ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Анатомия люмпен-революционера (2/2)

...Как только требования коллективного разума сменяются пёстрым набором зоологических притязаний (каждому – своё, как на воротах Бухенвальда) – мы получаем вырожденную форму народной активности, майдан.

Дело в том, что народ исчезает, сменяясь скопищем особей-антагонистов. Эти особи думают только о себе, ненавидят друг друга, в рамках рыночной конкуренции, но могут сформировать союз против «третьих лиц».

То есть сбиться в банду для грабежа, и поддерживать в банде какое-то время какую-то видимость внутренней солидарности.

Ну, чего тут непонятного?

Всё же на поверхности:

«Дайте мне то, что мне хочется!»

Откуда возьмётся – не важно. Кому, кроме меня достанется – тоже неважно. Животное не обустраивает будущности своего вида.

Животное обустраивает только себя, в лучшем случае – свою стаю.

И только в краткосрочной, текущей перспективе…

+++

Нетрудно понять, что человек может быть актором или не быть им. Актор –тот, кто производит акты действия. Далеко не все люди – акторы, большинство, пожалуй – жертвы в страдательном залоге. Порой не хватает ума, а порой воли, чтобы участвовать в определении пути. И потому человека влечёт захватившая его сила.

Такой человек как «вещь в себе» - замкнутая неактивность.

Но есть и «человек в борьбе».


Истоки этой борьбы – в самых первых пробуждениях разума, когда человек, сперва смутно, потом всё более уверенно, понимает, что будущее – это его выбор. Можно повернуть налево, а можно направо, и куда поворачивать – тебе решать…

Так борьба рождает конструкторов будущего, с их состязающимися проектами жизнеобустройства.

У человека есть три измерения. Он существует как Ум – хранитель и оценщик знаний, технологий. Он одновременно существует как нравственная совокупность, как регулятор отношений между себе подобными. И он существует, как биологическая особь, со всеми инстинктами, таковой присущими.

Цивилизация, выдвинув человека из животного мира, конечно же, строила себя на поощрении Ума и Веры, на подавлении зоологических низших начал. То есть в рамках цивилизации выбор человека должен быть умным и нравственным, а не первородно-животным. Но зверь в человеке ведь никуда не делся!

Оттого всякая борьба среди людей велась и ведётся вокруг трёх основных метаидеологий, отражающих наличие в человеке Ума, Веры и Зверя:


  • За права человека (обобщённую идею блага всех людей)

  • За технопарк, против разрушения производительных сил (сохранение инфраструктуры и прогресс цивилизации)

  • За мародёрство, стремясь оттягать что-то лично себе, «погреть руки на пожаре».

Либерализм в ходе его более чем 30-летнего торжества (особенно бытовой либерализм, торжество либерализма не в условной голосовательной практике, а в непосредственном быту) – стимулировал формирование первой и последней категории людей.

То есть – замкнутых и выпавших из жизни аутистов с одной стороны, живущих, как пьяные. И активных, бешеных мародёров-растаскивателей, для которых любое событие – прикрытие для личного хапка. По формуле:

-Где бы что ни горело, оно хорошо уже тем, что отвлекает людей от моего хищничества…

Это формула эгоистичного мародёра, настроенного богатеть и делать карьеру любой (для окружающих) ценой – объясняет то поистине страшное равнодушие, которое проявляют либеральные «борцуны» к правам человека, законности, объектам производственной инфраструктуры и культурным ценностям цивилизации.

Ведь в голове человека с «американской мечтой», заточенного под личный материальный успех, всё это – «предрассудки тёмных фанатиков». Главное ведь не в том, сохранится или не сохранится индустрия в Белоруссии, а станет он депутатом, или не станет. Если станет – то плевать на все окружающие несчастья и смерти. А если не станет – то не в радость ему любые окружающие успехи порядка и созидания.

+++

Весь пост-советизм – «длинный тренд» деградации человеческого разума, который теряет понимание причинно-следственных связей, из мира рационально-доказуемых оснований поступка переносится в магический мир безосновательного кликушества. Зачастую в «перестройку» приводит именно усыхание ума, неспособность просчитать последствия своего поведения.

Но не всегда.

Параллельно деградации разума идут процессы деградации нравственной сферы, сферы цивилизационной ответственности в человеческой психике. Утрата чувства долга перед обществом и законом, переориентация личности на стяжательский нигилизм – приводят к тому, что человек бросается в атаку не за правое дело (как бы он его ни понимал), а вполне сознательно – чтобы лично урвать и оттяпать.

+++

Ориентация на личный материальный и карьерный успех не рассматривает ни жертв, ни разрушений в «большом мире». Человек, пытающийся пробиться в славеукраинское или живебеларуское начальство – совершенно равнодушен как к количеству смертей вокруг себя, так и к научно-технической и производственной катастрофе. Для него не важно, сколько людей погибнет, и в каком мире в итоге все окажутся – важно лишь вырвать у других претендентов «шишку» зоологического доминирования.

Ублюдки «перестройки» - это реванш зоологии, зоология в чистом виде.

Ведь человеческая цивилизация – в двух словах – совокупность прав и знаний. Права должны быть соблюдены, а знания – сохранены и преумножены. Человек рассматривается цивилизацией не как пират-искатель удачи, а как хранитель права и носитель знаний, в обоих случаях служитель (что типологически восходит к храмовому служению святыням).

Но в зоологии нет человека, там есть зверь. А зверь мотивирован урвать и доминировать.

Зверь понятия не имеет, что у кого-то, кроме него, могут и должны быть какие-то права: на жизнь, на достойную жизнь, на законность и т.п. Точно так же зверь понятия не имеет о каких-то искусственных нагромождениях знаний, скопленных цивилизацией. И, соответственно, не имеет никаких намерений полностью или хотя бы частично их сохранять.

Урвать и доминировать – вот бандеровский оскал на фоне геноцида населения, закрывающихся заводов и библиотек, лабораторий и обсерваторий, на фоне ликвидации (за ненадобностью зверью) школ и здравоохранения, пенсионных систем и систем социальной защиты.

В зоопсихологии центральное место занимает драка. Драка выявляет победителя. Победитель побеждает не для какой-то отвлечённой цели, а чтобы непосредственно доминировать. То есть: он не реализует, чего хочет, а делает, что вздумается, никакой последовательностью не связанный.

Если мы посмотрим на историю майданов постсоветского пространства, то увидим ярчайшие иллюстрации именно этого!

Давайте по пунктам разберём, что мы видим, то в Киеве, то в Минске, то в каком-нибудь экзотическом Бишкеке:


  • Толпу подонков, рвущихся к власти

  • Равнодушие этих подонков ко всем вопросам благополучия и просто выживания их соотечественников. К их правам и условиям жизни.

  • Равнодушие этих подонков к материальному и духовному наследию цивилизации (технопаркам, индустрии, академическим структурам, культуре и т.п.)

  • Равнодушие ко всему, чего нельзя немедленно украсть и выгодно сбыть на утилизацию.

В рамках «перестроек» зверь расправляется с культурой. Он возвращает себе свой дикий мир, перемалывая «майданами» все конструкции цивилизованного образа жизни.

«Я хочу» - и точка! Какие ещё законы? Какое ещё наследие?!

Животная жажда доминирования – альфа и омега бандеровщины в самом широком смысле слова «бандеровщина».

Потому что бандеровщина между личной властью и мраком грядущего делает выбор в пользу личной власти. Однозначно и уверенно.

- Мне нужны от тебя две вещи – говорит бандеровец (включая и живебеларуса) цивилизации – Деньги и власть! Всё остальное засунь себе…

+++

А теперь задумаемся, не преувеличиваю ли я в полемическом задоре? Давайте рассмотрим демографические, экономические, образовательные и гуманитарные итоги украинских «майданов».

Можно ли из них увидеть что-то иное, кроме звериной жажды подонков доминировать на крови и разрухе?

Как ни гляди – ничего больше не увидишь.

Но если ничего иного увидеть нельзя, а в Минске поднимается аналог киевского майдана – тогда какой вывод?!

Сильны зоологические инстинкты! Вот вам вывод.

Люди, одержимые звериной жаждой доминирования, воочию видят, к чему ведёт майдан. Но их желание «лично прорваться во власть» так сильно, что все жертвы и разрушения майданутости не кажутся им чрезмерной платой за личное звериное доминирование. По итогам. Если повезёт.

Звери бросают себя в прорыв – видя маяком перед собой личное зоологическое доминирование.

Всё остальное звериной натуре безразлично.

По трупам, по руинам, через «дикое поле» - но дойти до «первых ролей», взобраться наверх, взгромоздить свою тушу в руководство!

Тут на всё плевать: на вымирание твоего народа (зверь не знает видовой солидарности), на крах производительных сил (зверю не нацию кормить, а только самого себя, самому же хватит), на деградацию культуры (для зверя культура – предмет пытки, которым в детстве мучили учителя).

+++

Они постоянно гортанно и нечленораздельно ревут о «свободе», и делают это так часто, что совершенно очевидно непредвзятому наблюдателю:

В их восприятии (в их сумрачном и разорванном зоологическом сознании) «свобода» воспринимается как ЛИЧНЫЙ ПРОИЗВОЛ. И никак иначе.

Цивилизация, либералам чуждая, создала множество высших определений свободы, но они либералам и не нужны, и просто непонятны.

Есть философское понятие о свободе как о защищённости людей от порабощения друг другом. То есть как о свободе всех, обобщённой на всех, и через то ограниченной для каждого. Есть представление о свободе религиозное – как о «свободе от греха», когда ни общество, ни обстоятельства не принуждают тебя делать плохих дел. Есть представление о свободе человечества как о его нарастающей силе, мощи прогресса, превращающей человека из заложника слепых стихий природы в их повелителя, как писал Вернадский – в «фактор геологического и космического значения».

Но такие «свободы» для либерала-рыночника как об стенку горох: он не то, чтобы их отвергал, он, в силу зоологизации мышления, не может их даже воспринять, осмыслить. Все они требуют высокого уровня абстрактного мышления, способности к обобщению идей («другой мне подобен, не нужно делать другому того, чего себе не хочу»).

Если человек поддался реваншу зоопсихологии – то ЕДИНСТВЕННОЕ представление о «свободе» для него – ЛИЧНЫЙ ПРОИЗВОЛ. Никакое иное определение «свободы» ему недоступно.

+++

А потому бандеровская «свобода» «умывает кровью» то одних, то других инакомыслящих! Иначе она себя ни понять, ни реализовать не может, она же зоологическая! «Свобода» для хищной свиньи украинского нацизма – пойти на Восток и там захватить себе рабов. А станут сопротивляться «свидомизации» - так убить нахрен!

Ну, конечно, раньше, пока была «эта гнилая правовая» цивилизация – за такое поведение бы судили… А теперь они «добились свободы», и реализуют её безнаказанно через массовые убийства и иные зверства.

И через варварские разрушения инфраструктуры производительных сил. Пока была «гнилая цивилизация» с её «тоталитарной культурой» - человека, разрушившего завод или фабрику судили бы и строго наказали. А «добившись свободы», хищные свиньи добились и того, что любое разрушение инфраструктуры воспринимается как их «право».

Есть ли в этом что-то национальное?

Идеология живебеларусов показывает, что нет.

Нацизм – так, рудимент, как ненависть к кошкам у Шарикова.

Животное сформировалось в совокупность своих базовых инстинктов не только до культуры и до государства. Оно сформировалось и до национальностей.

И когда зоология торжествует в голове (в форме жажды личного прорыва, личного доминирования любой ценой) – это может принимать нацистские формы, но никак не национальное содержание.

Ни для кого ни секрет, что главная цель всех и всяческих бантустанских «патриотiв» - покинуть по итогам всей их грязной «майн кампф» свой бантустан и прописаться в Лондоне или Швейцарии!

Зомбирование «национальной свидомостью» ведётся руками тех, у кого нет и тени никакой «свидомости», теми, кто глобалист, «гражданин мира», «неокочевник», и всё добытое в кровавой борьбе за власть конвертирует в покупку недвижимости в Западной Европе.

+++

Есть ли противоречие между «американской мечтой» (культом личного финансового успеха) и бантустанскими нацизмами? Нет. Человек, стремящийся к личному обогащению – идёт по линии наименьшего сопротивления. Грубее – за что платят, туда он и ломится.

Между диким зверем, уже положившим за цель весь мир удавить за свою копейку, и Глобальной Закулисой возникает СИМБИОЗ.

Одни печатают мировые деньги бесконтрольно[1] – и выдают их, кому хотят[2].

Другим нужны деньги, ничего, кроме денег, и они готовы на всё, чтобы эти деньги хапнуть.

Что могут заказать мировые банкиры?

Да всё, что угодно!

Как только они заказывают «свидомость» - у корыта раздачи начинается давка свиней-получателей. Мировые банкиры могут это сделать даже в шутку, не в рамках своих планов, а «на пари», на спор! Взять, приколоться, потому что деньги сами печатают, сколько хотят – и ляпнуть:

- Хотим создать нацию пидоргов, бюджет N миллиардов долларов!

И через день уже будет «нация» - с активом, старейшинами, национальной интеллигенцией, этнографами-лингвистами, которые за ночь, чуя бабло, слепят новый «древний» язык, и т.п.

Это же моментальность и безусловность рыночных отношений: платишь-получаешь, любой каприз за ваши деньги!

+++

Но проблема не столько даже в плательщиках скверны («в темноту и ввысь уходит нить»), сколько в огромных количествах социально-выродившихся «хомо маркетингус», реагирующих только на платежи, и утративших собственную идентичность, полностью вытесненную покупной.

«Атомарная личность» рыночного концлагеря – ищет выгодного контракта, как амёба питательных веществ. Эта «атомарная личность» порвала с национальной и духовной средой, потеряла всякую общность с чем-то за пределами своей алчущей корма особи.

«Атомарную личность» волнуют платежи. Её не беспокоит ни уничтожение её народа, с которым она давно уже фактически порвала, ни, скажем, уничтожение Православия униатами. За пределами платежей эту АЛ не волнуют ни грубейшие нарушения законности, ни физический геноцид, ни тотальный геноцид культуры.

«Заплатят – повозмущаюсь. Нет платежа – нет и моей реакции».

Вся личность либерала сводится к роли купюроприёмника. Он даже не понимает (порой искренне) – как комично выглядят его бурные возмущения резиновой дубинкой – при полном его же равнодушии к ракетным обстрелам мирных городов!

Либерал – это механизм, который включается, когда хозяину нужно, и выключается по той же причине.

Но ведь человек – не механизм, а организм?!

Да.

В качестве реализации животных инстинктов либерал органичен. Для реализации низших биологических мотивов ему не нужны стимулирующие платежи извне. Доминировать в роли, например, «депутата бантустана», он хочет не потому, что ему заплатили, а просто как всякое примитивное живое существо, согласно инстинкту животного доминирования.

Но органика животного – не распространяется на высшие сферы мыслительной деятельности, где у «атомарной личности» давно уже всё пусто и мертво.

Там и остаётся эта механика «писем против Лукашенко», лишённая личной эмоциональной вовлечённости, и потому регулируемая механически, соображениями выгоды для особи.

Организм животного, достроенный верхними этажами «бывшего человека», превращается в механизм с чисто-механическими реакциями в сфере абстрактных идей. Животное-Кравчук успевает побывать и руководителем Компартии и её злейшим врагом, и даже не видит в этом никакого противоречия: он просто, как положено животному, всегда стремился доминировать, и просто приспосабливался к среде.

--------------------------------------------------------

[1] 62 самых богатых человека мира владеют половиной всех богатств, которые вообще принадлежат человеку. В 2010 году половиной мировых богатств владели 388 человек. Получается, что этот показатель сократился почти в 6,2 раз и теперь половина денег мира принадлежит всего лишь 62 людям! Данные для исследования основываются на информации из ежегодного списка миллиардеров по версии журнала Форбс, отчёта Global Wealth Report от банка Credit Suisse.

[2] В 2015 году 1% миллиардеров уже имели столько денег, сколько в сумме имеют 99 процентов населения всех стран. Доходы этих 62 человек за 5 лет выросли на половину триллиона долларов, при этом 3,6 миллиардов человек за это период в общей сложности потеряли триллион долларов.

Каждая группа людей, 62 человека и суммарно все остальные люди, имеет по 1,76 триллиона долларов. Ежегодный доклад организации Оксфам публикуется регулярно в преддверии Всемирного экономического форума в швейцарском городе Давосе, в рамках которого происходят встречи политических деятелей и бизнесменов со всего мира.


А. Леонидов


***


Источник.
.

Tags: Леонидов, американцы, власть, геноцид, идеология, конкуренция, общество, рынок, свобода, цивилизация, человек
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments