ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Госсоветская власть

14 октября президент РФ внёс на рассмотрение Госдумы законопроект "О Государственном Совете Российской Федерации". Для чего понадобился нашей стране новый орган власти, уже утверждённый поправками к Конституции, а теперь «обретающий плоть» политической реальности?
Госсоветская власть
Госсовет в его новом виде задуман как полностью управляемый президентом России, он же — председатель Госсовета, специальный инструмент управления, при помощи которого может быть (и, видимо, должна быть) быстро изменена вся нынешняя государственно-политическая структура Российской Федерации.

Ранее совещательный орган, который был создан и действовал на основе президентского указа от 1 сентября 2000 года № 1602 "О Государственном совете Российской Федерации" и его последующих редакций, теперь «перепрыгнет» с самой низшей, «подзаконной» статусной ступеньки на самую высшую, «конституционную».

Изменились, по сравнению с действующим форматом Госсовета, и порядок его формирования, и порядок принятия им решений. Конечно, автоматическое, «по должности», включение в состав этого органа власти руководителя президентской администрации, с одновременным исключением оттуда лидеров парламентских партийных фракций, — шаг весьма знаковый.


Но куда важнее то, что президент России, он же председатель Госсовета, получит право включать в состав его членов фактически кого угодно и когда угодно. За исключением тех, — это важно! — кто имеет гражданство (подданство), вид на жительство или другой документ, дающий право на постоянное проживание на территории зарубежных стран, а также счета и иные активы в иностранных банках за пределами России.

Т. е. в лице Госсовета, для деятельности которого не установлено практически никаких формальных ограничений, глава российского государства получит возможность оперативного решения любых вопросов даже конституционного уровня. Что это могут быть за вопросы?

Главной функцией Госсовета в законопроекте прописано «обеспечение согласованного функционирования и взаимодействия всех органов, входящих в единую систему публичной власти Российской Федерации».

Причём это касается органов власти всех «ветвей»: законодательной, исполнительной и судебной, — а также всех уровней: федерального, регионального и местного. Из чего можно сделать вывод о том, что нынешние механизмы подобного согласования либо уже оказались недостаточными, либо станут таковыми в ближайшем будущем.

Если с этой точки зрения посмотреть на российское настоящее и недавнее прошлое, то нетрудно заметить, во-первых, нарастающий вал «посадок» чиновников разного уровня по всей стране и связанных с этим различных последствий, вплоть до «дела Фургала» и протестов в Хабаровске; а во-вторых, нарастающий разнобой в отношении разных регионов и органов федеральной власти к противодействию коронавирусной инфекции.

То же самое можно сказать о попытках наших западных «партнёров» разжечь на российских границах «дугу нестабильности»: от Белоруссии через Украину и Молдавию — далее в Закавказье, с выходом на Среднюю Азию (очередная попытка «цветной революции» в Киргизии). Где-то на пересечении этих внутренних и внешних проблем находится история с «отравлением» Навального и его вывозом в Германию.

Но ни один из этих факторов сам по себе, ни даже все они вместе явно «не тянут» в качестве основной причины намеченной трансформации Госсовета. Огромную и, скорее всего, определяющую роль здесь играет «фактор будущего».

В этой связи обращает на себя внимание весьма плотная привязка планируемых функций Госсовета к созданию «федеральных территорий». Понятное дело, что эти территории не возникнут из воздуха. Поэтому способов их создания, по большому счёту, всего два.

Во-первых, это присоединение к Российской Федерации каких-то анклавов или эксклавов без предоставления им прав субъекта Федерации (Крыму и Севастополю такое право в 2014 году было предоставлено, поскольку иные варианты отсутствовали).

А во-вторых, это специальное «вырезание» федеральных территорий из состава уже существующих субъектов Российской Федерации по причинам политического, социально-экономического или любого иного характера. Целью может быть создание зон ускоренного развития, ослабление потенциала сепаратистских настроений, защита национальных интересов, включая национальную безопасность, — да всё что угодно.

Но в любом случае это вызовет определённую реакцию и в федеральном Центре, и «на местах». Тем более, что до сих пор наша страна состояла исключительно из субъектов Федерации, любая точка на карте РФ обязательно находилась на территории одного из таких субъектов.

Эти субъекты могли разделяться, могли сливаться, могли изменяться границы между ними, но исключений из этого правила не было. С созданием федеральных территорий ситуация принципиально изменяется — поскольку такие территории, вместе с проживающим на них населением, не будут, как видится сегодня, иметь права субъектов Федерации, и там будет вводиться некая особая система управления. С одной стороны, это несомненное усиление централизации страны.

С другой стороны, это ослабление регионов, а также, парадоксальным образом, местных органов власти, которые в ситуации «один на один» с региональными властями куда больше значили и могли, чем в ситуации «один на один» с властью федеральной.

Всё это неизбежно вызовет соответствующие «конфликты интересов», регулировать и разрешать которые и призван Госсовет как своего рода «арбитражная комиссия». С правом применения как «пряников» (например, в виде федеральных грантов), так, в случае необходимости, и «кнутов» тоже.

Причём это касается уровня не только местных и региональных властей, но и уровня властей федеральных, поскольку, скажем, интересы тех же нефтяников, железнодорожников, военных и т.д. в связи с созданием таких территорий тоже нужно будет учитывать и согласовывать.

То есть Госсовет — это даже не «чрезвычайка» времен Гражданской войны, а куда более масштабный и значимый властный институт.

Нагляднее всего сравнить его… да, с опричниной Ивана Грозного 1565-1572 гг., целью которой, как утверждает большинство историков, было разрушение традиционного боярского землевладения и создание централизованного Московского государства, ставшего тогда из великого княжества царством. Как известно, все аналогии, исторические особенно, адекватно «работают» лишь в очень ограниченных пределах, но в данном случае количество системных совпадений достаточно велико.

Газета «Завтра» постоянно поднимала проблему необходимости опережающей мобилизации и развития нашего государства, провести которую в нынешней ситуации считала невозможной без обращения к опыту таких великих государственных деятелей нашего прошлого, как Иван Грозный, Пётр I и И.В. Сталин.

При этом прекрасно понимая все опасности и сложности, связанные с опытом такого рода (Ливонская война и последующее Смутное время в первом случае, Северная война во втором, «1937 год» и Великая Отечественная война в третьем). Видимо, наконец-то, «время пришло».

Не удивительно и не случайно, что внесение данного законопроекта фактически совпало по времени с жёстким заявлением министра иностранных дел РФ о возможности прекращения диалога нашей страны со странами «коллективного Западом» в режиме as usual («как обычно») и в политике, и в экономике.

А также с одновременным выходом России из совместной консультативной группы с Австралией и Нидерландами по катастрофе рейса МН-17 17 июля 2014 года, с «заморозкой» российско-американского плутониевого соглашения, а  также с требованием продления на год действия договора СНВ-2 «без дополнительных условий».

Здесь необходимо ещё раз обратиться к истории. После поражения Российской империи в Крымской войне назначенный на пост министра иностранных дел Александр Михайлович Горчаков в циркулярной депеше посольствам Российской империи (конец августа 1856 года) написал хрестоматийные в истории мировой дипломатии слова: «Россия не сердится. Россия сосредотачивается».

В начале октября 2020 года, выслушав очередные обвинения в адрес России со стороны своего датского коллеги, министр иностранных дел РФ Сергей Викторович Лавров произнёс похожие по смыслу слова: «Всё понятно. Мы пошли обедать». И тогда, и сейчас на Западе вздрогнули. Причём вздрогнули достаточно сильно. Потому что поняли: на этот раз уже всё, шутки кончились.

Во всяком случае, привычного повсеместного воя о «Путине, который, утрачивая легитимность, цепляется за власть», в связи с законопроектом о Госсовете, почему-то не последовало. Даже наоборот.

Хотя, казалось бы, полный пакет обвинений в адрес президента России представителями прозападной оппозиции был сформулирован и выдвинут сразу же после того, как текст законопроекта о Госсовете появился на сайте Госдумы. Там было и «попрание принципа федерализма», и «попрание принципа разделения властей», и даже «попытка государственного переворота». Но, хотя поддержки со стороны западных «партнёров» этот пакет не получил, пренебрегать изучением его содержимого не стоит.

Обвинения в «попытке госпереворота» вообще не имеют под собой каких-либо обоснований: последним по времени государственным переворотом в нашей стране был «чёрный октябрь» 1993 года, в ходе которого Ельцин из танков расстрелял высший законодательный орган Российской Федерации — Верховный Совет.

И этот переворот был поддержан и одобрен всеми государствами «коллективного Запада», прежде всего — США. Точно так же, как был поддержан и одобрен ими предыдущий государственный переворот, организованный под завесой «путча ГКЧП» в августе 1991 года.

Насчёт федерализма уже было сказано выше: в связи с трансформацией Госсовета в России станет как раз больше централизованности и федерализма, зато меньше конфедерализма и местничества, переходящего в сепаратизм.

Что же касается «разделения властей», то поклонникам Локка и Монтескьё  стоит напомнить, что повсеместное распространение и признание этого принципа неразрывно связано с либерально-протестантской «матрицей» развития человечества, исходящей из приоритета прав и свобод человека, которые служат прогрессу всего человечества.

Вместе с этой «матрицей» принцип разделения властей пережил развитие и расцвет, вместе с ней переживает сейчас и упадок. Не помните, кто говорил о том, что либерализм мёртв, а границы России нигде не заканчиваются?

Но заявленное в тексте законопроекта о Госсовете понятие «единой системы публичной власти», автором которого называют директора федерального государственного научно-исследовательского учреждения "Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации" Талию Хабриеву, вовсе не тождественно советскому понятию «единой системы государственной власти» и не является «плохо замаскированным возвратом к нему».

В двоичном коде прозападных либералов, формулирующих жёсткую дилемму: или «разделение властей», или «тоталитаризм 1937 года», — просто не предусмотрена возможность «властного триединства», которая, в конечном счёте, опирается на «матрицу» православной Троицы как основы русской цивилизации.

Сама мысль о том, что эта «матрица» способна «прорасти» в созданном по либеральным лекалам правовом поле Российской Федерации и трансформировать его, кажется либо соблазном, либо безумием. Но, тем не менее, если отвлечься от сухих юридических формулировок законопроекта о Госсовете, именно это, по сути, и произошло. И произошло, возможно, в самый нужный момент в самом нужном месте.

Ведь нынешняя система государственного и общественного устройства России, сформированная в 1991-1993 гг., была «заточена» на вхождение всех «постсоветских» государств в «мировую цивилизацию», под которой понимался «глобальный рынок», правила которого устанавливались «империей доллара». Но по этим правилам новый мировой порядок строился, в том числе, «против России, за счёт России и на обломках России».

С тех времён в нашей стране и в мире очень многое изменилось. «Глобальный рынок» распадается на наших глазах, а вместе с ним — и вся «империя доллара». В этой ситуации сохранять прежнюю политическую систему РФ, как и продолжать прежнюю внешнюю политику, становится уже абсолютно нецелесообразным и даже самоубийственным.

Поэтому действия, исходящие от президента Путина и направленные на трансформацию государства Российского, в том числе — через создание Госсовета, можно считать проявлением «игры вдолгую», в которой у нашей страны действительно есть все шансы выиграть. Или, вернее, исправляя имена, — «войны вдолгую», в которой у нашей страны действительно есть все шансы победить.


Владимир Винников

***


Источник.


.

Tags: Госсовет, Запад, Россия, власть, закон, общество, президент, система, управление
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 47 comments

Recent Posts from This Journal