ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Цивилизация Потопа начала гибридную войну, по наглости похожую на опиумные войны ХIX века (2/2)

Интервью с заместителем председателя Изборского клуба В.В. Аверьяновым.

*

...— Есть ли какая-либо реакция на работу со стороны власти?

— Работа вышла в феврале, и мы из-за карантинной кампании не успели толком развернуть презентационные мероприятия. Поэтому и реакции пока немного.

Цивилизация Потопа начала гибридную войну, по наглости похожую на опиумные войны ХIX векаНо у нас в ходе самого процесса создания труда появилась из достаточно надежных источников информация, что сама постановка вопроса о России как Ковчеге рассматривается в Кремле в качестве одного из наиболее перспективных вариантов новой национальной идеологии. Хотелось бы надеяться, что там дозрели до столь масштабной повестки. Но верится с трудом…

— Выход работы «Русский ковчег» и то, что сегодня происходит в мире, можно назвать совпадением или здесь некая прозорливость Изборского клуба?

— Это не случайное совпадение, но совпадение сущностное: тенденции глобальной деградации анализировались нами уже много лет, но не было пока такого масштабного труда на эту тему. И вот он родился и вышел прямо накануне новых событий, горячей фазы новой гибридной войны, которую начала Цивилизация Потопа. Получается, что мы по времени со своим «Русским Ковчегом» несколько опоздали. Его следовало бы написать и выпустить хотя бы на год раньше, чтобы по возможности подготовиться к событиям кризиса-2020. Но лучше поздно чем никогда.

— Вы имеет в виду историю КОВИД и то, о чем сейчас говорят многие: что пандемия выступает прикрытием гораздо более сложных процессов происходящих в обществе?

— Да, я уже писал об этом. С одной стороны, возникает ощущение, что нынешняя «карантинная диктатура» несет в себе душок безумия, но это только так кажется. Смотрите, какие вещи стремительно актуализируются внутри мировой повестки: почти все страны безоговорочно приняли сомнительную идею структур, связанных с фондами Гейтсов, Рокфеллеров, Сороса, о том, что «нужно ждать вакцину». Наряду с этим возник раскол между ковид-диссидентами и ковид-лоялистами.


Последние нажимают на больную мозоль современного обывателя — страх за свою жизнь, ипохондрию здоровья и мнимый гуманизм к старикам. (Мнимый, потому что в реальности карантинная диктатура больнее всего бьет по старикам, неслучайно чемпионами по смертности во многих странах стали дома престарелых; многие хронически больные в условиях особой пандемической мобилизации перешли в очень опасный режим отложенного лечения — это наверняка приведет к повышению смертности, как вы понимаете, не от COVID-19).

Фактически мировая власть в лице ВОЗ уже заявила о себе — она претендует даже не на то чтобы подменить собою ООН, но взобраться на несколько ступенек выше в плане сосредоточения в своих руках наднационального суверенитета. Она стала органом нового контроля, оценивает работу правительств, журит нерадивых, назначает диссидентов.

Часть правительств, бизнес-элит, отдельные главы регионов и ведомства некоторых стран, в том числе России, вдруг «распознали» в этом «Большом Брате» своего гегемона.

Как будто замерцала перспектива реализации какой-то их смутной мечты. Они забегают «впереди паровоза», подтверждая свою лояльность карантинной диктатуре. От своих знакомых я слышал о многих случаях, когда арендодатели и собственники организаций закрывались, не дожидаясь каких-либо норм и постановлений властей. И это не банальный страх, это именно лояльность, носящая квази-религиозный характер. Религия Вируса, не иначе.

При этом верховная власть как будто скукожилась. Либералы издеваются, говоря, что Путин удалился «в бункер». Но ведь управление регионами действительно во многом отдано на усмотрение губернаторов.

И даже Патриарх Московский и всея Руси, как будто подражая президенту, также не стал вводить никаких общецерковных предписаний, и отдал ситуацию на усмотрение каждому правящему архиерею.

Обнажилась изнанка жизни, когда человек остается наедине со своей совестью и здравым смыслом и должен самоопределиться по отношению к этой, в общем-то пока еще мнимой мировой власти, вкрадчиво подползающей к каждому из нас. Кстати говоря, в Церкви этот раскол ощущает гораздо острее, тем более что в апреле он был сопряжен с днями Великого поста и Пасхой.

— Вы имеете в виду опасность церковного раскола в прямом смысле?

— Ситуация беспрецедентная. Впервые в истории вопрос о посещении богослужений на Праздник Праздников стал головной болью для архиереев, духовенства и прихожан. Ряд архиереев проявили твёрдость, другие услужливо присягнули карантинной диктатуре. Паства оказалась в растерянности.

Многие священники не стали менять привычного порядка богослужений и доступа в храм. В этой связи были эксцессы, так некоторые храмы был оцеплены полицией перед литургией. Либералы завизжали про «эпидемию крестных ходов», демонстрируя свою наглую извращенческую натуру.

Консерваторы из верующих (а православие вообще религия весьма консервативная) впали в крайнюю тревожность и начали усиленно готовиться к испытаниям Апокалипсиса. Это весьма опасная духовная ситуация, когда наметился раскол по поводу евхаристии, лжиц, которые предлагали опускать в спирт после каждого причастия, по поводу посещения верующими литургии, по поводу праздников — и плоды этой ситуации мы еще будем пожинать в будущем.

Но эсхатологическая реакция консерваторов является зеркальным отражением эйфории энтузиастов Мира Цифры. Эти энтузиасты в российской власти воспользовались пандемией, чтобы как можно скорее провернуть свои планы — возможно, им представляется, что они находятся на острие мирового развития.

Нельзя не видеть, что у них этот «прогрессизм» носит какой-то лихорадочный полурелигиозный характер, подобный религиозности сект франкистов и анабаптистов в прошлом.

Они трепещут перед технологиями как перед символом Конца Истории, их обуяла какая-то похоть Сингулярности, заменившая для трансгуманистов идею Бога. Быть может, они действительно верят в переход в постчеловеческий мир и тешат себя иллюзиями о том, что они в некотором роде жрецы этого нового миропорядка. Все это признаки того самого Потопа, о котором мы писали в своей работе.

Я абсолютно уверен, что в глазах народа сильно проиграли эти «потопники» (в их числе, и премьер Мишустин, и мэр Собянин, и главный лоббист новых цифровых средств контроля и управления Греф, ставший всенародным антигероем благодаря таким выступлениям как запрещенный к эфиру «Бесогон» Михалкова).

Так же проиграли и примкнувшая к ним Матвиенко, заявившая о благотворности дистанционного образования, со Скворцовой, сквозь зубы уже объявившей о государственной чипизации. И родителям, и детям ясна профанация образования на дистанционке, ну а про чипизацию и вакцинацию и говорить нечего.

У нашего народа нет ни малейшего доверия к ВОЗ и западной индустрии вакцин. Перспектива же вживления чипов под кожу вызывает лишь оторопь и ужас. Скрывать это, делать вид, что все хорошо, и мы живем в прекрасном дружном и сплоченном глобальном мире — полный идиотизм и крайнее лицемерие.

Неужели наши прогрессисты настолько обезумели, что не чувствуют этого? Так или иначе, подготовка идет, новые законы принимаются, цифровики молятся своему Альтернативному Богу. И все это делается в условиях карантинной диктатуры, запертости людей в своих квартирах и домах и фактическом глумлении над одинокими стариками, которые не владеют цифровыми технологиями и боятся высунуться без пропуска на улицу.

— Какая стратегия в отношении COVID-19 была бы верной?

— Отвечу предельно коротко: стратегия Лукашенко близка к оптимальной. Но для этого надо иметь волю к сопротивлению мировой системе. Лукашенко позволено то, что не позволено другим государствам, особенно крупным. На него на Западе махнули рукой: дескать, пусть он спокойно доживёт, а потом мы все равно приберем Беларусь к рукам.

Конечно, огромная Россия с её ресурсами и военным потенциалом не имела шансов на такую участь. Есть, конечно, и другие государства-исключения, не принявшие логику карантина, такие как Швеция или Бразилия, но там другая культурная и социальная среда.

Сейчас происходит огульная вакханалия на почве медицинской статистики. Сравнительные таблицы заражения коронавирусом по разным странам во многом не имеют смысла.

Ведь мы не знаем, каков реальный процент заразившихся. И в разных странах он по-разному соотносится с числом выявленных больных — это зависит и от системы здравоохранения, и от политики тестирования, и от некоторых других факторов. Собственно, уже два месяца назад в Оксфорде и Стэнфорде указали на бессмысленность карантинных мер — но их исследования и аргументация потонули в вале фальсификата, изготовленного такими деятелями как Ниал Фергюсон, Энтони Фаучи и прочие наемники «Хорошего клуба».

Имеет место очевидная манипуляции со статистикой. К примеру, Бельгия вносит в число жертв пандемии всех людей с подозрением на коронавирус. По России создается впечатление, что поощряется снижение статистики смертности от этой болезни, но при этом одновременно всячески поощряется статистка увеличения охвата выявленных зараженных…

Сначала бессимптомных больных у нас почти не тестировали, но потом начали — и кривая заболеваемости резко пошла вверх. И сейчас рост цифр по COVID-19 в России определяется во многом именно этим.

Если бы власти имели возможность, они протестировали бы не сотни тысяч, а миллионы людей, ни на что не жалующихся. Представляете, какие цифры заразившихся были бы тогда выявлены в России? Мы бы оставили далеко позади США, а не только европейские страны. Но насколько ничтожным при этом оказался бы процент смертности?

— Вы говорите, что в основе этой гибридной войны лежит хитрый расчёт. В чем, на ваш взгляд, стратегическая цель этой глобальной махинации?

— Цель в деиндустриализации многих стран, в их ограблении. Если искать аналоги в прошлом, нечто подобное происходило не только во время двух мировых войн, но и ранее. Предшественниками мировых войн были в XIX веке англо-бурская война в Африке и опиумные войны в Китае.

Я бы даже сказал, что эти аналогии с нынешней гибридной войной более прозрачны по сравнению с войнами XX века. Потому что тогда речь шла о захвате группой дельцов, ориентирующихся на Британскую империи и Ост-индскую компанию, драгоценных активов, принадлежащих других государствам.

Наиболее вопиющими были опиумные войны, призванные полностью подчинить Китайскую империю нарождавшемуся тогда транснациональному спруту и высосать жизненные силы из Китая, бывшего весьма богатой страной. И им это удалось.

Известны и имена главных бенефициаров опиумных войн — фактических заказчиков и дирижеров боевых действий британцев и американцев против Китая. Это группа опиумных баронов, в первую очередь клана Сассунов, монополизировавших до 70% наркоторговли. В 1864 году Сассуны импортировали 58 681 сундук опия, что приносило им более 20 миллионов фунтов.

К 1880 году их импорт достигал 105 508 сундуков. В результате из Китая было выкачаны тысячи тонн золота, не говоря уже о наркотическом геноциде китайского народа и чудовищном, небывалом в истории унижении императорской власти. Вот и сегодня, за новой гибридной войной стоят подобные заказчики.

Кстати, своего рода вторым изданием опиумных войн стали события 11 сентября и последовавшая за ними оккупация Афганистана, еще одна афера транснационалов. Экспертам хорошо известно, что талибы под руководством Муллы Омара, обвиненного в нью-йоркских терактах, в предыдущие годы фактически свели на нет выращивание опийного мака.

Не по оценкам недоброжелателей, но согласно даже докладу ООН, в условиях военного присутствия США с октября 2001 года по 2006 год рост производства наркотиков в Афганистане составил 3 200%. За пять лет возникла крупнейшая героиновая наркоэкономика. И вновь англосаксы обеспечили ее силой своего оружия.

Мне кажется, что китайцы, в отличие от многих других народов, также становившихся жертвами антисистемы, хорошо усвоили урок опиумных войн. Они изучили, кто и как их организовал. И сегодня Китай, этот новый мировой экономический лидер, более оснащенным встречает другую, но не менее наглую гибридную войну, призванную вновь опрокинуть его.

На этот раз война идет не только с Китаем, эта война за приумножение собственности сотни семей транснационалов. Глубинные причины происходящего в том, что старая парадигма исчерпала себя. Я сужу в первую очередь по таком важному показателю, как взаимоотношения главной мировой валюты — доллара — и золота, как объективной меры стоимости, лучше которой пока ничего не придумано.

Перелом в парадигме мировых финансов произошел самое позднее осенью 2019 года. Полагаю, что Путину разведка сообщила об этом переломе, что стало, скорее всего, одной из причин отставки Медведева и реформы Конституции. Если бы Путин промедлил с этим, агенты транснационалов в российской верхушке уже сейчас совершили бы госпереворот.

Тем не менее, ситуация с властью в России в условиях карантинной диктатуры осложнилась и остается весьма неопределенной.

Что же происходило в этот период? В сентябре 2019 года не было продлено на очередные пять лет Вашингтонское соглашение, которое искусственно ограничивало продажи солнечного металла центробанками Европы. Это означает, что доллар в обозримом будущем потеряет свое лидерство, а золото вновь выйдет в свободное рыночное плавание.

Теперь крупнейшие банки смогут продавать неограниченные объемы золота. А это приведет к скачкам цен и трансформации всей устоявшейся финансовой системы.

Думаю, что есть прямая связь между коронавирусом и золотой экономикой. Почти одновременно после объявления пандемии были закрыты на карантин предприятия золотодобычи, аффинажные заводы во множестве стран. Безусловно, понимая могущество хозяев золотой экономики — следует сделать вывод, что сделано это по согласованному плану. Но ещё с середины 2019 года почти все центробанки как по команде перестают закупать большие объёмы золота.

Россия долгое время была лидером по наращиванию золотых резервов. Пришёл приказ из центра — и наш Центробанк перестает их наращивать. Стало также известно, что многие олигархи и частные структуры выводят золото из России. Возможно, вы слышали о скандале с вывозом нашими криминальными группировками «общака в слитках».

Что все это значит? Работает слаженная «семейная», «общинная», назовите, как хотите, мафиозная структура.

С большой долей вероятности, мировая финансовая власть готовится девальвировать доллар, спустив огромные финансовые пузыри, и списать на новый кризис резкое сокращение сбережений большинства стран, корпораций и граждан. Все эти месяцы шла подготовка к глобальной финансовой войне.

Мобилизация всех сил и средств, в том числе средств управления основными фондами. В первую очередь они готовятся ломать Китай, но при этом ограбят и большинство других стран. А если точнее — ограбить собираются даже не сами страны, а целые общественные слои, в том числе и в своих собственных, англосаксонских странах.

Грабёж этот уже осуществляется высокими темпами через деиндустриализацию, остановку экономик, разрушение производственно-сбытовых цепочек. Именно в этом подоплёка так называемой «пандемии», которая является ничем иным как спусковым крючком управляемой Великой Депрессии, обнуления ставок в финансовом управлении миром. Больше всего проиграют те страны, кто позднее догадается о том, что задумано транснационалами и примут меры по восстановлению работы своих экономик.

Китай, думаю, не входит в число этих неудачников, но потеряет и он очень много. Нанесенный мировой экономике ущерб уже очень велик, просто пока он не так заметен, мы видим только верхушку айсберга уже спровоцированной деиндустриализации и фактических банкротств. И даже восстановленные отрасли и предприятия могут в дальнейшем погибнуть — по ним ударит бумерангом остановка других предприятий, поставщиков, покупателей, заказчиков. Разрушается живая ткань мирового хозяйства.

— Следует ли ждать продолжения «Русского ковчега» или это законченная работа, которая самодостаточна в рамках опубликованного доклада?

— Мы рассматриваем «Русский Ковчег» как развитие на новом уровне «Русской доктрины» (2005). Многие идеи имеют свои корни там. И среди ключевых авторов Ковчега те, кто стоял у истоков Русской доктрины (это Андрея Кобяков, Максим Калашников, Константин Черемных, ваш покорный слуга), но добавились и многие новые соавторы.

Продолжение «Русского Ковчега» возможно — но скорее всего уже в каком-то ином формате — как программа общественно-политического движения, например, либо как международная конференция. В частности (к слову о стратагеме Союза трёх), Изборский клуб вел последние годы интенсивные консультации с представителями Индии и Ирана. Интерес с их стороны немалый, хотя они больше ориентированы на практическую сторону сотрудничества, кооперации здесь и сейчас, ищут контактов в среде бизнеса и лиц принимающих решения.

— Вас могут начать упрекать в великорусском шовинизме. Что вы готовы ответить на такие упреки?

— Русская Цивилизация объективно выступает в качестве «могильщика» Цивилизации Потопа. Это противостояние носит острый и непримиримый характер. Оно коренится не в каких-то грезах, а в культурном коде. Объединиться в России всем нам для строительства Цивилизации Ковчега можно только вокруг русских.

Однако, это не означает, что другие народы России или стран СНГ менее склонны к такому строительству. В ряде аспектов исламский культурный код даже лучше подходит для противостояния Цивилизации Потопа. Мы видим на примере того же Ирана, как стойко и последовательно можно сопротивляться размыванию традиционных ценностей, строить суверенную экономику в условиях десятилетий жесточайших санкций.

Тем не менее, не стоит стыдливо умалчивать о том, что именно Россия целенаправленно вырабатывает великую формулу общежительства народов и культур («всемирная отзывчивость» Достоевского, «всечеловек» Зелинского, любовь и эмпатия к архаическим народам Миклухо-Маклая — все это уникальный и драгоценный русский опыт; и примеры этого русского духа можно множить и множить). Нашим братьям по исторической судьбе глупо было бы это отрицать.

Утверждение своеобразной культуры Русского мира, ее возвращение и укрепление означали бы не столько «новую русификацию» всего нашего культурного пространства, наших медиа, а скорее их деамериканизацию.

Кроме того, на освободившееся от влияния BBC и Голливуда, американского рока и рэпа место помимо традиционной русской культуры и увеличения доли русской интонации в масс-медиа пришли бы достижения разных цивилизаций, в том числе великие культуры тех же восточных соседей.

Нужно отказаться от несправедливо преувеличенной значимости для нас Запада. Мы не оставим своих привязанностей к западной классике, это было бы абсурдно для русской культуры. Старый западный христианский мир, по мысли Достоевского, для нас драгоценнее, чем для самих народов Запада.

Мы просто восстановим честную картину мира, справедливое равновесие и сделаем наших детей более восприимчивыми, чем сейчас, к классической Индии, Китаю, исламскому миру, Латинской Америке и т.д. Наши дети должны вместо бесконечного пережевывания жвачки масскульта и западных видеоигр почувствовать силу, аромат и величие сказок и легенд разных народов, в том числе многочисленных народов Северной Евразии, с которыми нас связала судьба.

Это целый космос — и русские призваны «летать» в него и раскрывать эту красоту для всего мира. От этого выиграют вовсе не шовинисты, а все народы.

Конечно же, касается это не только литературы и искусства. Здесь лежит залог сотрудничества будущих поколений, дружелюбного и одухотворенного глобального мироустройства, о чем всегда мечтали в России.


Интервью взял Дмитрий Борисенко


***


Источник.
.

Tags: Белоруссия, Запад, Россия, вирус, война, гибридная, духовный, мигранты, общество, русский, управление, цивилизация, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments