско на две части под командованием своих подчинённых Фурия и Коссиния. Плутарх упоминает, что под началом Фурия было около 3 тысяч человек.

Разделением войска умело воспользовался Спартак. Сначала восставшие напали на отряд Фурия и нанесли ему поражение. Затем Спартак врасплох напал на Луция Коссиния, который в это время купался близ местечка Салины и едва не взял его в плен, а преследуя его, захватил лагерь в кровопролитном бою, в котором Коссиний был убит.

Затем Вариний наспех призвал новобранцев в близлежащих городах и блокировал лагерь Спартака. Но тот применил военную хитрость: оставил в лагере трубача, подававшего обычные сигналы и привязанные к столбам перед воротами трупы, на расстоянии казавшиеся часовыми. Тем временем восставшие покинули лагерь и надолго оторвались от преследования. Утром Вариний обнаружил, что в лагере Спартака никого нет и начал преследование. Затем он напал на новый лагерь восставших и был разбит наголову, при этом Вариний потерял в бою коня, и чуть было не попал в плен.

Расклад сил

Итак, к этому времени Спартак и его войско продемонстрировали свои возможности, и пришло время порассуждать, какие силы могли быть заинтересованы в использовании гладиаторов.

Внешние силы. В то время Римская республика враждовала и с некоторой периодичностью вела боевый действия с Митридатом, также периодически приходилось подавлять восстания на завоёванных территориях, в частности в Испании Гней Помпей наводил порядок, усмиряя Сертория.

Были ли выгодны внешним силам похождения Спартака? Безусловно. Спартак отвлекал на себя часть ресурсов республики, подрывал экономику, разоряя города и освобождая рабов. Могли ли эти внешние силы координировать свои действия со Спартаком, или оказывать помощь деньгами, советниками, разведданными? Думаем, вполне могло быть и такое.

Историки рассматривали возможность союза Спартака с Митридатом, но отвергли её по причине «античного мировоззрения», когда раб никогда не считался равным свободному и победа над общим врагом в союзе с рабами считалась бы хуже поражения.

Восстание Спартака
Митридат IV Portrait of the king of Pontus Mithridates VI as Heracles. Marble, Roman imperial period (1st century)


Не будем отрицать таких аргументов, но предположим, что для Митридата было бы ошибкой сбрасывать со счетов наличие боеспособной армии в тылу врага и не воспользоваться этим обстоятельством для достижения своих целей. Думаем, взаимодействие было, но Митридат держал Спартака на отдалении, не вступая с ним в открытый союз и не соединяя армии. Не исключаем и того, что Спартак понял игру Митридата и порвал с ним.

Более правдоподобным и вероятным видится союз с Серторием, наместником на завоёванных Римом испанских землях. Участвуя в гражданской войне на стороне сил, который потерпели поражение, он восстановил контроль над территорией Испании, и теперь ему приходилось воевать с Римом, в частности, против него был послан Помпей Великий.

Серторий мог пойти на союз со Спартаком, и скорее всего этим обстоятельством можно объяснить движение восставших в сторону Альп. А дойдя до Альп, Спартак развернулся назад, и этот манёвр совпадает со временем гибели Сертория. И хотя историки объясняют этот разворот другими причинами, нам всё же представляется более правдоподобной эта версия.

Внутренние силы. Безусловно, в Римской республике были различные люди, которые хотели изменить своё положение во властной иерархии государства, но конфигурация властных группировок не позволяла им это сделать.

Не знаем, были ли такие, кто с помощью восставших мог решать свои проблемы по устранению конкурентов, но среди знати того времени есть фигура человека, который, мог, хотел, и в итоге получил выгоды от восстания. Это Марк Красс. Вернёмся к нему позже, а пока продолжим описание расклада сил и их интересов.

Жречество. Эти люди всегда славились тем, что могли любые обстоятельства использовать для достижения своих целей. Не видим причин, чтобы во времена Спартака это было не так. Итоги того, чего добилось жречество мы опишем в конце, а пока скажем, что на цели изменения общественного и государственного устройства, смену кланов, находящихся у власти могло влиять то, насколько долго отряд восставших будет существовать непобеждённым, с кем он вступит в союз, а кого разгромит.

Были ли у Спартака советники, которые, общаясь с представителями жречества, подсказывали решения предводителю рабов? Думаем, что были. Не важно, как они назывались, от кого были присланы, (сообщается, что к восставших примыкали не только рабы и крестьяне, но и офицеры Римской армии, жаждущие славы) важно, что они работали, и многие победы были одержаны именно с их подачи.

Если посмотреть историю битв, то Спартак часто нападал и громил неприятеля, когда отряды того были разделены, или нападал внезапно, имея качественные разведданные. Думаем, советники были и в Римских войсках, и они, «помогали» и там, а общим для них центром принятия решений были представители жречества.

В художественном произведении Р. Джованьоли «Спартак» есть такой эпизод. Женщина, отвергнутая Спартаком из ревности и мести ссорит и разделяет полководцев так, что одного из них с отрядом в 10000 воинов легко громят войска Рима. И хотя это художественный вымысел, но сама технология советников и связных между отрядами описана хорошо.

Причём, почти три года Спартаку «везло», его противник допускал роковые оплошности, а в конце восстания это изменилось на «180 градусов», Спартак начал совершать ошибку за ошибкой. Советники постарались? Жречество решило свои задачи и пришла пора ликвидировать повстанцев? Видна технология использования бунтарей, которых после следует уничтожить, но об этом позже.

Вопросы без ответа

Изучая материалы, у нас возникали вопросы, на которые историки не дают ответа, и на которые нет ответа и у нас. Пусть о них задумается вдумчивый читатель.

Историки сообщают о численности войска повстанцев в 70000 человек, а на пике численности даже в 120000. Вопрос. Можно ли решить вопрос снабжения только лишь грабежами? Чистая математика.

Возьмём (грубо), что одному человеку в день нужно 1 кг продуктов. Значит, дневная норма — 70 тонн. Так как в те времена большегрузных автомобилей не было, значит возили на повозках. Если принять, что повозка везёт 250 кг, то будет колонна из 280 повозок. И это в день! И это без учёта корма для лошадей, одежды, инструментов, утвари и прочего.

Даже если захватить город с запасами продуктов, то как это хранить? Это наводит на мысль о существовании системы снабжения, которая занималась скупкой товаров с рынков близлежащих городов и свозила в лагерь. А это уже невозможно без содействия внутренних сил.

Второй вопрос. Историки говорят о Спартаке как о талантливом полководце. Не сомневаемся, что это так. Но знания о тактике ведения боя, стратегии, и прочих воинских дисциплинах откуда у Спартака? Он служил в Римской армии, но не генералом же!? А простым солдатам таких знаний не дают.

И ещё. В исторических материалах Спартак представляется как храбрый воин, который ведёт за собой армию, умело сражается, показывает пример своим товарищам. Вопрос. А ходом сражения кто управляет? Для этого нужно видеть всю картину, оперативно перемещать подразделения, куда нужно — отправлять резервы и так далее. Или это тоже делали доверенные советники?

Правда, существует версия, что он вступал в бой когда исход уже был ясен, все резервы введены и все полки знают, как им себя вести. Тогда вступление командира в бой будет действительно выглядеть победоносной атакой, от воздействия которой вражеские войска обращаются в бегство, или сдаются.

Марк Красс

Точная дата рождения Красса неизвестна. Плутарх сообщает, что в первой половине 54 года до н. э., к моменту встречи с Дейотаром, Марк Лициний уже преодолел 60-летний рубеж; отсюда делают вывод, что он родился в 115 году до н. э. или в начале 114 года.

Восстание Спартака

Историки предполагают, что Марк Лициний был младшим из трёх братьев: старший носил преномен Публий, среднего могли звать Гай или Луций, но в историографии считается «чуть более предпочтительным» первый вариант. В семье царили старинные нравы: Крассы жили в небольшом доме, старшие сыновья, даже повзрослев и женившись, остались под родительской крышей, «и все сходились за общим обеденным столом».

Марк Лициний принадлежал к плебейскому роду, представители которого были в составе самой первой коллегии народных трибунов и достигли консульства уже в 364 году до н. э. Красс получил традиционное для римского аристократа образование, в котором основной упор делался на подготовку к военной службе.

Его отец в 96—93 годах до н. э. находился в Дальней Испании в качестве наместника, и Марк Лициний был с ним; за эти три года он успел обзавестись в этой провинции обширными связями, которые позже очень ему помогли.

После смерти Суллы в 78 году до н. э. Красс активизировал свою борьбу за влияние с Помпеем. Последний завоевал огромную популярность успешными войнами, и Марк Лициний решил использовать свои богатства для достижения равного влияния.

Некоторые историки приписывают Крассу «злобную ревность», зависть или даже ненависть по отношению к своему конкуренту,  хотя Плутарх пишет, что «соперничество не увлекало… Красса на путь вражды или какого-нибудь недоброжелательства… к честолюбию не присоединялось ни враждебности, ни коварства»

В отличие от Помпея, Красс сумел быстро завоевать репутацию доброжелательного и отзывчивого человека, знающего все дела в Риме и всегда готового помочь решить различные проблемы. Благодаря целенаправленному погружению в гражданские дела и наличию больших финансовых ресурсов Красс вскоре преуспел и достиг примерно равного влияния с Помпеем.

Он часто выступал публично и делал это весьма успешно прежде всего благодаря прикладываемым усилиям. Марк Лициний продолжал наращивать своё богатство, в том числе и с помощью не совсем честных махинаций со сгоравшими во время частых пожаров домами, которые он покупал за бесценок, сносил и строил на их месте новое жильё.

Механизм накопления капиталов был необычным для римского нобиля: в то время как большинство сенаторов инвестировало в землю сельскохозяйственного назначения, Красс активно участвовал в сделках с городской недвижимостью, торговал высококвалифицированными рабами, которых обучал профессиям, вкладывал деньги в шахты и участвовал в системе откупа налогов в провинциях.

Марк Лициний активно давал деньги в долг. При этом ни один источник не называет его ростовщиком; отсюда в историографии делают вывод, что Красс давал в долг не ради наживы, а для того, чтобы получить власть над своими должниками. Банкротство означало для римского нобиля крах карьеры и всей жизни, а Марк Лициний взимал долги без поблажек.

Как раз лавров победоносного полководца отчаянно недоставало Крассу. Но, для того, чтобы приобрести эти лавры, нужна война, а начальство во всех сулящих славу войнах уже разобрано Помпеем и обоими Лукуллами. Когда в Рим пришла весть об очередных победах Спартака над римскими войсками, Красс решил, что его час пробил.

Война с восставшими рабами, ради которой не нужно уезжать из Италии и бросать надолго дела, короткая и в то же время более чем серьёзная (прошло время, когда над Спартаком смеялись, как над возомнившем о себе главарем разбойничьей ватаги) как нельзя лучше отвечала нуждам Красса.

Ему без труда удалось получить пост главнокомандующего. Это был продуманный и в то же время, рискованный шаг. Поражение означало бы для Красса крах его политической карьеры. Человеку, потерпевшему поражение от рабов, римский народ вряд ли доверит сколь-нибудь важную государственную должность. Итак, ему нужна была только победа.

При подготовке к войне Красс проявил присущие ему качества делового человека. Он с должным вниманием подходит к формированию офицерского корпуса своей армии. Его сопровождают многие представители римской знати, «увлечённые его славой и чувством личной дружбы к нему» (Плутарх).

Вероятно, долги и обязанность проявить благодарность за уже оказанные услуги тоже сыграли свою роль. Красс имел возможность отбирать в свою армию наиболее опытных и талантливых офицеров. К двум консульским легионам он прибавляет ещё четыре, собранные и экипированные на его деньги, и во главе своей армии выдвигается навстречу движущемуся от Альп Спартаку.

Расположившись лагерем, Красс послал одного из своих полководцев — Муммия с двумя легионами следовать за отрядом Спартака, однако, не вступая в бой. Но Муммий то ли переоценил свои силы, то ли сильно жаждал славы, в общем, он нарушил приказ и вступил в бой. И потерпел сокрушительное поражение, многие его солдаты бежали с поля боя, побросав оружие.

Красс не оставил без последствий такое нарушение дисциплины. Римская армия с привычной лёгкостью терпела поражения от рабов, и Красса такое обстоятельство решительно не устраивало. Слишком многое было поставлено им на карту: вся его политическая карьера, все амбиции, а значит, едва ли не сама жизнь. «Отобрав 500 человек — зачинщиков бегства и разделив их на пятьдесят десятков, он приказал предать смерти из каждого десятка по одному человеку — на кого укажет жребий» (Плутарх).

Аппиан, в качестве одной из версий, называет ещё более устрашающее количество казненных — 4000, причём, ссылаясь на неизвестные источники, утверждает, что жребий бросала вся армия Красса. Это было древнее, жестокое, давно не применявшееся и почти забытое наказание, которое Красс восстановил во всей суровости древних времён. Вид этой казни произвёл на войско чрезвычайное впечатление. Отныне стиль войны переменился. Римляне отныне стали бояться рабов меньше, чем собственного полководца.

Вскоре Крассу представилась возможность прервать тягостную череду поражений римской армии. Он одержал победу над «10000 спартаковцев, где-то стоявших лагерем отдельно от своих» [ 4 ]. (Выше мы описывали как раз этот случай как возможный итог работы «советников» в войске Спартака.)

Далее пошла череда неудач, подойдя к морскому побережью, Спартак решил перебраться на Сицилию, но пираты, с которыми он договорился о перевозке, обманули его и не привели корабли в назначенное место. Сами они решили так сделать, или были перекуплены Крассом — история умалчивает.

Восстание Спартака

Таким образом, Спартак оказался на Регийском полуострове, в ловушке. Сюда же прибыл и Красс. Сама природа этого места подсказала ему, что надо делать. Поперёк перешейка от моря до моря по приказу Красса был вырыт ров длиной в 55 километров, глубиной около пяти метров. Вынутую изо рва землю использовали для строительства укреплённого вала. Даже уверенный более или менее в своей армии, Красс не желал рисковать.

Началась осада загнанного в угол отряда бывших рабов. Периодически возникали боестолкновения. В Риме затяжной характер осады вызвал раздражение. Убедившись в полководческих талантах Спартака и ожидая любых неожиданностей от сильного и изобретательного врага, Сенат решил противопоставить Спартаку равного ему полководца.

Вторым главнокомандующим в войне со Спартаком был назначен возвращающийся из Испании Помпей. Это назначение было как нельзя менее на руку Крассу, чьё ревнивое соперничество в славе с Помпеем было общеизвестным. Теперь желанные лавры ускользали от него к сопернику, и так без меры увенчанному военной славой.

А ведь незадолго до того Красс считал своё положение настолько рискованным, что даже сам писал в Сенат, предлагая призвать из Испании Помпея, а из Фракии Лукулла. Тогда, не надеясь на победу, он стремился хотя бы переложить ответственность за окончание войны на чужие плечи. Появление Помпея или Лукулла лишило бы его, конечно, лавров победителя, но и позора поражения он избежал бы.

Красс, опасаясь, что слава победы может достаться Помпею, старался всячески ускорить дело и стал нападать на Спартака. Последний, также желая предупредить прибытие Помпея, предложил Крассу вступить в переговоры.

Предложение было с презрением отвергнуто, но вот интересно, что именно собирался предложить Спартак Крассу? Может быть, просто взятку за то, чтоб Красс приостановил военных действия и дал Спартаку возможность каким-то образом покинуть Италию? В этом случае победа, по крайней мере, не досталась бы ни ему, ни Помпею.

Выскажем «крамольную» версию. Предположим, Спартак и Красс изначально (примерно со времени победы у Везувия) были в сговоре. Красс помогал всё это время Спартаку «финансами и логистикой», решая свои задачи. Крассу нужен был сильный мятеж, который он бы подавил, повысив своё положение в иерархии Римского общества.

Причём, Спартак использовался в тёмную. Тогда разгром Муммия не выглядит «случайной» победой Спартака, а указывает на то, что Красс на первых парах начал играть «в поддавки» со Спартаком, сначала посылая на бой заведомо небольшой отряд, а потом ещё и казня от 500 до 4000 своих солдат.

Тогда получается, Спартак предложил Крассу своё молчание о их сотрудничестве за возможность их переправы на Сицилию. Но Крассу такой расклад уже был не выгоден. Ему нужна была победа. Впрочем, мы не настаиваем на этой версии, оставим её здесь на суд читателя.

В армии восставших вспыхивают раздоры («советники» постарались?). То один, то другой отряд отделяется от армии, чтоб искать спасения на свой страх и риск. От армии Спартака отделяется крупный отряд, состоящий из галлов и германцев, под предводительством Гая Канниция и Каста. Это даже не отряд, а почти половина армии.

Начались бои, в которых чаще побеждали Римляне. Однако, историки пишут, что рабы сражались доблестно, редко кто погибал от удара в спину...


Школа аналитики


***

Окончание следует.


Источник.
.

Tags: Школа аналитики, власть, войска, демократы, история, народ, рабство, толпа, управление
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments