ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Еврей Исраэль Шамир о феномене и опасности «мирового еврейства» (отрывок)

После войны, чтобы тебя не обвинили в антисемитизме, лучше всего вовсе не замечать, что на свете существуют евреи.

Вот почему открытый разговор о том, каково реальное влияние евреев в мире, неизбежно будет нелегким: это влияние чрезвычайно трудно измерить и доказать, и ни одна газета, ни одна телепередача Западного мира не посмеет отправиться в плавание по этим гиблым водам.

Сегев не объясняет, почему суровые британские политики и чиновники пали жертвами столь странной иллюзии, отчего они приписывали "огромное влияние" евреям, а не колдунам из Западной Африки или китайским мастерам дао.

Но этот пробел заполняет пространное сочинение профессора Калифорнийского университета Альфреда С. Линдеманна "Слезы Исава", опубликованное Cambridge University Press.

Линдеманн рассказывает, как еще во время русско-японской войны 1905 года американский финансист Джейкоб X. Шифф блокировал попытки русских получить на международных рынках кредиты, которые дали бы им возможность финансировать войну, и обеспечил финансовую помощь Японии, что повлекло за собой унизительное поражение России. Впоследствии Шифф хвалился, что "международное еврейство все-таки кое-чего стоит".

Саймон Вулф, еще один видный американский еврей, доверенное лицо нескольких президентов, поучал русских: "Евреи контролируют большую часть мира. Нет смысла скрывать, что в США евреи оказывают большое влияние на формирование общественного мнения и на финансовые дела… их влияние могущественно и вездесуще". В 1905 году, после русско-японской войны, такая похвальба считалась нормальной и уместной.

Уинстон Черчилль и Теодор Герцль твердо верили, что еврейство всего мира обладает огромным влиянием в международных отношениях. "Они не ошибались, — заключает профессор Линдеманн, — в том, что еврейство представляло собой силу, и сила эта все росла, прежде всего, потому, что росло могущество страны, в которой евреи обладали наибольшим влиянием — США".

Линдеманн указывает: за Декларацией Бальфура стоял страх Бальфура и президента США Вильсона перед тем, что такую декларацию объявят немцы и тем перекупят евреев, что гарантирует англо-американским силам поражение в войне. Вот почему англичане так спешили и не жалели никаких средств в борьбе за драгоценное еврейское влияние.

Мы не стремимся ни решать, ни даже обсуждать вопрос о том, в самом ли деле евреи выполнили свои обещания, и могли ли они это сделать, и существовали ли такие евреи вообще. Достаточно сказать, что Америка в самом деле бросила на поле битвы свежие силы, усталая германская армия была разбита, и Версальский договор решил судьбу Германии и Палестины.

Союз евреев с врагами Германии, или, по крайней мере, "впечатление" такого союза, разрушило традиционные добрососедские отношения между немцами и немецкими евреями. Рядовые евреи, рядовые немцы и рядовые палестинцы заплатили страшную цену за амбиции американской еврейской верхушки.

После войны британцы не осмелились обмануть евреев, снова опасаясь еврейского дезертирства, на сей раз — в отношениях с Россией. Глава британской военной разведки генерал Макдонаф предупреждал высшие круги империи: "В Палестине наиболее важно не ее топографическое расположение по отношению к Сирии или что-либо иное, а тот интерес, который она представляет для евреев всего мира. Сионисты говорят мне: если еврейский народ не получит то, чего просит в Палестине, мы всех евреев превратим в большевиков и убедим поддерживать большевиков во всех странах так же, как это случилось в России".

От сделки с евреями Британская империя выиграла очень немного. Победа над Германией в 1918 году стала для Великобритании пирровой: она только ускорила закат империи. Британское правление в Палестине не принесло Англии ни влияния, ни выгоды, ни стратегических достижений. Оно даже не гарантировало англичанам поддержку евреев, не говоря уж об их благодарности. Организованный еврейский мейнстрим поддерживал США, евреи-коммунисты — Россию, а еврейское правое крыло с надеждой смотрело на Муссолини и Гитлера.

Сионистские военизированные организации "Хага-на", "Иргун" и "банда Штерна" унижали, терроризировали и убивали британских солдат, чиновников и политиков. Очень скоро англичане начали понимать, что напрасно заключили эту сделку. Они узнали, как и многие другие до них и после них, в том числе Ясир Арафат, что трудно есть из одной миски с дьяволом, не имея очень-очень длинной ложки. Роман между английским очарованным принцем и Дочерью Сиона завершился, однако она не осталась в одиночестве.

Место британского джентльмена занял Иосиф Сталин. В 1945–1949 гг. Советский Союз активно поддерживал новорожденное еврейское государство. Москва голосовала за раздел Палестины, Москва первой признала Израиль, коммунистическая Россия (через свой сателлит — Чехословакию) была основным поставщиком оружия армии сионистов, в то время как Запад настаивал на блокаде палестинской стороны.

Однако со временем русский поклонник, как и его английский предшественник, покинул бедную девушку и занял в конфликте сторону палестинцев.

Этот странный зигзаг российской политики занимает государственных мужей и ученых, однако их объяснения предсказуемы: "Сталин хотел укрепиться на Ближнем Востоке", "СССР верил в прокоммунистические симпатии палестинских евреев", "Русские стремились подорвать британский империализм". Как обычно, во всем оказываются виноваты "нефть", "экспансионизм" и "империализм". Все эти объяснения выглядят вполне правдоподобно.

Нам, израильтянам, приятнее всего то, что связывает русских с израильскими "левыми". В 1948 году бойцы "Пальмаха" подражали Красной армии и пели русские песни: многие из них происходили из семей русских или польских коммунистов.

Геополитики предпочитают думать, что русские стремились приобрести порты в Средиземноморье, а политологи утверждают, что между русским медведем и британским львом шла борьба за влияние на Ближнем Востоке. Мы так и не узнали бы правды, если бы в прошлом году Министерства иностранных дел Москвы и Тель-Авива не опубликовали два тяжелых (я держал их в руках) тома документов, относящихся к этому периоду. В них содержится тайная конфиденциальная переписка Сталина, проливающая свет на Историю Второго Любовника.

"Да, наша поддержка сионистского государства идет полностью вразрез с традиционной советской политикой поддержки антиколониальных и антиимпериалистических движений. Да, это решение отравит наши отношения с арабским миром. Да, оно поработит исконных жителей Палестины. Но оно привлечет на нашу сторону американских евреев, а американские евреи преподнесут нам США".

Вот как рассуждал Сталин и его люди. В те годы сильнейшие симпатии американских евреев к СССР, которых не случайно так опасался сенатор Маккарти, привели к процессу Розенбергов. Как и британцы до него, Сталин не интересовался Палестиной. Британскую империю он не считал серьезным врагом: после двух мировых войн Англия лежала в руинах. Не интересовала его и нефть. Как и британцы, он мечтал о договоре с евреями: дать им то, чего они хотят, и получить взамен их поддержку.

Однако через некоторое время он понял свою ошибку. Израильский лидер Давид Бен-Гурион развеял иллюзии своих московских друзей, ясно дав понять, что первейшим и важнейшим другом и хозяином Израиля остается американская еврейская верхушка. Когда в Москву приехала Голда Меир, первый посол государства Израиль, Сталин стал свидетелем невероятного всплеска еврейской солидарности.

Еврейские жены кремлевских комиссаров, начиная с госпожи Молотовой и кончая женами мелких чиновников, встречали ее со слезами, словно потерянную и обретенную сестру. Евреи в России занимали слишком много важных постов, и тысячи их заполнили улицы перед израильским посольством.

Сталин надеялся, что поддержка Израиля поможет ему пленить умы американских евреев, однако вместо того, чтобы ввести пятую колонну в Нью-Йорк, он позволил американцам (через их союзников-израильтян) ввести пятую колонну в Москву.

Сталин недооценил власть Израиля над умами евреев. В Восточной Европе пик еврейского могущества наблюдался сразу после второй мировой войны, когда после великой победы 1945 года евреи олицетворяли власть Кремля и формировали правительства, аппараты разведки и контрразведки и все уровни дискурса в странах народной демократии и в союзных республиках. Они продержались на высотах власти до 1956 года, представляя наиболее лояльные Москве местные элиты.

После 1956 года страны Восточной Европы становились все более независимыми, роль евреев в аппарате власти слабела, но одновременно с этим росла роль евреев в диссидентском движении.

Если послевоенные режимы Польши, Венгрии и Чехословакии были сталинистскими и строились под еврейским водительством, то очередное возвышение евреев после 1991 года произошло под тенью звездно-полосатого флага.

Немногочисленные евреи Восточной Европы стали олицетворением западного образа жизни и оплотом американского униполярного мира. В Польше и Венгрии, Болгарии и Румынии новые посткоммунистические правители открыли музеи холокоста, активно сражаются с антисемитизмом, который сейчас связывается с антиамериканизмом, как раньше связывался с антисоветизмом.

Предыдущие двое партнеров еврейского государства поддерживали его, потому что надеялись заручиться дружбой американских евреев как ключом к победе. Они верили: дав евреям то, чего они хотят (Палестину), они и сами получат то, чего хотят (Америку).

Была ли это реальность или только их "впечатление" — результат один. В классическом английском рассказе "Обезьянья
лапа" волшебный предмет выполняет все желания его владельца, однако такими ужасными способами, что несчастный горько об этом жалеет. Так же действуют и союзы с евреями.

Союзник евреев получает то, что хочет — победу в войне или симпатии американских евреев — однако ему остается об этом только пожалеть. Благодарность – не самая сильная сторона в системе еврейских моральных ценностей.

В 1916 году Хаим Вейцман обещал британцам вечную благодарность евреев, и те послали своих солдат умирать в Газе, в Беершеве, Иерусалиме и Мегиддо за "еврейский национальный дом". К 1940 году "вечность" закончилась, и евреи стали охотиться на британских солдат.

Во время Второй мировой войны русские приняли ВСЕХ еврейских беженцев, потеряли миллионы солдат и спасли евреев. Вместо благодарности те сравнили Сталина с Гитлером, раздули тему погромов, и потребовали (успешно) ввести санкции против России.

И все же среди мировой элиты до сих пор сильна вера в еврейское могущество. Чрезвычайно распространена эта вера и в самих США. Американские политики поддерживают Израиль, потому что рассуждают так же, как Ллойд-Джордж и Герцль. Но уважают они и условия, выдвинутые наследниками Джейкоба Шиффа, и потому никогда, никогда не произносят вслух ужасных слов: "еврейское могущество".

От Ленина и Сталина до Буша и Путина — фразеология сильных мира сего применительно к евреям практически не менялась. Они все осуждали антисемитизм в самых ярких выражениях и клялись бороться с ним.

Короткое междуцарствие "гражданского общества", построенного на руинах Бастилии, завершилось воцарением евреев как новой священнической касты. Пока Христианская Церковь доминировала в дискурсе, пока его вели монахи и священники от Абеляра до Фомы Аквинского, евреи попросту не могли составить им конкуренцию, но когда свободомыслящие интеллектуалы переломили посох церкви, альтернативная корпорация вырвалась вперед.

Неужели все это — только "впечатление"? Быть может. Но традиционная американская элита платит за него вполне реальную и очень высокую цену: уже в третий раз за столетие американцы отправляют своих сыновей на войну за чужие интересы, и положение их в мировой политике ощутимо колеблется.

Это "впечатление" обескровливает Ирак и Палестину, накачивает деньгами Израиль, создает искажения и умолчания в публичном дискурсе. Не случайно Марк Твен заметил: впечатление порой не слишком отличается от реальности.

*****

"Еврейство" отвоевало свое место в мировой политике, овладев сознанием единственной оставшейся сверхдержавы, США.

Солженицын не верит в существование сионских мудрецов, хотя "та дружность и упорство, с которыми евреи повсюду действовали для укрепления своего положения и влияния еще в античности натолкнула многих авторов (начиная с Цицерона) допредставить себе тот единый центр, "мировой кагал", который этим напором планомерно руководит". Но и без такого мирового центра, без организации заговора, евреи понимают друг друга и способны координировать свои действия.

Никто не смог бы доказать, что такой заговор существует. Обычно "антисемиты" (то есть люди, сомневающиеся в добрых намерениях евреев по отношению к другим или отрицающие их) приводят доводы в пользу заговора на основании слов Генри Форда, автомобильного короля, который сказал: "Единственное, что я могу заявить по поводу "Протоколов" – это то, что они соответствуют тому, что происходит".

Традиционная еврейская община имела структуру "опрокинутой пирамиды". По словам сионистских теоретиков, в ней было слишком много людей богатства, науки и управления, и очень мало рабочих. Это кажется странным, пока не поймешь, что сионисты искусственно рассматривают евреев в отрыве от общества, в котором они живут.

Еврейская "перевернутая пирамида" не могла бы существовать без реальной, расширяющейся к низу пирамиды нееврейских низших классов.

Евреи сражаются с местными элитами нееврейских обществ за право эксплуатировать нееврейского рабочего и крестьянина.

Modus operandi (принцип работы) двух конкурентов различен. Местные элиты разделяли некоторые ценности с низшими классами, и обычно допускали некоторую вертикальную мобильность для выдвиженцев из низов, но еврейская община имела собственную структуру и ценности. Экономически она стояла за капиталистическую или квазикапиталистическую эксплуатацию туземного населения, а идеологически провозглашала верность своим лидерам, отказ от общих с туземцами человеческих ценностей, крайний этноцентризм и чувство расового и религиозного превосходства над туземцами.

Еврейская община оставалась маргинальным сообществом, избегавшим договоров, смешанных браков и дружбы с туземцами. Как маргинальная община, еврейское сообщество не заглядывало вперед, в отличие от местных элит.

Например, украинская еврейская община XVII века была коллективным сборщиком налогов и арендатором, сбирая с местных жителей в ШЕСТЬ раз больше налогов и пошлин "с головы", чем помещик-нееврей, пишет в книге, недавно изданной в Иерусалиме, видный еврейский украинский историк Саул Боровой.

Предположим, что такая община действует на основе чисто эгоистических интересов. Забудем о заговоре, об ученых или неученых сионских мудрецах. Единственная цель еврейской общины – забота о собственном благополучии. Если для местных элит собственное благополучие связано положительным образом с благополучием низов, для маргинальной группы оптимальный вариант – максимальный отрыв от местного населения при минимизации опасности возмездия.

Иными словами, для маргинальной группы выгодно обнищание местного населения. Достоевский это заметил: "еврейству там и хорошо, где народ еще невежествен, или несвободен или мало развит экономически, – тут-то, стало быть, ему и лафа! …еврей, где не поселялся, там еще пуще унижал и развращал народ, там еще больше приникало человечество, еще больше падал уровень образования, еще отвратительнее распространялась безвыходная, бесчеловечная бедность, а с ней и отчаяние".

Как маргинальная группа, евреи, естественно, поддерживали – ради своих собственных интересов – любое мероприятие, направленное против местных элит, будь оно инициативой короля (так евреи поступали до Французской революции) или взбунтовавшихся низших классов. Такую позицию они занимали не из еврейской любви к демократии или к бунту, но ради укрепления своих собственных позиций.

Идеальной ситуацией для евреев является физическое уничтожение или изгнание местных элит.

Тогда члены еврейской общины могли присвоить "освободившиеся" позиции и должности. Именно это и случалось в Советской России эпохи ЧК, в Советской Венгрии эпохи Бела Куна после Первой мировой войны.

Резня и изгнание местных элит освободили место для конкурентов-евреев, сделав доступными для них доминирующие позиции власти и влияния. Личная заинтересованность объясняет и еврейское участие в аппарате ЧК. До 1937 года евреи занимали весь высший эшелон этого предшественника КГБ, в то время как миллионы русских людей расстались со своей жизнью или свободой. Убивая русских дворян, специалистов, инженеров, профессоров палачи объективно освобождали рабочие места и жилплощадь для своих соплеменников-евреев.

После убийства и изгнания российской элиты евреи были готовы к соревнованию "на равных": сын раввина мог легко конкурировать с сыном русского рабочего или крестьянина, хотя не способен был соревноваться с сыном русского дворянина.

пишет: "Массами расстреливаемые пленные и заложники: офицеры были русские, дворяне – русские, священники – русские, монахи – русские, депутаты, земцы, деятели – русские. В конце двадцатых годов прошла полоса инженерных процессов – избивали и убирали всю старую инженерию, а она была подавляюще русская по составу.

Директор психоневрологического института… был сослан, традиционные сотрудники (русские) частью сосланы, частью изгнаны, – кто ж естественно занял их места? Евреи, почти сплошь". Лучшие интеллектуальные и артистические русские кадры были убиты, а евреи в это время делали карьеры и процветали в эти (смертельные для русских) годы".

Этим можно объяснить возвышение евреев в России. В растущей Америке евреям не пришлось убивать или изгонять местную элиту. Они сделались важной частью общества, контролируя дискурс и обладая значительным финансовым влиянием. Но и американские евреи не отождествляют себя с гойской Америкой: каждый год они вынуждают Конгресс и Администрацию выделять пять миллиардов долларов их "дочерней фирме" – Израилю, а теперь еще и вынуждают Америку участвовать в их войне в Ираке.

Что касается причины войны, то она была красноречиво обрисована Иегудой Бауэром, директором Мемориального института Яд ва-Шем в Иерусалиме. "Евреи — не нация и не религия, — сказал он. Они — цивилизация, и у этой цивилизации есть своя цивилизующая миссия. Они не потерпят конкурирующую исламскую цивилизацию, как не потерпели христианский мир и коммунизм. Вот почему война с исламом неизбежна".

И во Франции евреи не отождествляют себя с Францией. "Их самоидентификация с Израилем настолько сильна, что затеняет их связь со страной, в которой они живут", – пишет Даниэль Бен Симон в газете Haaretz. "Эту двойную лояльность продемонстрировал мне врач-еврей в Ницце. "Если стоит выбор между Израилем и Францией, то вне всякого сомнения Израиль мне ближе", – сказал он без малейшего колебания. Он родился и вырос во Франции, поступил в медицинскую академию во Франции, его пациенты – французы, он говорит по-французски со своей женой и детьми. Но в глубине души еврейское государство ему ближе", – пишет Бен Симон.

Давид Бен-Гурион, первый правитель еврейского государства, отчеканил столь же высокомерный лозунг: "Кого заботит, что говорят гои? Только одно имеет значение – что делают евреи!" Эта фраза – почти прямая цитата из "Протоколов".

Нет оснований предполагать, что есть сущностная, принципиальная разница между отношением евреев к гоям Палестины и любой другой страны. Ведь и в Палестине 20-х годов евреи отрицали, что собираются владычествовать во всей стране, исключив туземцев из управления. И в Палестине они пестовали рассказы о погромах и преследованиях со стороны местных жителей, параллельно вытесняя палестинцев.

И в Палестине, когда им говорили, что они собираются стать хозяевами страны и обездолить местных жителей, они отвечали: "Вы начитались “Протоколов”". Если бы евреи диаспоры выступили против политики апартеида в Палестине, они доказали бы тем самым ложность "Протоколов". Но, увы, этого не произошло. В Палестине евреи не испытывают сострадания к аборигенам. Отдельное существование евреев в диаспоре плавно перерастает в апартеид в Палестине.

Реализованный сионистами проект создания еврейского государства подверг реальной проверке тезис Достоевского и подтвердил опасения великого писателя. Достоевский писал: "А между тем мне иногда входила в голову фантазия: ну что, если бы то не евреев было в России три миллиона, а русских; а евреев было бы 80 миллионов – ну, во что обратились бы у них русские и как бы они их третировали? Дали бы они сравняться с собой в правах?

Дали бы им молиться среди них свободно? Не обратили бы прямо в рабов? Хуже того: не содрали ли бы кожу совсем? Не избили бы дотла, до окончательного истребления, как делывали они с чужими народностями в старину, в древнюю свою историю?"

Парадоксально, но сами еврейские лидеры хотят, чтобы "еврейство" было самолетом-невидимкой "стелс": то его видно, то он моментально исчезает. Оно бомбит и стреляет, но зенитная артиллерия не может взять его на прицел. Евреи защищаются: "так говорил Гитлер", или "это придумали авторы той фальшивки, “Протоколов сионских мудрецов”", но забывают упомянуть, что ровно то же самое записано в декларации независимости Израиля, где говорится: "Израиль — это
государство еврейского народа".

Это государство привлекает повышенное внимание и имеет заметное влияние, поскольку является видимой (и территориальной) частью "еврейства". Понятие "еврейский народ" получило признание в рамках международного права, когда в Германии в 1950 и 1991 годах "еврейский народ" был объявлен законным наследником имущественных прав всех скончавшихся евреев, не имеющих других наследников. И мы, дети эмансипированных евреев, удивляемся этому не менее остальных. Ничто не предвещало нам того, что "еврейство" вдруг возродится из пепла, как птица Феникс.

Еще не так давно оно практически исчезло, было занесено в Красную книгу, если не в поминальные списки, и мы думали, что можем считать себя свободными людьми. Но на нашем веку все радикально изменилось, и теперь мы должны во всеуслышание заявить о своей верности еврейству, либо же подвергнуться остракизму и стать объектом глумливых насмешек, потерять средства к существованию или того хуже.

*****

Фарисейское самодовольство и необоснованные претензии на мученический венец, подкрепляемые тенденциозными, искажающими историю легендами, привели к ментальной дисфункции, одержимости, столь характерной для многих современных евреев. Эта одержимость одурманивает евреев и придает им необычную силу при отстаивании своих искаженных представлений.

Это грубое искажение реальности превращает евреев в непобедимых берсерков идеологической борьбы. Но эта успешная стратегия – душевная болезнь, опасная для душ евреев и для жизни всех прочих. Поэтому я искренне сожалею, что повсюду – от Осло в Норвегии до Маршалловых островов в Тихом Океане, растут, как поганки, музеи холокоста, сводящие с ума евреев, вбивающие им в души опьяняющую ложь о "всемирной ненависти", на которую надо ответить ненавистью и местью. Евреи – не первые и не последние люди, сводимые с ума тенденциозными рассказами.

Немцы были опьянены несправедливостью Версальского договора, и Адольф Гитлер озвучил эту болезнь. Эрик Марголис пишет в газете Toronto Sun об армянах, приведенных в бешенство односторонним пересказом истории страданий их отцов в 1915 году. В результате, в 1990-х они вырезали тысячи своих мирных соседей-азеров и изгнали 800 тысяч местных неармян.

Тенденциозно подобранная история создает искаженную картину действительности.

Признание прошлого с его достижениями и преступлениями – необходимый шаг на пути к душевному здоровью народа. Немцы и японцы признали преступления своих отцов, осознали их моральное падение, и вышли из этого испытания более скромными и менее кичливыми. Мы, евреи, не сумели изгнать надменный дух избранничества, и оказались в затруднительном положении.

Поэтому идея превосходства до сих пор правит нами, как и прежде, призывая к геноциду.

Ведущая израильская газета Haaretz поместила [21.11.2000.] на первой полосе платное объявление – фатву, галахический приговор раввинов. Раввины провозгласили, что "Измаил" (арабы) это и есть "Амалек".

"Амалек" упомянут в Библии: это племя, причинившее много бед Сынам Израиля, и в наказание Бог Израиля приказал своему избранному народу поголовно истребить его, вплоть до последнего ребенка и домашнего животного. Царь Саул, воевавший с Амалеком, напортачил: перебить-то их он перебил, но пощадил нерожалых дев. Этот прокол стоил ему царской короны.

Долг "истребить народ Амалека" и по сей день числится среди основных заветов еврейской веры, хотя точно не известно, кто является потомком проклятого племени. Средневековая еврейская традиция считала армян, постоянных торговых конкурентов, сынами Амалека.

После Второй мировой войны некоторые евреи, включая будущего премьер-министра Менахема Бегина, считали Амалеком немцев. Пришло время признать опасность подстрекательского, провокаторского, одностороннего нарратива. Ведь такой же набор тенденциозных, искажающих реальность легенд был использован активистами воинствующего феминизма, коммунизма, психоанализа, неоконсерватизма, неолиберализма, сионизма чтобы разъярить своих сторонников и превратить их в берсерков идеологической борьбы.

Односторонний нарратив привел нас в безумный, больной мир. Наша главная система общения, СМИ, усугубляет эту болезнь, и ведет нас к погибели. Чтобы вернуться к здравому смыслу, нужно поддерживать сбалансированную, альтернативную дискуссию. А коль скоро евреи обладают большим влиянием в современном мире, еврейский кривобокий, односторонний дискурс должен быть деконструирован, и венец мученичества осторожно снят. Люди сопротивляются обрыву своих корней, "искоренению", но их меры зачастую плохо продуманы и ошибочны.

Современный национализм — неудавшаяся тактика механической защиты против искоренения. Когда совершенно реальное качество — любовь к своей общине и земле — покидает нас, оно вытесняется фикцией нации.

Немецкий национализм предлагает материал для изучения этой болезни. Пока немецкое общество все еще сохраняло свои корни, немцы любили свои города и деревни, свои маленькие королевства и герцогства. Они слушали Бетховена и Баха, ели свое излюбленное кушанье "wurst mit sauerkraut" и были провинциальны и счастливы. Когда же фактура общества была повреждена, немцы выбрали в качестве бальзама для заживления ран фантом немецкого патриотизма.

Художник из Вены Адольф Гитлер был иммигрантом, не имевшим корней в Германии, человеком, который порвал все связи со своей родной землей и общиной, со своей семьей и церковью. И, что еще хуже, он даже не заметил своей потери. Его любовь к Германии и немецкому народу не распространялась на природу и землю Германии.

Именно поэтому он мечтал о завоевании Восточной Европы и России, чтобы создать в этих странах империю новой Арийской Расы Господ, примерно так, как англосаксы создали Соединенные Штаты на земле коренных американцев. Он не понимал того, что, оторванные от немецкой почвы, немцы потеряют те качества, которыми он восхищался. Экспансия за пределы естественного географического ареала народа — смертельная уловка.

Националистические идеи Гитлера были заимствованы из обширного арсенала еврейской мысли.

Евреи почитают еврейство, и этот порочный эгоцентризм был скопирован немецкими и другими националистами.

Идею расового превосходства и разделения людей на Расу Господ и Untermenschen ("недочеловеков") можно отыскать во многих пылких еврейских религиозных книгах.

Геноцид разрешается — нет! вменяется в обязанность — Ветхим Заветом, и заповедь "истребите народ Амалека" все еще внесена в список под номером 604 из 613 заповедей ортодоксального иудаизма. Как многие слепые подражатели, Гитлер не сумел понять всю глубину отличия. Евреи — не территориальная группа, тогда как немецкая нация была сформирована и базировалась на своей территории.

Территориальным народам не следует расширяться далеко за свои естественные пределы; кроме того, они не могут существовать вне их. Доказательством этого можно считать судьбу потомков немцев в штате Пенсильвания и в других районах США: они потеряли свою этническую принадлежность и стали американцами.

Можно понять его ошибку. Гитлера страшил еврейский успех, "возвышение еврея", и он решил подражать еврейской стратегии. Его бойкот еврейских магазинов и предприятий был точной копией бойкота нееврейских предприятий и вытеснения неевреев с рынка труда в современной ему Палестине евреями-сионистами. Его идея "де-иудизации" была зеркальным отражением сионистской "иудизации".

Американский социальный психолог Кевин МакДональд описал нацистскую доктрину как "зеркальное отражение иудаистской стратегии" и потому самую большую угрозу евреям.

Он предсказал, что в будущем неевреи, европейцы и американцы, обеспокоенные "возвышением еврея", станут "подражать аспектам иудаизма, заимствуя служащую интересам группы, коллективистскую идеологию и социальные организации".

МакДональд был прав, заявляя, что "это окажет глубокое воздействие иудаизма как групповой эволюционной стратегии на развитие народов Запада". Его заключение глубоко пессимистично: еврейская стратегия "обречена на победу", исполняется ли она евреями, или принявшими ее коренными народами. Для белого националиста такое заключение — призыв к немедленному применению иудаистской стратегии в интересах коренных народов. Еврейский супрематист убежден, что иудаистская стратегия должна применяться только евреями.

Но для нас, нерасистов, иудаистская стратегия плоха сама по себе, применяется ли она немцами, евреями или белыми англосаксонскими протестантами. Существует возможность совершенно другого, не-иудаистского ответа на иудейский вызов. Стратегия слепого подражательства пагубна, но существуют другие стратегии, основанные на не-иудаистской концепции территории и местного содержания.

Русские коммунисты не питали биологической ненависти к евреям. Этим они отличались от германских национал-социалистов. Немцы зашли слишком далеко в своем анти-иудаизме. Альфред Розенберг, ведущий нацистский идеолог, обращался к гностицизму, но верил и в еврейскую доктрину биологически обусловленных "еврейских свойств".

Биологического еврейства не существует, но есть иудейская идеология и теология, с которыми можно и нужно бороться.

Это осознал уже в наши дни необычный человек, "враг общества № 1" современной Германии, участник левого подпольного движения RAF ("Фракции Красной Армии"), Хорст Малер. Малер отсидел 10 лет в берлинской тюрьме, а после освобождения основал правую Германскую Национальную Партию.

Он писал: "Только в апреле 1945 года Гитлер понял, что евреи — носители определенного духа, который можно исцелить от его односторонности [и, следовательно, победить, согласно гегелевской терминологии. - И.Ш.] только духом, а не физическим истреблением евреев.

Мы должны выступать против биологического расизма исторического национал-социализма, который низвел человека до уровня животных инстинктов, уничтожил духовность человека, ибо наци не верили в бесконечность и бессмертие Духа. Они не понимали, что квинтэссенция этого Духа — Свобода, и считали свободу индивидуума корнем Зла. Радикальным жестом они вырвали корень и тем самым уничтожили самое себя".

Так Малер, считающийся радикальным антиеврейским идеологом, подчеркнул положительную роль евреев — обрубание корней освобождает человека, но одновременно и отделяет Человека от Бога. Для него, последователя Гегеля, еврейский дух должен быть не уничтожен, но "излечен от своей односторонности" путем синтеза. Национализм — это
разница между реальным и надуманным национальным содержанием. Это изобретение XIX века было гойской имитацией еврейского самообожания. Оно пролило реки крови, создало подобные мафии структуры, подавило свободы и спровоцировало яростную междоусобицу.

Но какова альтернатива? Разве неизбежен выбор между безликостью и шовинизмом? Есть реальная альтернатива обеим болезням, и Сцилле национализма, и Харибде вездесущей неукорененности, и это — любовь к конкретному региону.

Нельзя быть истинным патриотом своей земли, если не любишь свой город. Не напрасно Улисс так стремился в свою собственную Итаку, а не в Грецию.

Конструктивные идеи можно позаимствовать в Швейцарии: вы не можете иммигрировать в Швейцарию вообще, — вас должен принять один из кантонов. Это справедливо: если богатые либералы или неоконы поддерживают неограниченную иммиграцию, пусть расселяют иммигрантов в своем районе, в качестве соседей. Предполагаю, что это остановило бы иммиграцию почти полностью.



И. Шамир


***


Источник.
.

Tags: Великобритания Англия, Восток, Израиль, Палестина, Польша, Россия, США, Сталин, Франция, Чехия, власть, история, иудей, ложь, общество, русский, сионизм, холокост
Subscribe

  • Где лунный грунт сейчас?

    Время от времени появляются слишком ретивые защитники американской лжи о высадках на Луну . Причём иные подпиндосники нисколько не смущаются…

  • А где украинцы?

    Кто-нибудь видит слова „украинцы, хохлы, жидобандеровцы, свидомые, укры”? Нет? А они есть!!! ***

  • Народ-войско

    Орда, а не сброд Как быть, если беда народов России приобрела новый гибридный вид . Ясного, яркого и правдивого образа преодоления беды –…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments