ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Каков был первый союз России и США

Более 150 лет лет назад произошло событие, которое редко вспоминают, хотя оно сыграло значительную роль в истории не только России, но и Соединённых Штатов Америки и многих стран Европы. По сути, тогда впервые Россия и США выступили союзниками, чем, вероятно, был предотвращён военный конфликт мирового масштаба.

Эскадра С.С. Лесовского на пути в Америку. Художник А.П. Боголюбов


1863 год начинался тревожно… В январе в Российской империи началось очередное польское восстание, быстро переросшее в настоящую войну и моментально поддержанное дипломатическими демаршами австрийского, английского и французского правительств.

К ним присоединились правительства Швеции, Италии и Испании. Лишь Соединённые Штаты Америки (Северо-Американские Соединенные Штаты, как тогда называли в России это государство) отказались поддержать антироссийские действия европейцев.

План решения польского вопроса, предложенный императором Франции Наполеоном III австрийскому императору Францу-Иосифу, предусматривал восстановление Польши в существовавших до её первого раздела границах, но для этого требовалась перекройка карты всей тогдашней Европы. Над Россией, ещё не оправившейся от поражения в Крымской войне, нависла новая угроза.

Но не только в Старом Свете было тревожно. Североамериканский континент уже второй год был охвачен пожаром войны от Вашингтона до Мексиканского залива.


Использовав как предлог приостановление Мексикой выплаты внешних долгов, Испания, Англия и Франция начали военную интервенцию: войска этих стран высадились в 1861 – начале 1862 года в мексиканском порту Веракрус и двинулись вглубь страны. Наткнувшись на серьёзное народное сопротивление, испанцы и англичане в апреле 1862 года покинули Мексику, но французы продолжили наступление и в июле 1863 года взяли Мехико.

А в Соединённых Штатах Америки второй год бушевал пожар жестокой гражданской войны между законным федеральным правительством, за спиной которого стояли северные штаты с развитой промышленностью, и объединившимися в конфедерацию мятежными штатами юга, где на плантациях процветал труд негров-рабов.

Хотя экономически южные штаты сильно отставали от северных, армия южан оказалась более боеспособной и под командованием талантливых генералов одерживала одну за другой победы над хуже обученными и менее дисциплинированными войсками северян и их бездарными генералами, так что не раз возникала угроза захвата Вашингтона мятежниками.

Кроме того, Англия и Франция почти открыто поддерживали мятежников, так как промышленность северных штатов становилась всё более опасным конкурентом для их собственной промышленности, для которой южные штаты были источником дешёвого сырья – прежде всего, хлопка, который возделывался рабским трудом. Без него встали бы текстильные фабрики обеих стран.

Франция даже была готова начать из Мексики силами своего 40-тысячного экспедиционного корпуса интервенцию в США, где ещё не все забыли, как в августе 1814 года английские войска захватили Вашингтон и сожгли Капитолий и Белый дом. Теперь же над страной реально нависла угроза нового вторжения, распада, а, может быть, и потери независимости.

В это тревожное время общность врагов и нависшей военной угрозы не могли не вызвать сближения США и России, и оно состоялось. Новый посланник США в Петербурге Камерон с особым вниманием был принят при дворе Александра II, и от имени своей страны заявил: «Миру и материальному благополучию народов наилучшим образом будут соответствовать сохранение сильной и процветающей России в Старом Свете, и сохранение системы, созданной в США, в Новом Свете».

Вскоре же за декларациями последовали и реальные решительные действия двух держав в поддержку друг друга.

Но прежде чем перейти к рассказу об этом, посмотрим, что происходило в это же время на океанских просторах…

Сражения Гражданской войны в США шли не только на суше, но и на воде. На западе развернулась борьба за контроль над великой рекой Северной Америки – Миссисипи, а на востоке и юге правительственный флот успешно блокировал атлантические порты мятежников. В это время появился на свет новый класс речных и морских боевых кораблей – броненосцы, самыми известными из которых стали «Монитор» у северян и «Мерримак» («Вирджиния») у южан.

Однако явное преимущество северян на море и блокада их флотом портов южан заставили последних искать, как бы теперь сказали, асимметричный ответ, чтобы малыми силами нанести противнику большой ущерб. И такой ответ южанами был дан: на океанские просторы вышли их рейдеры – специально построенные (в основном на верфях Англии) или переоборудованные из гражданских судов корабли, в задачу которых входило уничтожение торговых судов противника.


Три крейсера южан: «Флорида», «Шенандоа», «Алабама». Рис. М. Бёрнса


Существует рисунок М. Бёрнса, на котором изображены три самых знаменитых рейдера-крейсера южан: «Шенандоа» (Shenandoah), «Флорида» (Florida) и, наконец, «Алабама» (Alabama), прославившаяся больше всех и ставшая настоящей грозой для торговых судов северян и даже для шедших в федеральные порты судов нейтральных стран.

За два года своего рейдерства «Алабама» прошла свыше 75 тысяч морских миль и, словно гигантская акула, уничтожила 68 торговых судов общей стоимостью 6 миллионов тогдашних долларов.

Если к этому добавить ещё 2 миллиона долларов – стоимость 38 судов, уничтоженных «Флоридой», и сравнить с суммой в 7,2 миллиона долларов, заплаченных России в 1867 году правительством США за приобретение Аляски, то масштаб потерь северян всего лишь от двух кораблей противника будет весьма впечатляющим. Но ведь у южан были и другие, менее известные рейдеры.

А за боевыми действиями на Миссисипи и в океанских просторах пристально наблюдал военно-морской атташе России в США капитан I ранга Степан Степанович Лесовский. Хотя основной целью его пребывания в Вашингтоне было изучение американского опыта строительства и боевого применения новейших броненосцев, но вряд ли от его взгляда укрылся и успех рейдеров южан. Не осталось это без внимания и в Петербурге…

После поражения России в Крымской войне на волне проводимых Александром II реформ (в том числе и реформы вооружённых сил) во главе русского военно-морского флота стали новые люди передовых взглядов и убеждений, сделавшие выводы из горьких уроков недавних поражений на Чёрном море, когда русские корабли были блокированы противником в бухтах Севастополя и затоплены своими же командами.

Эти люди и, прежде всего, управляющий Морским министерством адмирал Н.К. Краббе отнюдь не собирались допустить блокаду русского Балтийского флота в Финском заливе в случае начала новой войны с Англией и Францией, а тут, как нельзя кстати, стала поступать информация из-за океана об успешных действиях рейдеров южан-конфедератов. Это подсказало план: ещё до начала возможной войны вывести эскадры русских крейсеров в открытый океан, чтобы в случае нападения на Россию Англии и Франции парализовать их морскую торговлю.

Но у России нет портов в Атлантике, да и Николаевск-на-Амуре – база её флота на Тихом океане – весьма уязвим для блокады с моря. И тогда родилось предложение базировать русские эскадры на североамериканские порты, находящиеся под контролем федерального правительства США, с которым начались соответствующие переговоры. Взаимопонимание с правительством Авраама Линкольна было быстро найдено, и русские корабли стали готовиться к походу в Америку.

18 июля 1863 года эскадра из пяти кораблей (фрегаты «Александр Невский» и «Пересвет», корветы «Варяг» и «Витязь», клипер «Алмаз») во главе с флагманом «Александром Невским» вышла из Кронштадта и направилась к берегам Америки. Шестой корабль, фрегат «Ослябя», находился в это время в Средиземном море и добирался в Америку самостоятельно.

Командовал эскадрой Степан Степанович Лесовский, недавно вернувшийся из Вашингтона и ставший контр-адмиралом. А на клипере «Алмаз» отправлялся к далёким берегам молодой гардемарин, лишь недавно окончивший Морской кадетский корпус, – Николай Андреевич Римский-Корсаков.

Подготовка похода производилась в обстановке строжайшей секретности: о месте назначения, маршруте следования и истинных целях экспедиции командиры кораблей узнали лишь перед самым выходом из Кронштадта. В случае появления препятствий со стороны флота какой-либо страны предполагалось прорываться с боем.

Чтобы уменьшить риск встречи с кораблями враждебных стран, решено было идти не через Ла-Манш, а обогнуть британские острова с севера. Запрещалось также по пути следования заходить в какие бы то ни было порты, дабы не раскрыть движение эскадры. Хотя погода не благоприятствовала этому, корабли шли под парусами (все они имели и паровой двигатель, и паруса), экономя уголь ввиду возможных боевых действий.

К счастью этого не произошло, и в середине сентября эскадра благополучно добралась до американских берегов, бросив якорь в гавани Нью-Йорка. Почти одновременно с выходом из Кронштадта эскадры С.С. Лесовского, из Николаевска-на-Амуре отправилась вторая эскадра, по выходе в Тихий океан взяв курс на Сан-Франциско.

Состояла она тоже из шести кораблей, хотя и более низкого ранга (корветы «Богатырь», «Калевала», «Рында» и «Новик», клиперы «Абрек» и «Гайдамак»). Командовал ею контр-адмирал Андрей Александрович Попов. А на флагманском «Богатыре» шёл в своё первое дальнее плавание воспитанник морского училища в Николаевске-на-Амуре Степан Осипович Макаров. К первому октября 1863 года русские корабли достигли Сан-Франциско.


Степан Степанович Лесовский и Андрей Александрович Попов


Появление двух русских эскадр в Нью-Йорке и Сан-Франциско словно взрыв бомбы потрясло политиков в Лондоне и Париже, заставив их крепко призадуматься: теперь в случае начала войны с Россией на их торговых коммуникациях появилась бы целая дюжина русских аналогов «Алабамы», о «подвигах» которой они были хорошо наслышаны.

А население Соединённых Штатов встретило весть о приходе военных кораблей из России с огромным энтузиазмом: появился союзник. Газеты писали о братстве двух стран, люди радостно приветствовали русских моряков на улицах Нью-Йорка, Бостона, Сан-Франциско, а власти устраивали в их честь приёмы и балы.

В ноябре 1863 года часть кораблей Атлантической эскадры вошла в Потомак, и их команды посетили Вашингтон, побывали в Конгрессе, а С.С. Лесовский с командирами кораблей был принят президентом США Авраамом Линкольном. Жена Линкольна (сам президент был нездоров) и госсекретарь Сьюард посетили фрегат «Александр Невский».

В Сан-Франциско русские корабли оказались единственной защитой горожан от возможного нападения южан, поскольку у северян военного флота на Тихом океане практически не было.

Хотя адмиралу А.А. Попову было строго предписано придерживаться нейтралитета в Гражданской войне и не вступать в бой с кораблями южан в открытом море и при нападении на защищающие город форты, но в случае их нападения на сам город с угрозой жизни его мирному населению разрешалось применить для защиты горожан всю мощь оружия эскадры.

К счастью, этого не потребовалось. Но и без этого город очень тепло принимал русских моряков, и Попов писал 11 ноября 1863 года: «5-го числа город Сан-Франциско дал бал в знак общего расположения к России. Бал этот стоил более 15 тыс. долларов, и в летописях С.-Франциско, конечно, останется памятным надолго».

Более девяти месяцев находились русские корабли в США, побывав в разных городах восточного и западного побережья. Не только балами и приёмами было заполнено это время: моряки помогали горожанам в тушении пожаров, частых из-за множества деревянных домов, за что даже получили благодарности от муниципалитетов Аннаполиса и Сан-Франциско; офицеры эскадры Лесовского собрали деньги и передали их для благотворительных заведений Нью-Йорка.

Но главную помощь гражданам США корабли оказали самим своим присутствием в американских портах: Англия и Франция в создавшихся условиях не решились открыто вступить в войну на стороне мятежных южан.

А за это время произошло много важных событий, изменивших ситуацию в мире. После битвы при Геттисберге летом 1863 года инициатива, наконец, окончательно перешла к войскам федерального правительства (северянам). В начале мая 1864 года началось наступление генерала Гранта на Центральном фронте и знаменитый «марш к морю» генерала Шермана. Поражение Конфедерации стало неизбежным.

Российская дипломатия во главе с министром иностранных дел князем А.М. Горчаковым сумела расстроить замыслы похода объединённой Европы на Россию и заставила Англию и Францию отказаться от вмешательства во внутренние русские дела, к коим тогда относился и польский вопрос.

Польское восстание было подавлено к весне 1864 года. 19 июня 1864 года на рейде французского порта Шербур корабль северян «Кирсарж» (Kearsarge) уничтожил в открытом бою легендарную «Алабаму». Вскоре в одном из бразильских портов северянами была захвачена «Флорида», которая немного спустя бесславно затонула.

Опасность большой войны миновала, и 4 июня 1864 года эскадра С.С. Лесовского покинула Нью-Йорк, а 1 августа того же года из гостеприимного Сан-Франциско вышла в обратный путь и эскадра А.А. Попова.

В апреле 1865 года Гражданская война в США завершилась победой северян, что позволило Соединённым Штатам Америки стать тем, чем они являются сегодня. Поход же русских военных кораблей к берегам Северной Америки вошёл в историю как «Американская экспедиция». Каковы были судьбы её участников?

Степан Степанович Лесовский с 1866 года был несколько лет командиром Кронштадтского порта, а с 1876 года стал управляющим морским министерством, затем членом Государственного совета и командующим морскими силами России на Тихом океане.

Андрей Александрович Попов вошёл в историю как создатель русского броненосного флота. По его проектам были построены не только оригинальные круглые броненосцы «Новгород» и «Киев» (переименованный высочайшим указом в «Вице-адмирал Попов»), прозванные «поповками», но и один из лучших боевых кораблей своего времени – броненосец «Пётр Великий», а также много других кораблей.

Николай Андреевич Римский-Корсаков стал из морского офицера профессиональным музыкантом: дирижёром, профессором Петербургской консерватории, но, главное, выдающимся русским композитором. Его оперы «Садко», «Снегурочка», «Сказка о царе Салтане», «Золотой Петушок» и многие другие известны во всём мире.

Степан Осипович Макаров стал выдающимся флотоводцем и учёным, создателем первого в мире ледокола «Ермак», автором многих трудов по морскому делу.

В 1904 году во время Русско-японской войны он, командуя русской Тихоокеанской эскадрой, погиб, когда флагманский броненосец «Петропавловск» подорвался на японской мине при выходе из гавани Порт-Артура. Но кроме всего прочего биографы прославленного моряка упоминают и ещё один факт из его юности, когда он на корвете «Богатырь» посетил в 1863-64 годах Америку: роман с некоей мисс Кэт из Сан-Франциско…

Когда весы находятся в равновесии, даже маленькая песчинка способна склонить их в ту или иную сторону. В 1863 году, когда на одной чаше весов истории была большая война с неисчислимыми жертвами, а на другой – мир, добрая воля России и Соединённых Штатов Америки, и дюжина небольших русских военных кораблей склонили эти весы к миру. А это, хоть и забывается, но не исчезает без следа, потому что дорогого стоит.

«Нет причин, препятствующих тому, чтобы Россия и Соединённые Штаты объединились в искреннем и прочном союзе и оказывали непреодолимое влияние на судьбы мира», – писала одна из американских газет в 1862 году. Союз двух стран в веке XIX позволил им достигнуть небывалого могущества в веке ХХ. Начался век ХХI. Что принесёт он?




Владимир Агте

***


Источник.
.

Tags: Америка, ВМФ, Великобритания Англия, Европа, Польша, Россия, США, Франция, американцы, война, войска, доллар, история, русский, царизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments