ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Category:

Как прибалтийские энерготигры решили отказаться от белорусской электроэнергии

Заявление министерства экономики и коммуникаций Эстонии о том, что ответственные за энергетику министерства Эстонии, Латвии и Литвы согласовали между собой новые правила торговли с третьими странами, которые предусматривают отказ от закупки электроэнергии у Белоруссии после запуска Белорусской АЭС прозвучало громко, но не до конца понятно.

Если обратиться к первоисточнику, сайту эстонского ведомства, то текст сообщения вызывает множество вопросов.

Как прибалтийские энерготигры решили отказаться от белорусской электроэнергии
«Согласно соглашению, торговля электроэнергией с Беларусью прекращается после запуска там атомной электростанции, и для этого будет внедрена система сертификатов происхождения электроэнергии.

В меньшей степени торговля электроэнергией будет направлена ​​на российско-латвийский участок, используя мощности, оставшиеся от внутрибалтийской торговли. Торговля электроэнергией между Калининградом и Литвой продолжится в текущем объеме.

Новая трехсторонняя методология расчета торговых мощностей будет представлена ​​регулирующим органам энергетического рынка (в случае Эстонии - Управлению по вопросам конкуренции) в конце этой недели, после чего методология будет также доступна участникам рынка электроэнергии Балтии. Новое соглашение действует до синхронизации энергосистем Балтии в конце 2025 года».

Еврокомиссия – верный союзник Калининграда

«Зубодробительный» текст, понять который крайне непросто на любом языке. «Сертификат происхождения электроэнергии» - это занимательная попытка выдавать паспорта электронам, определять их гражданство и выдавать визы, то есть типичная ненаучная фантастика, продолжение новеллы о «молекулах свободы» в составе СПГ, произведенного в США.


Еще один, уже не такой юмористический посыл – «Торговля между Калининградом и Литвой продолжится в текущем объёме». Этой фразой прибалтийские министры, отвечающие за энергетику, вынужденно признают факт собственной капитуляции перед тем, как оказались решены Россией все проблемы в энергетической отрасли Калининградской области.

За рубежную точку была взята дата проведения чемпионата мира по футболу: если посмотреть на обоснование проектов строительства в Калининградской области трех новых газовых электростанций, то оно звучит именно так: «ничего личного, просто свет на стадионе во время тренировок и игр должен быть».

Предлог, который позволил «пройти мимо» любых возможных действий со стороны Литвы – ведь до строительства новых электростанций Калининградская область существенно зависела от транзита электроэнергии через территорию этой страны. Поскольку чемпионат мира по футболу это мероприятие международное, строительство электростанций было поручено ИнтерРАО – опять же «ничего такого, название обязывает».

Но именно государственная компания ИнтерРАО является монополистом экспортных поставок электроэнергии, и именно этим она и стала заниматься, как только электростанции были приняты в эксплуатацию.

После закрытия в 2009 году Игналинской АЭС зависимость Литвы от импорта электроэнергии составляет около 70%, при этом из всего объема импорта 65% приходится на поставки по электрическому кольцу БРЭЛЛ (Белоруссия – Россия – Эстония – Латвия – Литва). До 2019 года немалая часть этого импорта приходилась на Эстонию, которая, в отличие от Литвы, не только не закрывала Нарвские ГРЭС, горючий сланец для которых добывается в шахтах и разрезах на северо-востоке этой страны, но и сумела построить ещё одну, работающую на том же сырье.

Однако в 2019 году по требованию Еврокомиссии Эстония была вынуждена отключить наиболее старые блоки Нарвских ГРЭС под предлогом «экологической опасности сжигания сланцев».

Эстония осталась без 25% установленных мощностей – это, в общем-то, ближе к технологической катастрофе. Кстати, именно это стало причиной того, что намеченная в 2019 году тестовая проверка изолированной работы «ЭЛЛ» без «БР» не состоялась: не до подобного рода экспериментов было эстонским энергетикам, все их усилия были направлены на удержание стабильной работы объединенной энергосистемы республики. «Автоматически» отказалась от участия в тесте и Латвия, и точно так же в этом решении не было никакой политики.

После закрытия последнего крупного потребителя электроэнергии, Лиепайского металлургического завода, Латвия вошла в немногочисленный список стран, добившихся энергетического баланса: здесь производится ровно столько электроэнергии, сколько ее требуется всем потребителям.

Но в этом благополучии имеются свои нюансы: не менее 60% электроэнергии в Латвии производится на каскаде ГЭС, построенных на Даугаве. ГЭС, безусловно, стабильный источник электроэнергии, но от годовых сезонных колебаний объемов производства матушка-природа уйти не позволяет: зимой нужно накапливать воду в водохранилищах, а вот на весенне-летний период, наоборот, приходится пик производства.

По этой причине энергосистема Латвии была максимально взаимосвязана с энергосистемой Эстонии: поставки электроэнергии с Нарвских ГРЭС обеспечивали баланс в зимнее время, в летнее Латвия, несколько утрируя, рассчитывалась с соседкой «водными» киловатт*часами. После закрытия 25% мощностей в Эстонии зимой Латвия оказалась энергодефицитной страной, чем и не преминула воспользоваться компания «ИнтерРАО».

У неё есть хороший, доброжелательно настроенный к сотрудничеству партнер в Литве – компания со сложным литовским названием InterRAO Lietuva, которая в 2019 году с удовольствие приобрела на 2,5 млрд кВт*часов больше, чем в 2018 году. Да, если кто-то вдруг решил, что InterRAO Lietuva занимается исключительно торговлей электроэнергией, то это ошибочное мнение, поскольку основное направление бизнеса компании – оперативное управление принадлежащим ей парком ветроэлектростанций на территории Литвы, а торговля это так, «хобби».

Вот так выглядит «расшифровка» этой части заявления министерства экономики и инфраструктуры Эстонии: «Мы выражаем свое неудовольствие по поводу БелАЭС, но очень просим не прекращать поставки «тоталитарной» электроэнергии из Калининградской области – у нас без неё энергетический баланс не сходится».

Заявление прибалтийских министров и бюрократическая реальность

Остается разобраться с тем, что означает еще одна фраза из пресс-релиза эстонского министерства: «Новая трехсторонняя методология расчета торговых мощностей будет представлена ​​регулирующим органам энергетического рынка (в случае Эстонии - Управлению по вопросам конкуренции) в конце этой недели, после чего методология будет также доступна участникам рынка электроэнергии Балтии».

Энергетическая отрасль Эстонии, Латвии и Литвы – составные части энергорынка Nord Pool с штаб-квартирой в Норвегии, поэтому любые изменения в правилах торговли необходимо согласовывать со всеми остальными участниками рынка, энергетическими компаниями 14 государств Европы.

Так что к соглашению господ министров нужно относиться как к декларации о намерениях, которое должно превратиться в комплект документов – проект новой методологии расчетов должен быть рассмотрен и утвержден сначала в регулирующих органах Эстонии, Латвии и Литвы, затем та же процедура будет проведена регулирующим органом Nord Pool.

И вот только после этой бюрократической процедуры мы можем рассчитывать увидеть и услышать официальную реакцию со стороны Белоруссии и России или, что нельзя исключать, от Союзного государства России и Белоруссии. Каким может быть ответ, пока можно только предполагать, а я позволю себе напомнить, что нечто подобное в истории отношений России и прибалтийских республик уже случалось, причем совсем недавно.

Торговля электроэнергией по правилам Эстонии и Латвии  - новый сезон

В 2019 году системные операторы Латвии и Эстонии (Augstsprieguma tikls и Elering соответственно) разработали и утвердили новую методологию расчета пропускной способности сечений между торговыми зонами LRI и LRE, то есть для торговли электроэнергией между Россией и Латвией и между Россией и Эстонией.

Методология прошла все рассмотрения в регулирующих органах обеих республик и Nord Pool, все хорошо. Никаких заявлений, «нот протеста» и прочей шумихи со стороны России не последовало – полная тишина, покой и порядок.

Объем поставок электроэнергии из России в Эстонию по итогам 2019 года – 0,00 (ноль целых ноль сотых) киловатт*часов, из Россию в Латвию за тот же период – 0,00 (ноль целых ноль сотых) киловатт*часов. «Вы считаете, что можете в одностороннем порядке диктовать нам условия торговли электроэнергией? Нет проблем – диктуйте, но торговли не будет».

Межгосударственные линии электропередач на месте, в полной технической исправности, дежурное питание подается, вот только поставки не идут. 9 июня 2020 года 160 тысяч жителей Риги и пригородов столицы на несколько часов остались без электричества: был поврежден кабель с одной из рижских газовых электростанций, а аварийная помощь со стороны России, предусмотренная правилами БРЭЛЛ, не состоялась.

Логика действий России проста, как топор: если господа считают, что новые правила в рамках Nord Pool важнее, чем договоренности внутри БРЭЛЛ, то господа должны улыбаться в любой ситуации. Так что опыт у России имеется, потому нельзя исключать, что ответ на нынешние действия Эстонии, Латвии и Литвы окажется очень похожим на предыдущий.

Ответ Белоруссии прибалтийских политиков, как мы видим, вообще не интересует – объявлены односторонние дискриминационные меры, война с конкуренцией нерыночными методами. О том, какими могут оказаться дальнейшие перспективы функционирования электрического кольца БРЭЛЛ, попробуем разобраться в следующей статье.

*
Каким будет ответ России и Белоруссии

Соглашение о синхронной работе энергосистем Белоруссии, России, Латвии, Литвы и Эстонии было подписано 7 февраля 2001 года, так что недалека и вполне солидная дата 20-летия существования электрического кольца БРЭЛЛ.

Вот только удастся ли отметить юбилей, учитывая все, что происходит в самой Белоруссии и то, как ведут себя по отношению к ней Эстония, Латвия и Литва, предсказать не так просто.

БРЭЛЛ – северо-западный регион ЕЭС СССР

О перспективах электрического кольца БРЭЛЛ

То, что в начале нового века у северо-западного региона ЕЭС (Единой Энергетической Системы) СССР появилась такая красивая аббревиатура, не изменило главного – как и прежде, БРЭЛЛ обеспечивала надежное энергообеспечение населения и промышленности бывших советских социалистических республик.

Слово «социалистические» - это не демонстрация ностальгия по ушедшим временам, это напоминание о том, что когда планировалась и создавалась ЕЭС СССР, для энергетиков не существовало проблем с частной собственностью на землю. Именно по этой причине линии электропередач, места размещения подстанций были выбраны максимально рационально – так, как это было наиболее рационально для энергетиков.

Доказательство тому, что это было именно так – сам факт существования и работы БРЭЛЛ. Полтора десятка лет тому назад прибалтийские республики вошли в состав Евросоюза, но за эти годы европейские энергетики оказались не способны предложить что-нибудь более рациональное, экономически более оправданное.

Летом 2018 года Европейская комиссия и руководители Эстонии, Латвии и Литвы подписали меморандум о выходе энергетических систем Прибалтики из БРЭЛЛ, но недаром этот документ был назван «Политическое соглашение»: в этом меморандуме нет ни слова о нуждах энергетики и экономики, это очередная попытка поставить политические предпочтения выше экономической целесообразности.

Высшим органом БРЭЛЛ является её Комитет, в составе которой политиков нет, в ней работают только представители энергетических государственных компаний.

Профессионалы уверенно находят общий язык друг с другом, поскольку круг задач у них не изменился – население и промышленность должны быть надежно обеспечены электроэнергией в любое время года, суток, не взирая ни на какие природные катаклизмы, ни на какие технические проблемы.

Проблем хватало и хватает – к примеру, полная остановка атомных реакторов Игналинской АЭС, которая произошла по воле литовских политиков в 2009 году была очень серьезным испытанием для БРЭЛЛ, удержание баланса работы электрического кольца далось не просто. Энергетики справились, справились во многом благодаря тому, что в работу Комитета БРЭЛЛ господа политики не вмешивались.

Аварийные резервы БРЭЛЛ

«Миры» европейских политиков и европейских энергетиков, хоть и соприкасаются друг с другом, но отличаются друг от друга самым кардинальным образом: политикам важно влияние на избирающий их электорат, энергетикам важно, чтобы во всех квартирах, домах и зданиях было светло, зимой – тепло, а летом – не очень душно.

После того, как прибалтийские политики поставили свои подписи под соглашением о выходе из БРЭЛЛ, свое слово сказали и прибалтийские энергетики – они вполне официально попросили российских и белорусских коллег предусмотреть техническую возможность сохранения межгосударственных линий передач.

Да, в рамках ЕС энергетические системы Эстонии, Латвии и Литвы названы региональным энергообъединением BALTSO.

Да, торговля электроэнергией в Прибалтике идет по правилам энергетической биржи Nord Pool (на сутки и на сутки вперед на аукционной основе).

Но ни BALTSO, ни Nord Pool не помогают обеспечить стабильность работы энергетических систем прибалтийских республик, правила этих объединений не предусматривают взаимную перестраховку на случай аварий, резких скачков спроса, а в регламенте БРЭЛЛ, как и некогда в ЕЭС СССР, это было предусмотрено.

Участники БРЭЛЛ подписали пятистороннее Соглашение о поддержании и использовании нормативного аварийного резерва мощности сразу после создания электрического кольца и регулярно продлевали его действие (последний раз – в 2014 году).

Не вдаваясь в технические подробности – каждая из пяти стран держала в резерве 100 МВт мощности в своих энергетических системах для того, чтобы страховать друг друга на случай больших и малых чрезвычайных происшествий.

Но, к сожалению, теперь уже приходится использовать глаголы в прошедшей форме. 26 августа 2020 года системный оператор энергетической системы Литовской Республики компания LitGrid официально известила партнеров по БРЭЛЛ о том, что с 1 января 2021 года Литва выходит из соглашения о резервных аварийных мощностях.

Инициатором этого решения стал президент Литвы Гитанас Науседа, который полагает, что это наилучший способ борьбы против ввода в эксплуатацию Белорусской АЭС, которую Литва считает «аварийно опасной».

Литовских политиков не интересует, что МАГАТЭ и другие международные организации, контролирующие атомную энергетику, проведя множество проверок, тестов, инспекций, никакой опасности в БелАЭС не обнаружили.

Энергоблоки на базе инновационных реакторов поколения «3+» ВВЭР-1200 – лучшее, что на настоящий момент имеется в мировом атомном проекте, тщательность к использованию  всех мер безопасности, соблюдаемая государственными регулирующими органами Белоруссии – гарантия того, что в Островце строится самый безопасный объект атомной энергетики за все время существования и развития отрасли.

Разумеется, Литва, как самостоятельное государство, вправе принимать любые решения, касающиеся работы ее энергетической системы, но это не мешает оценить последствия предпринятого ею шага.

Перспективы БРЭЛЛ после 1 января 2021 года

Соглашение о резервных аварийных мощностях подписано пятью участниками БРЭЛЛ, выход одной из сторон означает прекращение действия этого соглашения – с 1 января, если не будет принято другое решение, электрическое кольцо БРЭЛЛ останется без резервных мощностей.

Системные операторы стран, входящих в состав БРЭЛЛ, могут разработать и подписать двусторонние, трехсторонние соглашения, но они в любом случае уже не будут действовать в рамках всего БРЭЛЛ. Кроме того, стоит учесть, что в 2019 году не осуществлялись прямые поставки электроэнергии из России в Эстонии и в Латвию.

Поставки шли только на основании контракта российской государственной компании ИнтерРАО и литовской компании InterRAO Lietuva, технически – двумя путями: 1) через межгосударственные соединения Калининградская область – Литва и 2) транзитом через соединения между Россией и Белоруссией и между Белоруссией и Литвой.

С 1 января вариант № 2 реализован быть не может, поскольку Литва отказывается от покупок электроэнергии, выработанной в Белоруссии, нарушая тем самым правила открытой конкуренции по отношению как к самой Белоруссии, так и к Союзному государству Россия – Белоруссия. Тем самым у России исчезает любая техническая возможность поставок электроэнергии всем трем прибалтийским республикам, за исключением поставок с территории Калининградской области.

Но наш европейский эксклав никогда не входил в состав БРЭЛЛ, хотя безопасность энергосистемы Калининградской области до недавнего времени требовала бесперебойного функционирования этого электрического кольца: области не хватало объемов собственной выработки электроэнергии, ее поставки с основной части России шли транзитом через территорию Литвы.

Однако в 2018 году в Калининградской области были введены в эксплуатацию сразу три новых электростанции, в 2020 году начинается поэтапный ввод энергоблоков дополнительной, резервной Приморской ГРЭС. Дважды были проведены тесты по изолированной работе энергосистемы Калининграда, оба раза результаты были положительны, то есть энергобезопасность области больше не зависит от действий руководства Литвы, которые крайне сложно называть конструктивными.

Установленная мощность всех имеющихся в Калининградской области электростанций не только полностью перекрывает весь имеющийся спрос, но и вполне позволяет поставлять электроэнергию Литве – в том случае, если контракт ИнтерРАО и InterRAO Lietuva будет продлен и после 1 января 2021 года.

Все события, происходящие в последнее время, приводят к двум выводам. С 1 января 2020 года Россия и Белоруссия не заинтересованы в дальнейшем существовании БРЭЛЛ. Ни Россия, ни Белоруссия не имеют возможности осуществлять поставки электроэнергии во все три прибалтийские республики, за исключением той, что вырабатывается в Калининградской области, которая в состав БРЭЛЛ не входит.

С 1 января прекращает действие соглашение о резервных аварийных мощностях внутри всего БРЭЛЛ, а если это резервирование окажется необходимым для России и Белоруссии, наши страны способны решать эти проблемы самостоятельно, без всякого участия Эстонии, Латвии и Литвы.

БРЭЛЛ перестает быть интересным для России и Белоруссии как с экономической, так и с технической точек зрения, если только Эстония, Латвия и Литва не разработают какое-то новое предложение.

Но пока никакой информации подобного рода нет, поэтому мы спокойно можем констатировать: действия прибалтийских республик, предпринимаемые ими по отношению к Белоруссии, вполне способны привести к досрочной реализации политического соглашения Еврокомиссии и прибалтийских республик о выходе последних из состава БРЭЛЛ.

Нам остается подождать, пока регулирующие органы Эстонии, Латвии и Литвы, а также энергорынка Nord Pool утвердят соглашение их министров энергетики от 1 сентября 2020 года, о котором наш портал рассказывал достаточно подробно.

Каким станет ответ России и Белоруссии, пока предсказать сложно, изложенное – лишь один из имеющихся вариантов.



Б. Марцинкевич

***


Источник.
.

Tags: АЭС, Белоруссия, Европа, Латвия, Литва, Марцинкевич, Россия, Эстония, политика, статистика, технологии, энергетика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment