ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Человек и его лодка

1. Значение малых судов в развитии человеческой цивилизации

Человек заселял земли Северной Руси ещё в эпоху неолита. Продвигаясь всё дальше на Север и Запад, вслед за отступавшим ледником, первобытные охотники и собиратели селились главным образом по берегам рек, озёр и по морским побережьям.

По материалам исследований [ 1 ], люди селились в то время небольшими группами по 20–30 человек. Территория, необходимая для пропитания такой родственной группы, приблизительно ограничивалась окружностью, в центре которой располагалось поселение, а радиус составлял порядка 25 км, то есть половину максимального дневного перехода мужчины-охотника (что характерно, похожую площадь, а именно 1500 км2, имеет в среднем участок одного охотника-промысловика в Сибири в настоящее время [ 2 ]).

Таким образом, плотность населения на такой территории, заселённой людьми, была чрезвычайно низкой – 0,015 чел/км2.

Примерно к этому же периоду эволюции человека можно отнести и «изобретение» судостроения. Сделать такой вывод позволяет анализ технических возможностей, навыков и умений неолитических групп людей.

Использование судов, пусть даже и простейшей конструкции, позволяло существенно расширить «продовольственную базу» племенной группы, поскольку вело к расширению понятия «охота» на речную и морскую рыбу, речного и морского зверя. Параллельно с развитием судостроения происходило развитие и совершенствование рыболовства.

Рис. 1. Реконструкция жилища. Модлонское свайное поселение. III–II тысячелетия до н.э. Протока Елома, Вологодская область [ 3 ].


Кроме того, в условиях изменения климата после окончания последнего ледникового периода, происходила постепенная смена ландшафтов – тундра сменялась лесотундрой, а затем – тайгой. В таёжной местности эффективно и успешно передвигаться на достаточно значительные расстояния можно только по рекам и озёрам (летом – по воде, зимой – по льду).

Многие крупные группы людей, и даже целые племена, порой делали свой выбор в пользу существования за счёт рыбной ловли и охоты на водную и водоплавающую дичь. Они устраивали свои поселения на реках и озёрах, располагая дома и прочие постройки на сваях. Это позволяло сохранять свои жилища в половодье, а также служило защитой от возможных нападений недоброжелательных соседей [ 3 ].

Реконструкция жилища свайного поселения на реке Модлона, выполненная на основе археологических исследований, приведена на рисунке. Каркас строения выполнен способом плетения, крыша покрыта листами бересты.

С развитием цивилизации, с появлением разделения труда и возникновением натурального обмена между группами людей возникают пути сообщения, которые на тот момент представляли собой водные и водно-волоковые пути.

И в дальнейшем значение рек в истории Руси трудно переоценить. Они играли важнейшую роль в хозяйстве: по ним сплавляли лес, перевозили жито и сено, в реках ловили рыбу.

Пользуясь водными путями, люди торговали или воевали, по водным путям шло освоение новых земель. Использование рек, наряду с другими факторами, способствовало развитию общественных отношений, смене уклада жизни людей. Теперь люди во множестве селились по берегам рек и озёр, численность населения края и плотность населения в прибрежных зонах резко возросли.

С развитием торгового обмена и разделения труда реки стали крупнейшими торговыми путями. Удачно расположенные на них поселения обрастали ремесленными посадами, некоторые из них впоследствии постепенно превращались в города. Если мы рассмотрим старинный водный путь из Белого озера через Красный Волок и реку Онега в Белое море, то такими городами, сохранившимися до наших дней, являются Белозерск и Каргополь.

И напротив, если водный путь терял со временем своё значение, то при полном отсутствии других путей сообщения, оживлённая жизнь в населённом пункте со временем замирала. Характерным примером на том же водном пути может служить село Чаронда на западном берегу озера Воже.

Чаронда, потерявшая статус города ещё в XVIII веке, в настоящее время представляет собой почти совершенно вымершее поселение, где постоянно проживают 8 пожилых людей, где нет ни электричества, ни связи с «большой землёй» [ 4 ].

Рис. 2. Схема старинного водного пути через Красный Волок [4].

Рис. 3. Чаронда. Иоанно-Златоустовская церковь [ 4 ].


Вдоль водного пути поселения, как правило, располагались на расстоянии друг от друга, равном дневному переходу по реке. Мы можем оценить это расстояние, изучая карты тех местностей, где водные пути оставались наиболее значимыми на протяжении сотен лет и до самого последнего времени, до современности.

Например, в среднем течении реки Енисей, поселения (до относительно недавней государственной кампании по принудительному «укрупнению» и переселению «неперспективных» населённых пунктов) располагались достаточно равномерно и отстояли друг от друга на 25–30 вёрст. Летом по воде, а зимой – по льду, на лошадях, с остановками и ночёвками в таких населённых пунктах («станках»), до недавнего времени передвигались здесь скупщики пушнины и перевозчики почты [2].

Бассейны крупных рек в прошлом фактически не были изолированы, ибо суда нетрудно было перетаскивать через водоразделы по волокам. Сами же реки, включая даже верховья и относительно небольшие притоки, протекали среди лесных массивов и имели более благоприятный водный режим, чем ныне.

К обмелению привела массовая бессистемная вырубка лесов по берегам, начавшаяся в XVIII в. в местах массового расселения людей, преимущественно в средней полосе, а позднее – и в более отдалённых районах [5].

Невозможно переоценить роль судов в расселении людей по всем материкам и континентам, вплоть до самых отдалённых уголков суши.

На период неолита приходится распространение ареала человека (как биологического вида) по северной части Евразии и по всей территории Северной и Южной Америки. Особенно впечатляет стремительность, с которой, согласно последним исследованиям, произошло заселение человеком Америки.

Начало заселения Америки через Берингию, когда ледник стал отступать, оставляя полосу суши вдоль берега (при уровне Мирового океана намного ниже современного), приходится на период, по различным данным, от 15,0 до 13,0 тысяч лет назад. Однако для неолитической стоянки в Монте-Верде, в Чили, археологами даётся датировка 14600 лет [ 1 ].

Таким образом, расселение человека от самого севера до самого юга Америки произошло всего лишь за каких-нибудь 400–500 лет. То есть, скорость расселения составила, в среднем за этот период, 30 километров в год. Такая громадная скорость заселения людьми целой части света была бы просто невозможна при передвижении по суше.

Это подтверждается находками следов пребывания людей на островах Санта-Роза и Сан-Мигель у побережья Калифорнии, датируемых 12,8–11,5 тыс. лет. Это означает, что население Америки в то время уже хорошо знало, что такое лодка.

В более позднюю историческую эпоху происходил дальнейший прогресс в судостроении. Размеры судов постепенно становились больше, усложнялась их конструкция, появлялись разнообразные типы судов, рассчитанные на разные способы их использования. Эта тема настолько обширна, что для раскрытия её не хватило бы и большой книги.

В этой статье я хотел бы ограничиться только малыми судами, вместимостью до 5–6 человек, либо соответствующего количества груза. Возникнув на заре судостроения, эти суда сопровождали человека всю последующую историю. Есть много мест, где такие суда успешно применяются до сих пор.

2. Конструкции малых судов. Челны

Первым «плавсредством» должна была стать простая связка из, по крайней мере, двух брёвен. Одно бревно неустойчиво и ненадёжно для «седока», два же бревна, связанные вместе, представляют собой уже примитивный плот. Разумеется, такое открытие оказалось возможным для людей, обитавших по берегам водоёмов в лесной зоне.

Дальнейшее развитие судостроения должно было развиваться параллельно двумя путями. В зонах распространения смешанных и широколиственных лесов появился тип судна «чёлн-однодеревка». Севернее, там, где такие большие деревья не росли, сложился другой тип судна – каркасная лодка (каяк).

И тот, и другой тип малых судов требовали применения различных достаточно сложных технологических приёмов и соответствующих инструментов. Необходимость выполнения значительного объёма работ с использованием тёсла и топора (для челна) или ножа (для каркасной лодки) наводят на мысль, что широкое распространение малого судостроения должно приходиться на период позднего неолита и на энеолит.

Вероятно, решение проблем судостроения являлось одной из причин социально-технического прогресса неолитических сапиенсов. О каркасных лодках мы поговорим позже, а сначала рассмотрим подробно вопросы истории строительства челнов.

Наилучшими породами дерева для изготовления челна-однодеревки являлись осина, дуб или липа.

Предполагается, что на Руси его строили так. От ствола срубленного огромного дерева сначала отсекали лишнее, придавая будущему корпусу обтекаемую форму. Затем окончательно корректировали обводы, внутреннюю часть древесины удаляли путём вырубания или выжигания.

В различных источниках мне встречалась информация о том, что для изготовления такого судна требовалось несколько месяцев. Отдельные авторы утверждают, что выборку внутренней части древние судостроители начинали ещё у живого, растущего дерева, а потому процесс «постройки» занимал период в несколько лет! Вероятно, в этих высказываниях гораздо больше домыслов, чем правды.

Гораздо проще понять, как происходил процесс изготовления лодки-однодеревки, наблюдая за современными мастерами, поскольку на Земле в наши дни остаётся ещё немало мест, где люди регулярно изготавливают подобные суда. Общеизвестно, что, например, в бассейне реки Амазонки, где до сих пор трудно добраться куда-либо иначе, чем на лодке, индейцы до сих пор изготавливают для своих нужд такие суда.

Рис. 4. «Ветка». Слева – волок двумя способами. Справа – на воде, ранней весной. Кадры из документального фильма [ 2 ].


Великолепно показан процесс изготовления лодки-однодеревки, так называемой «ветки» мастерами народности кета, на Енисее, в документальном фильме «Счастливые Люди» [ 2 ].

Ветка – судно для охотников и рыбаков, вмещающее одного или двух человек. Это такая своеобразная деревянная байдарка, настолько лёгкая, что её можно перетаскивать на себе. Малый вес лодки позволяет проходить с ней всюду, проводить на перекатах, перетаскивать из озера в озеро, даже когда идёшь по опасному тонкому льду.

Кеты или, как говорили раньше, остяки, изготавливают ветку из ствола осины. Для долбления используются специальные инструменты – тёсла. Представляющие собой железные топоры с особой формой лезвия, различные тёсла используются в процессе работы для разных производственных операций.

Рис. 5. Тёсла, выполненные из топоров. Кадр из документального фильма [2]


Рис. 6. Изготовление лодки. Работа тёслами. Кадр из документального фильма [2].


Рис. 7. Установка «пятников» по разметке. Кадр из документального фильма [2].



Для того, чтобы выдержать равномерную толщину бортов, после окончания формирования обводов заготовку лодки особым образом размечают, затем засверливают по разметке и забивают в отверстия «пятники» – окрашенные деревянные пробки (бужи). Длина каждой такой пробки традиционно принимается равной длине среднего сустава указательного пальца правой руки того человека, для которого изготавливается лодка.

В дальнейшем вытёсывание лодки изнутри ведётся до тех пор, пока цветной маркер «пятника» не появится в затёсе, чтобы не продолбить лодку насквозь.


Следующий этап – разведение бортов. Стянув оконечности лодки (проволокой), начинают прогревать её над длинным костром. Борта раскрывают постепенно, вставляя всё более длинные распорки. Каждая последующая распорка длиннее предыдущей на 5–7 см. Процесс разведения бортов требует постепенности и занимает 2–3 часа.

После этого остаётся только хорошенько просмолить борта и днище, для защиты от гниения (впоследствии процедуру защиты необходимо производить каждый год). Такая лодка, при надлежащем обращении, может служить 10–15 лет.

На изготовление одноместной лодки стальными инструментами у двух мастеров ушло три полных рабочих дня.

Можно предположить, что при работе каменными инструментами, с учётом коэффициента трудозатрат, определяемого на основании экспериментальных исторических реконструкций, когда современные исследователи выполняли различные трудовые операции репликами каменных орудий древних, для изготовления такой лодки понадобилось бы до двух месяцев.


Рис. 8. Разведение бортов. Кадр из документального фильма [2].



Известно, что в недавнем прошлом кеты (остяки) изготавливали по такой технологии лодки длиной до 7 метров, вместимостью до 10 человек. Сейчас необходимости в таких больших лодках нет: кеты давно уже не кочуют вдоль реки, а живут оседло.


Реконструкция ладьи начала XI в.

Рис. 9. Реконструкция ладьи-однодеревки начала XI века из Великого Новгорода [ 9 ].


Главное достоинство ветки – лёгкость – имеет и оборотную сторону. Стрелять из такой лодки можно только вдоль, иначе можно перевернуться. Да и просто плавать на таком судне – большое искусство. Но местные жители приобретают все необходимые для этого навыки с детства.

Лодки такого типа периодически находят археологи при раскопках в Центральной и Северной Европе, в том числе и на территории Северной Руси [6, 7, 8]. Если изучить описание лодки, обнаруженной в 1960 году в Великом Новгороде при раскопках, то по своим основным размерениям (длине, ширине, высоте и толщине борта) она вполне соответствует длинной лодке кетов (остяков).

Фрагменты лодки были найдены в основании вала 1044 года. Видимо, лодка эксплуатировалась на протяжении 10–15 лет, а затем ещё столько же пролежала на берегу, пока не была засыпана при строительстве вала, на котором в дальнейшем была возведена Владимирская башня (XV век). То есть мы имеем здесь дело с судном начала XI века [9].

В соответствии с результатами реконструкции, большой чёлн-однодеревка имел полную длину 6,75 м., максимальную ширину 0,85 м., высоту 0,55 м. Как известно, такие же размерения были обычны для однодеревок, плававших ещё в XIX веке по Онежскому озеру («осиновка») и по Белому озеру («белозерка»).

3. Конструкции малых судов. Каркасные лодки

Вторым основным типом судна, возникшим на заре судостроения в местностях, где отсутствовали крупные деревья, пригодные для изготовления челнов-однодеревок, была каркасная лодка (каяк).

История каркасных маломерных судов также насчитывает несколько тысячелетий. Возможно, они исторически появились даже раньше, чем лодки-однодеревки. Ведь для их изготовления необходимы такие инструменты (нож, шило-проколка), которые, будучи изготовлены не из железа, а, например, из камня или кости, практически не теряют своей эффективности. Следовательно, создание таких судов мы можем отнести уже к раннему неолиту.

До нашего времени изготовление и применение таких судов сохранилось у многих северных народов, а в недавнем прошлом каркасные малые суда применялись значительно шире. Всё многообразие каркасных лодок можно разделить на две категории, в зависимости от материала оболочки (корпуса) – выполненные из шкур животных (главным образом, суда морских побережий) и выполненные из коры берёзы, то есть из бересты (главным образом, речные и озёрные суда).

К сожалению, каркасные суда не обнаруживают археологи, поскольку такое судно, будучи брошенным, истлевает буквально за несколько лет. От каркаса из веток и от оболочки из шкур морских животных для будущих археологов не остаётся ни следа. И только лишь фрагменты берестяной оболочки могут быть найдены впоследствии при раскопках. Однако, такие находки, вероятно, трудно интерпретировать именно как фрагменты древних судов.

Внимательно изучив иллюстрации из разных изданий, на которых представлены лодки и их прориси (в основном это клейма икон, связанные с Соловецким монастырём и Белым морем), нельзя не заметить, что борта у многих судов пересечены вертикальными и горизонтальными линиями, образующими прямоугольники, расположенные в шахматном порядке, со следами прошивки.

Это очень похоже на суда, шитые из кожи или бересты, что соответствует тому времени, когда до Соловков добирались на плавсредствах, управляемых 2–4 гребцами [ 10 ]. Петроглифы, найденные в Карелии, на Онежском озере, изображают сцены морской охоты на лодках. Судя по этим изображениям, лодки несли на себе от 3 до 24 гребцов.

Отличие Северной Руси от других северных местностей Земного шара состоит в частности в том, что на Русском Севере судостроение уже в раннем средневековье достигло столь значительных успехов, что использование малых каркасных судов к нашему недавнему прошлому практически сошло на нет. Создание на основе челна-однодеревки лодки-насады, а затем набойной лодьи впоследствии привело к изумительному изобретению – поморскому кочу.

Там же, где в северных районах столетиями сохранялся уклад жизни, во многом характерный для неолитических охотников и рыболовов, каркасные лодки продолжили своё существование и развитие.

Из малых каркасных судов прибрежного морского плавания следует упомянуть: каяк (мужское судно эскимосов-инуитов), умиак (женское судно эскимосов-инуитов), алеутскую байдарку, а также коракл коренных жителей Ирландии и Уэльса [ 11 ].

Интересной особенностью развития малого каркасного судна у эскимосов являются его два различных вида. Каяк – мужская охотничья лодка для преследования морского зверя, с закрытой палубой. Каркас её делали из тонких деревянных или костяных планок и обтягивали моржовой кожей, сверху оставляли люк для охотника. Каяки использовались также и на реках.

Иногда на каяке устраивалось парусное вооружение из кишок животных. Каяки были одноместными, имели длину порядка 9 метров и были очень узкими.

Мальчики с детства овладевали искусством управления каяком. Основной техникой выживания при опрокидывании каяка во время охоты на тюленей или китов был так называемый «эскимосский переворот».

Для того, чтобы вынырнуть на поверхность, охотник делал под водой энергичный гребок коротким веслом. От умения поставить каяк на ровный киль зависела жизнь охотника. Морская охота в то время была крайне опасным делом.

Умиак – женская грузовая лодка эскимосов. Использовался летом для перевозки людей и имущества на летние охотничьи угодья. Материалы для его изготовления использовались те же, что и для каяка. Нос и корма умиака были тупоконечными.

Умиак был значительно крупнее и шире каяка, при длине корпуса до 10 метров он мог одновременно выдерживать более 20 человек. На умиак требовалось около семи шкур морского зайца, самая крепкая спинная часть шкуры располагалась по днищу лодки. Женщины гребли на умиаке, перевозя имущество, а мужчины сопровождали женщин на своих одноместных каяках.

Алеутская байдарка – одноместное судно, длиной до 6 метров. Представляет собой эластичный деревянный каркас, скрепляемый при помощи китового уса, обтянутый кожей тюленей или нерп. Нос лодки внизу имел специальный выступ-волнорез. Кроме люка для гребца в закрытой палубе устраивался дополнительный грузовой люк, герметично закрываемый.

В качестве приёма безопасности у алеутов также применялся «эскимосский переворот». Скорость такой лодки могла достигать 8 км/час, а грузоподъёмность – до 300 кг. Охотник, отправляющийся на промысел, был тщательно экипирован.

Поверх меховой парки надевалась водонепроницаемая камлея из кишок нерпы. Алеуты охотились группами из 15–20 человек.

Для охоты на морского зверя использовались гарпуны. В настоящее время алеутские байдарки, привезённые из путешествий выдающимися русскими исследователями и мореплавателями Ю.Ф. Лисянским, М.П. Лазаревым, В.М. Головиным, хранятся в Центральном Военно-морском музее в Санкт-Петербурге [ 11 ].

Из малых каркасных судов речного и озёрного плавания с оболочкой из бересты наиболее известным массовому читателю на сегодня является каноэ североамериканских индейцев.

Очень похожими по своей конструкции были, использовавшиеся некогда в Северной и Северо-Восточной Руси «берещаные каюки», а также лодки «сюмод-пыж» народа коми. Использовались такие лодки на Вычегде, Печоре, Северной Двине и на их притоках. До последнего времени берестяные лодки существовали у многих коренных народов Сибири: эвенков, якутов, нанайцев, ульчей, негидальцев и др. [ 12 ].

Все эти лодки были просты в изготовлении, быстроходны на воде, достаточно прочны и легки для переноски. Само название «берещаный каюк» означает, что лодки были сделаны с использованием бересты для оболочки корпуса.

Все материалы для их изготовления (берёза для бересты, сосна и ель для элементов каркаса и вязок) в изобилии росли по берегам рек. «Берещаные каюки» с Печоры, наиболее часто упоминаемые в таможенных книгах Московского государства XVIIвека, несли на себе от 3 до 6 человек «осначих» (то есть гребцов) и ещё, конечно, торговый груз (главным образом пушнину) [ 12 ].

Очень интересен опыт современной исторической реконструкции берестяной лодки (постройка и ходовые испытания), осуществлённые недавно А. Мартыновым, к.и.н., ведущим н.с. Соловецкого государственного музея-заповедника, и А. Шутихиным, народным мастером по бересте из города Котлас [ 13 ].

Рис. 10. Историческая реконструкция лодки из бересты. Этапы изготовления лодки. Фото из [ 13 ].


Рис. 11. Переноска берестяной лодки. Фото из [ 13 ].


За четыре дня два мастера построили берестяную лодку, имеющую следующие размерения: полная длина 5,5 м, ширина по бортам – 1,0 м, высота борта – 0,6 м. Общий вес получившегося судна – 45 кг.

Лучшее время для изготовления такой лодки – конец весны или начала лета, когда береста легко отделяется от ствола. Для шпангоутов и верхних краёв борта («рама») использовались ветви ели, очищенные от коры и сучков.

В качестве сшивного материала применялся сосновый корень. Перед употреблением корень размачивали в горячей воде, очищали от коры и расщепляли надвое. Швы обрабатывали смесью из нагретой еловой смолы с добавлением животного жира в пропорции 10:1.

Далее процесс изготовления выглядел так. По контурам днища будущей лодки вбивали в землю колья, между ними раскладывали бересту днища, затем пришивали к ней бересту бортов. Верх будущих бортов закреплялся в «раме», которая в четырёх-пяти местах имела поперечные перекладины. Затем лишняя береста подгибалась или отрезалась, а вся лодка прошивалась корнем.



Рис. 12. Экипаж исторической берестяной лодки на подходе к Соловкам. Фото из [ 13 ].

Теперь дно лодки выкладывается сначала поперёк шпангоутами из еловых ветвей, а затем вдоль (протаскивая их между шпангоутами и днищем) – тонкими стволиками лиственных деревьев. При этом береста на лодке туго натягивается и лодка приобретает законченную форму. Наконец, конструкцию смолят по местам соединений.

Вся нагрузка в лодке приходится на каркас из веток, полотнище бересты играет только роль водонепроницаемой обшивки.

Далее мастера исторической реконструкции совершили на своей лодке путешествие по Белому морю от Кеми до Соловецкого архипелага. Маршрут длиной 50 км был пройден в конце мая при благоприятных ветро-волновых условиях (волнение до 2 баллов), с учётом приливно-отливных течений. Средняя скорость движения по маршруту составила 3,5 км/час.

Во время путешествия лодку сопровождали два катера службы безопасности Соловецкого музея-заповедника и катер ГИМС республики Карелия.

Результаты эксперимента доказывают возможность плавания по Белому морю на каркасных берестяных лодках в любую из исследуемых археологами Севера эпох. Конкретным же доказательством факта существования подобной практики в древности могли бы послужить будущие непосредственные находки археологических источников – фрагментов берестяных лодок, связанных с первобытными стоянками.

Когда в 2003 г. А.В. Шутихин делал доклад о берестяном каючке в г. Онега на краеведческой конференции, в прениях один из местных жителей упомянул, что дед его деда знал о том, что «берестяная лодка была на воде быстрее, чем осиновка». Пока это единственное живое свидетельство о берестяных лодках в Поморье [ 10 ].

4. О сакральном значении лодки в древности

Из сказанного выше следует, что для древнего человека – охотника и рыболова – его лодка, каяк, байдарка, «бересчатый каючок» - представляла собой главный предмет жизни, без которого невозможно было его существование. Жизнь охотника, а в особенности охотника на морского зверя, была по современным понятиям чрезвычайно тяжёлой, порой опасной для жизни.

Большая вода представляет агрессивную среду для человека, которому всегда надо быть готовым встретить непогоду и выжить в ней.

Не менее страшны и раненые животные. Несмотря на применение техники выживания и наличие непромокаемой одежды, многие мужчины-охотники всё-таки гибли. К примеру, в Южной Гренландии, где численность мужчин инуитов в 1889 году составляла 2591 человек, в тот же год в море погибло 162 человека, то есть практически каждый 16-й охотник [ 11 ].

Неудивительно, что широкое распространение получили различные обряды, призванные выпросить удачу для охотников и рыболовов. На одежду нашивались обереги из птичьих перьев, охраняющие охотника во время промысла от сил зла и привлекающие добычу.

Давно уже замечено многими авторами, что в русском языке названия всех иных (не русских) народов представляют собой имена существительные, между тем, как самоназвание «русский» представляет собой имя прилагательное, поскольку отвечает на вопрос: «какой?». Вероятно, ответом на этот вопрос может служить: «относящийся к Руси», то есть к «варягам-русь». Известно мнение о том, что изначально понятия «славяне» и «Русь» относились к разным сообществам [ 14 ].

Этимология слова «русский» также загадочна. Существуют несколько гипотез, одна из которых связывает между собой слова «русский», «русло» и «русалка». На русском Севере вырезанные на досках изображения сказочных русалок называли берегинями. Как отмечает академик Б.А. Рыбаков [ 8 ], слово «берегиня» связано с двумя различными понятиями: берегом водного пространства и с глаголом «оберегать».

Для отдалённых времён, когда люди впервые учились плавать на своих маленьких лодках по бурным, полноводным рекам, по бесчисленным озёрам и болотам, образовавшимся после таяния ледника, связь слов «берег» и «оберегать» была прямой и непосредственной.

Для первобытного рыболова эпохи мезолита и неолита было совершенно естественно соединить понятие о береге, о твёрдой надёжной земле с понятием оберегания, охраны от нежелательного. В современных русских диалектах слово «берегиня» уцелело только на Севере, где дольше всего сохранялся архаичный охотничье-рыболовный быт.

И далее у Б.А. Рыбакова [ 8 ] читаем: Упыри и берегини – древние, архаичные наименования олицетворений двух противоположных начал – злого и доброго, враждебного человеку и оберегающего человека.

То есть, здесь мы можем сделать для себя некий предварительный вывод: русские – люди, живущие по берегам рек, пользующиеся покровительством берегинь, то есть русалок. В какой-то связи с берегинями, вероятно, стоит и «берёза» – священное дерево славян.

По мнению историков Н.П. Загоскина и В.В. Мавродина, древнейшим судном восточных славян является архаический «корабь», сделанный из гибких прутьев, скорее всего ивовых, и обшитый корой, а затем и кожами, напоминающий пироги индейцев и каяки эскимосов, чрезвычайно лёгкий, удобный при переноске через бесчисленные «волоки» и пороги, быстрый на ходу. Время монопольного господства таких судов у восточных славян, по словам В.В. Мавродина, отдалено от первых письменных источников тысячами лет [ 10 ].

Н.П. Загоскин объяснял слово «корабль», которое встречается уже в ранних русских летописях, на основе корня «кор», а также слов «кора», «корье». Эта же основа содержится в таких словах как «корабль», а также «короб», «коробка». Данный корень служит для обозначения некоего вместилища, сделанного из коры. Не случайно до сих пор в чешском языке слово «korab» означает и древесную кору, и большую лодку.

Следует напомнить, что в старославянском языке существовал особый неопределённый звук, представляющий собой нечто среднее между «А» и «О». Такой звук на письме изображался буквой «?» («ять»), эта буква сохранялась в русском алфавите до реформы 1918 года. В современном болгарском языке аналогичный звук до самых недавних пор (до официального перехода алфавита на латиницу) обозначался буквой «Ъ» (твёрдый знак) [ 15 ].

В современном русском языке слова, имевшие в своём составе звуки, когда-то обозначавшиеся буквой «?», со временем трансформировались в «А» или «О». В ряде случаев истории словообразования русского языка этот звук вообще редуцировался, то есть исчез. Тогда можно предположить, что, если посчитать исходным словом слово «К ? Р ? Б», то его современной производной, возможно, является слово «гроб». Проверим это смелое утверждение.

В некоторых регионах, где проживали славяне, до крещения Руси было распространено водное погребение, а также соединение водного погребения с кремацией – сожжение в лодке, пущенной по реке. У викингов до XI века встречалось погребение усопших в ладье; одним из первых таких захоронений было захоронение, найденное на территории Саффолка в Саттон-Ху [ 16 ]. В настоящее время такие археологические находки делаются в Северной Европе достаточно регулярно [ 17 ].

Археологи не находят останков берестяной каркасной лодки на территории Северной Европы, но они находят прошитые полотнища бересты. Береста часто использовалась, например, для укрывания и пеленания умерших. Существовал обряд захоронения в лодках [ 10 ]. Береста долго сохраняется в почве, но тонкие деревянные детали каркаса сохраниться не могут.

Даже если рядом с полотнищем бересты обнаружат несколько остатков веток, служивших каркасом лодки, то при отсутствии гипотезы, что такие лодки бытовали, на них и смотрят по-другому. Берестяная лодка в брошенном состоянии на воздухе или в воде очень быстро превращается просто в куски бересты и ветки.

Славяне-язычники, жившие на просторах Древней Руси, по свидетельству иностранных древних авторов, посещавших эти земли, считали, что душа умершего должна была пересечь реку Смородину, чтобы оказаться в надлежащем ей месте. Поэтому на похоронах важным атрибутом была лодка.

Современный гроб для погребения – что это, как не видоизменённая, упрощённая лодка, традиция хоронить в которой пришла к нам из глубины веков [ 18 ]. Возможно, в будущем появятся и археологические данные о захоронениях в берестяных лодках на Русском Севере в дохристианскую эпоху.


Патрикеев Александр Владимирович,
к.т.н.


***


Начало и окончание статьи и использованные источники здесь.

.
.

Tags: Европа, Патрикеев, Россия, Русь, Север, археология, история, природа, русский, технологии, цивилизация, человек
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments