ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Category:

Беспощадная иммунизация: Правда о прививках

Прежде всего, хотелось бы обратить внимание на необычность самой процедуры вакцинации, или, как ее еще называют, иммунизации — употребления последнего термина на страницах своей книга я буду избегать1. Когда мы говорим о том или ином виде лечения — его эффективности, осложнениях, о той цене (как в буквальном, так и в переносном смысле), которую приходится платить за то, чтобы избавиться от какой-то болезни или замедлить ее разрушительный для нашего здоровья ход, мы понимаем неизбежность некоей платы.

1 Можно лишь пожалеть о том, что заведомо неточный термин красуется даже в федеральном законе РФ («Закон об иммунопрофилактике инфекционных болезней»); следовало, разумеется, использовать термин «вакцинопрофилактика», как это и предлагалось с самого начала законопроектом, поданным Российским Национальным комитетом по биоэтике при АН РФ («Закон о вакцинопрофилактике инфекционных заболеваний у человека»).

Беспощадная иммунизация: Правда о прививкахЭта подмена терминов далеко не так безобидна, как может показаться, ибо создает у публики ложное впечатление, что прививка делает людей иммунными, то есть защищенными от какой-то болезни, невосприимчивыми к ней, если следовать строгому значению этого слова (от лат. immunire — укреплять изнутри, защищать или immunis — освобожденный, избавленный от чего-либо. Арнаудов Г. Terminología medica polyglotta. Медицинская терминология на пяти языках. София, 1979, с. 204).

На деле же иммунизацией является получение защитных антител из материнского молока или материнской крови, или же перенесение естественной болезни.

Можно условно признать этот термин также подходящим для лечения сыворотками, полученными от гипериммунизированных людей или животных, но он совершенно неприменим по отношению к прививкам.

Прививка не делает человека невосприимчивым к болезням х, у или z — наоборот, парентеральное введение вакцин превращает его в носителя хронической прививочной инфекции, последовательно ослабляя иммунную систему хозяина и уж никак не «иммунизируя» его!



Иногда лечение оказывается хуже самой болезни по своей тяжести или последствиям, — тогда пациент досадует и даже подает иски в суд против врачей, если считает, что лечением ему нанесен ущерб больший, чем могла бы нанести сама болезнь.

Но не забудем: все, что пациент предпринимает, или дает разрешение предпринять врачам, он делает лишь с целью максимально возможного восстановления собственного здоровья. Он рискует, начиная даже самое безобидное лечение, и требует от медицины, чтобы она свела этот риск к минимуму.

Однако риск был, есть и неизбежно будет. Таков характер медицины, ничто не в силах его изменить. И чем более агрессивной становится медицина, тем более возрастает степень такого риска для нас.

Но эти рассуждения совершенно неприменимы к прививкам! Уникальность прививок как медицинского вмешательства состоит в том, что они подвергают опасности здоровых людей и не имеют своей целью улучшить их нынешнее состояние здоровья; декларируемая польза прививок относится к туманному будущему и основывается на статистических выкладках большей или меньшей степени достоверности (часто недостоверных вовсе — многие такие исследования прямо или косвенно финансируются компаниями-производителями вакцин), с помощью которых пытаются определить риск заболеть той или иной болезнью и риск серьезно пострадать от нее.


От прививаемых требуется подвергнуть себя реальному риску расстройства здоровья и даже смерти (такую возможность не исключают и сами вакцинаторы) ради предполагаемой пользы его лично или в некоторых случаях других членов общества, как в случае прививания детей от краснухи.

Но мало того. Согласно концепции «допустимых поствакцинальных реакций» (высокая температура, рвота, беспокойство, непрерывный крик ребенка и даже судороги) и так называемого поствакцинального периода— отрезка времени, следующего за прививкой, характеризующегося подавлением функций иммунной системы и, соответственно, высокой подверженностью различным заболеваниям, — вакцинаторы прямо заявляют, что быть больным после прививки — это нормально.

При этом родителям никто с уверенностью не скажет, какие поствакцинальные реакции следует считать нормальными, а какие — патологическими, и сколько же длится этот самый поствакцинальный период для их конкретного, а не для среднестатистического ребенка, насколько он окажется тяжелым и когда можно будет, наконец, праздновать возвращение к прежнему состоянию здоровья при якобы имеющейся защите от привитой болезни.

Равно как никто не гарантирует, что прививка не станет причиной пожизненной инвалидности, а то и вообще смерти (желающие проверить готовность врачей предоставить такую гарантию могут попросить педиатра подписать бумагу, согласно которой он берет на себя полную ответственность за исход прививки); при этом самые тяжелые последствия замалчиваются2. Согласно российскому прививочному календарю, в течение первых полутора лет жизни ребенок должен получить 9 (!) различных прививок, причем первую (от гепатита ЕГ) — в первые 12 часов жизни, а вторую (БЦЖ) — в возрасте 3-5 дней .

Таким образом, в течение первых 18 месяцев жизни ребенок совершенно законно должен быть почти постоянно болен, или, говоря языком прививочной пропаганды, «находиться в поствакцинальном периоде».

Зададимся вопросом: каким же образом мыслится сделать ребенка более здоровым в будущем, если он постоянно нездоров в течение того самого времени, когда развиваются важнейшие системы организма, призванные обеспечить здоровье на всю жизнь?

Вот что сообщают российские авторы:

«При введении различных бактериальных и вирусных вакцин описаны однотипные изменения в иммунной системе, которые носят двухфазный характер.

Первая фаза — иммуностимуляция, сопровождающаяся увеличением числа циркулирующих лимфоцитов, Т-хелперов, В-лимфоцитов.

Вторая фаза — фаза транзиторного иммунодефицита. Она развивается через 2-3 недели после введения вакцины и характеризуется снижением численности всех субпоггуляций лимфоцитов... и снижением их функциональной активности — способности отвечать на митогены, синтезировать антитела.

У ряда привитых отмечался выраженный иммунодефицит продолжительностью до 4,5 мес...

Вторая фаза необходима для ограничения иммунного ответа на антигены вакцины. Однако это ограничение распространяется на посторонние по отношению к вакцине антигены... Патогенетически поствакцинальный иммунодефицит неотличим от вторичных иммунодефицитов, возникающих в ходе вирусных или бактериальных инфекций...

Определенный вклад в развитие поствакцинального иммунодефицита может вносить развивающийся при вакцинации общий адаптационный синдром... который сопровождается угнетением выработки интерферона...

Помимо изменения численности и функциональной активности различных субпоггуляций лимфоцитов, вакцинация вызывает изменения и в системе неспецифической реактивности — угнетение активности комплемента, пропердина, лизоцима, бактерицидных свойств сыворотки крови, фагоцитарной активности лейкоцитов, что особенно выражено в первые 15 дней после прививки... а также интерфероновую гипореактивность, длительностью до б мес
4.

Многие ли из родителей задумывались над логикой прививочного посыла: «Взять здорового, чтобы сделать его непредсказуемо больным, для того, чтобы он в будущем стал более здоровым»? А если задумывались, неужели с ней соглашались?

4 Кузьменко Л. Г. и др. Патология вакцинального процесса у детей. Вестник Российского университета дружбы народов. 1999, 2, с. 40-60. Там же авторы замечают: «Можно согласиться с мнением С. П. Карпова с соавт., что «явления, в медицинском обиходе деликатно именуемые «побочным действием вакцин», суть не что иное, как видимая часть айсберга, о подлинных размерах которого мы только начинаем догадываться».


Трудно найти сегодня страну, где прививки делались бы насильно. Практически нет считающих себя демократическими стран, где родители не могли бы сделать свободный и осознанный выбор в пользу отказа от прививок.

Однако действительно осознанный выбор может основываться лишь на полной информации, а вот с доступом к ней дела обстоят совершенно неудовлетворительно именно потому, что такая информация очень часто не только не в пользу прививок, но и прямо указывает на приносимый ими вред.

Эта информация малодоступна не только для родителей, но и для медицинских работников. Редкий педиатр имеет достаточное представление о том, что входит в состав вакцин, каковы токсикологические характеристики этих веществ, какова их предельно допустимая концентрация (ГТДК) в организме человека, какие описаны осложнения после введения вакцин.

Даже вполне грамотный средний врач плохо разбирается в тонкостях функционирования иммунной системы, в том, как она развивается, какова природа аутоиммунных заболеваний, число которых в последние годы увеличивается в пугающих пропорциях параллельно все возрастающему количеству прививок5.

При невероятной загруженности институтского курса откровенно «шлаковыми» и не имеющими никакого отношения к будущей медицинской практике дисциплинами — биологией, физикой, различными химиями (во многом повторение школьного курса в усложненном виде — дань тем канувшим в лету стародавним временам, когда абитуриенты приходили из классических гимназий, без твердых основ в естественных науках) — иммунология читается второпях и мимоходом, при этом даже не отдельно, а в курсе микробиологии, словно единственное предназначение иммунной системы — бороться с возбудителями болезней.

5 Из недавнего материала на эту тему: «Аутоиммунные болезни поражают уже одного из каждых десяти человек в Европе и Северной Америке... их частота резко возросла в последние несколько лет, что документировано для сахарного диабета 1-го типа и рассеянного склероза...

В последние десять лет накапливаются сообщения о различных побочных эффектах прививок, которые ранее не наблюдались или не признавались... Эти сообщения фокусируются на феномене аутоиммунности и на появлении полностью развившихся аутоиммунных болезней...».

Авторы публикации, два израильских профессора из университетских госпиталей «Асаф Ха-Рофе» и «Шиба», заключают ее следующим образом:

«Существуют ясные указания на то, что прививки могут вызывать и, вероятно, вызывают аутоиммунные побочные эффекты и могут даже запустить полноценные аутоиммунные болезни, хотя и довольно редко...» (Tishler М, Shoenfeld Y. Vaccination May be Associated with Autoimmune Diseases. 1MAJ 2004; 6:430-432).

Все еще «довольно редко»! Сколько же детей должны пострадать от аутоиммунных последствий прививок, чтобы это удовлетворило «научным критериям» — столь строгим, когда речь заходит о том, чтобы признать связь прививок с болезнями и смертями после них, и столь мягким, когда обсуждается польза прививок?

См. также Molina V., Shoenßld V. Infection, vaccines and other environmental triggers of autoimmunity. Autoimmunity. 2005; 38(3): 235-245. Благодарю проф. И. Шенфельда за любезно присланные материалы.

К слову, способность углеводородных масел, использующихся в вакцинах в качестве адъювантов, к числу которых принадлежит, например, сквален, вызывать аутоиммунные реакции уже показана и в эксперименте. См. Kuroda Y. Autoimmunity induced by adjuvant hydrocarbon oil components of Vaccine. Biomedicine & Pharmacotherapy. June 2004; (58)5:325-337.


В последнее время все чаще приходится слышать о конфликтах между иммунологами и практическими врачами — первые имеют куда лучшее представление о том, чем могут грозить прививки, а на долю вторых выпадает претворять в жизнь спускаемые сверху планы «прививочного охвата»6.

Российские авторы пишут:

«.. .В последние годы в связи с увеличением количества детей, перенесших тяжелые осложнения перинатального периода и имеющих гипоксическое поражение головного мозга... назрела необходимость уточнения календаря профилактических прививок для данной категории детей.

Универсальность иммунных механизмов при ответе на инфекционные, токсические и стрессорные воздействия, важная роль аутоиммунных процессов... онтогенетические особенности иммунного ответа (в частности, апоптоз неонатальных В-лимфоцитов при массивной антигенной нагрузке, затруднение кооперации Т- и В-лимфоцитов новорожденных... неспособность неонатальных В-лимфоцитов к изотипическому переключению синтеза иммуноглобулинов с IgM на IgG) ставят под сомнение необходимость ранней антигенной стимуляции с профилактической целью и являются основаниями для тщательного динамического изучения данных аспектов с позиции современной науки. Тем не менее, действующие нормативные документы пока не учитывают вышеуказанных особенностей
»7.

А что же мешает учитывать? Необходимость максимального «прививочного охвата», не считаясь ни со здоровьем детей, ни с научными данными?

6 Наличие этого кризиса во взаимоотношениях между «теоретиками» и «практиками» было, например, подтверждено на недавней престижной международной конференции, собравшейся отметить двухсотлетие дженнеровского эксперимента и столетие со дня смерти Пастера:

«Иммунология, когда-то поднявшаяся благодаря вакцинологии, сейчас занимается более теоретическими и престижными вопросами. Некоторые иммунологи считают, что встреча вакцинологии и иммунологии была лишь исторической случайностью.

Иммунологи задаются вопросом о долгосрочных последствиях прививок. Например, не связано ли увеличивающееся количество лимфом с прививками?

В свете появления «новых вирусов» — нет ли замены старых болезней, вытесняемых прививками, на новые, более опасные?» (Moulin А-М. Philosophy of Vaccinology // Vaccinia, Vaccination, Vaccinology. Jenner, Pasteur and their successors. International Meeting on the History of Vaccinology, 6-8 December 1995, Maníes-La-Coquette, Paris, France. Paris, 1996, p. 21).

7 Володин H. К, Дегтярева M. В. Иммунология перинатального периода: проблемы и перспективы. Педиатрия, 2001,4, с. 4-8.


Информация о том, что вакцины неэффективны, а их применение может быть небезопасным, тщательно фильтруется, чтобы родителям не попадались на глаза «неправильные», не соответствующие официальным представлениям исследования, которые могут поставить под вопрос родительское согласие на прививку детям.

Вот что писал известный американский педиатр, профессор медицинского колледжа при Иллинойском университете Роберт Мендельсон (1922-1988) в книге «Как вырастить здорового ребенка... вопреки вашему доктору»:

«На форуме Американской академии педиатрии (ААП) в 1982 г. была предложена резолюция, призванная обеспечить такое положение вещей, при котором родителей информировали бы о пользе и о риске прививок.

Резолюция настаивала на том, чтобы «ААП подготовила на ясном и доступном языке информацию, с которой благоразумный родитель захотел бы ознакомиться, относительно пользы и риска календарных прививок, риска болезней, которые могут быть предотвращены вакцинами, и относительно наиболее общих побочных реакций на прививки и лечения их»
.

Вероятно, собравшиеся доктора не сочли, что «благоразумным родителям» может быть разрешен доступ к информации такого рода, так как резолюцию отвергли!»8.

Вакцинаторы открыто признают, что «лишняя» информация может повредить их прививочным успехам:

«Создатели брошюр должны определить то основное, что пациент (или родитель) должен узнать, чтобы повести себя нужным образом. Тогда не требуется останавливаться на деталях. При написании брошюры нужно стремиться к созданию желаемого поведения, а не глубоких знаний»9.

Под стать этому откровению рекомендация ответственного за выпуск информационных брошюр для родителей д-ра Мартина Смита из Департамента здравоохранения США: «Обилие и сложность материала... могут запутать родителей и без нужды вызвать их беспокойство» .

Подобные примеры сокрытия негативной информации о прививках можно умножать без счета.

8 Mendelsohn R. How to raise a healthy child... in spite of your doctor. NY, 1984, p. 233.

9 Parent Comprehension of Polio Vaccine Information Pamphlets. Paediatrics. June 1996; 97:6-809. Новозеландское «Общество осведомленности об иммунизации» («The Immunisation Awareness Society Inc.»), процитировав эти слова, добавило в своем пресс-релизе от 22 сентября 2002 г. краткий комментарий: «Повести себя нужным образом» означает до биться как можно большего числа родителей, делающих своим детям прививки. «Дета ли», на которых не требуется останавливаться, вовсе не те, которые родителям действи тельно нет нужды знать, а те, которые не помогут добиться максимальной вакцинации. Другими словами, «не предоставляйте ту информацию, которая может заставить родите лей отказаться от прививок. Предоставляйте только ту информацию, которая заставит их эти прививки сделать». Перевод Е. Шевенковой (Окленд, Новая Зеландия).


Впрочем, если бы все ограничивалось лишь вопросом личной информированности и личных представлений о том, что такое хорошо и что такое плохо для собственных детей и для себя, то со всеми прививочными несуразностями можно было бы смириться. В конце концов, прививки были бы просто личным делом каждого члена общества или его опекунов.

Однако далеко не бескорыстные адепты прививочных теорий стараются подмять под себя все общество (и для проведения такой политики они, к несчастью, располагают соответствующими средствами). Американский социолог Иван Иллич справедливо заметил в своей знаменитой книге «Немезида медицины», переведенной на множество языков, что «медицина подрывает здоровье не только посредством прямой агрессии против индивида, но и через влияние своих социальных организаций на все окружение»11.

Говоря о прививках, надо подчеркнуть особую опасность прививочной концепции коллективного иммунитета. «Вакцинация — это не личное дело. Это в сущности своей общественный вопрос, поскольку предназначение большинства прививочных программ — выработка коллективного иммунитета», — заявила ВОЗ на своей 13-й ассамблее12.

Согласно этой концепции, для того, чтобы прекратить циркуляцию возбудителя той или иной инфекционной болезни, необходимо, чтобы определенный процент населения имел к ней иммунитет. Тогда те, что не имеют иммунитета, будут также защищены. Речь идет не о 20%, не о 50% и даже не о 70% так называемого иммунного населения.

10 Vaccine brochures: AAP proposes changes. AAPNews June 1989, p. 2. Цит. no: Neustaedter R. The Vaccine Guide. Making an Informed Choice. Berkeley, California, 1996, p. xi.

11 Mich 1. Medical Nemes is: The Expropriation of Health. NY, 1976, p. 40.

12 Tiealth Aspects of Human Rights. Geneva: World Health Organization, 1976, p 42. Цит. no: Diodati С J. M. Immunization: history, ethics, law and health. Quebec, 1999, p. 15.


Для некоторых болезней (например, дифтерии, кори, коклюша) называется даже цифра в 95% (!), и ни для одной «управляемой прививками» болезни она не должна быть ниже 80%13.

По мере расширения прививочных программ в планетарном масштабе у населения появляется все меньше возможностей получать антигенные «толчки» от природных возбудителей и поддерживать, таким образом, свой иммунитет.

Естественный иммунитет теряется в человеческом обществе; заменить возбудителя призваны регулярные массовые прививки, и для достижения вожделенного коллективного иммунитета надо прививать всех или почти всех, при этом постоянно.

Но как же этого достичь, когда согласно заявлениям, например, российских педиатров действительно здоровые дети (то есть именно те, кого прививать по прививочным меркам можно) фактически стали редкостью, число хронически больных и требующих постоянного наблюдения и лечения достигает четверти-трети всей детской популяции, а по иным данным — и половины и даже больше?

Тогда в угоду вышеупомянутой концепции начинают уменьшать «неоправданно большое число противопоказаний»14 и прививать также и больных, калеча, а иногда и убивая их.

Разумеется, все эти «отдельные факты» не афишируют, чтобы не подвергать сомнению прививочные теории и гарантировать безопасность тем, кто их осуществляет на практике15.

13 Например, «...отечественный и зарубежный опыт прививочной работы убедительно свидетельствует о том, что без 90-95% охвата прививками восприимчивого населения в декретированные сроки нельзя добиться значительных и стойких результатов» (Гайц Б. М., Рахманова А Г. Вакцинопрофилактика. Краткий справочник. 3-е изд., СПб, 2001, с. 302).

Или: «...Выраженный эффект при вакцинопрофилактике достигается только в тех случа ях, когда в рамках календаря прививок иммунизируется не менее 95% детей» (Онищенко Г. Г. Иммунопрофилактика как инструмент сохранения здоровья населения и увеличения продолжительности жизни. Эпидемиология и инфекционные болезни, 2004, 6, с. 4-8).

«...Чрезмерное расширение противопоказаний приводит к уменьшению иммунной прослойки и распространению инфекционного заболевания. В результате при возникновении инфекций здоровью непривитых наносится большой ущерб» (Адамович М. М. и др. Иммунопрофилактика инфекционных болезней. Минск, 2002, с. 30-31).

1 В архивах Минздрава СССР мне удалось найти очень любопытный «Перечень сведений, не подлежащих опубликованию в открытой печати, передачах по радио и телевидению. ..», утвержденный тогдашним министром здравоохранения СССР С. П. Буренковым 10 апреля 1981 г.

В этот перечень входит п. 96 — «Сведения о количестве поствакцинальных осложнений числом более 5 случаев, возникших одномоментно при проведении массовых и календарных прививок, постановке диагностических проб, возникших при введении гаммаглобулинов и лечебно-профилактических сывороток, — без разрешения Минздрава СССР...» (Минздрав СССР. Оперативные приказы (ДСП). ГАРФ, ф. 8009, оп. 50,д.9138, л. 186-187).


Несмотря на однозначное требование российского Закона об иммунопрофилактике инфекционных болезней № 157-ФЗ от 17 сентября 1998 г., согласно которому проводить профилактические прививки можно лишь «с согласия граждан, родителей или законных представителей несовершеннолетних и граждан, признанных недееспособными в порядке, установленном законодательством РФ» (статья 11.2), прививки детям в роддомах, детсадах и школах делают без ведома родителей16; игнорируется и право граждан на «получение от медицинских работников полной и объективной информации о необходимости профилактических прививок, последствиях отказа от них, возможных поствакцинальных осложнениях» (статья 5.1).

Родителей вынуждают согласиться на прививки детям методами бюрократического нажима — это орудие также эффективно, когда речь идет о взрослых.

Среди излюбленных методов принудительной вакцинации, например, отказ в приеме на работу или в выплате зарплаты или социальных пособий; для студентов — отказ допустить к сессии или перевести на другой курс.

Хотя право граждан на компенсацию в случае возникновения поствакцинальных осложнений закреплено в том же законе (глава V — «Социальная защита граждан при возникновении поствакцинальных осложнений», статьи 18-21), медицинские чиновники предпринимают все возможные меры, чтобы оставить пострадавших без этой компенсации, благо деньги на ведение судебных процессов казенные, а затягивать такие процессы бесконечными экспертизами, переносами заседаний и пр. можно на долгие годы, изнуряя истцов морально и финансово.

16 Еще до принятия закона «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» сотрудник Института философии РАН к.ф.н. П. Д. Тищенко писал: «Существующая практика принудительной вакцинации нарушает следующее фундаментальное право пациентов, записанное в статье 32 «Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан»: «Необходимым предварительным условием медицинского вмешательства является информированное добровольное согласие гражданина».

При проведении прививок ни пациенты, ни их родители или опекуны (если речь идет о детях) не информируются в обязательном порядке о противопоказаниях и риске возможных осложнений данного рода медицинского вмешательства.

Согласие получается сплошь и рядом формально, пациенты не информируются о своем праве на отказ от прививок» (Тищенко П. Д. Вакцинация и права человека // Вакцинопрофилактика и права человека. Доклад РНКБ. М., 1994).

Хотя закон и был принят, ничего не изменилось. И не может измениться, пока медики будут заинтересованы не в здоровье своих пациентов, а в выполнении абсурдных планов повального «охвата».

Российский «Медицинский вестник» (2005, 20, с. 7) в статье «Вирус лидерства совсем не вреден» сообщает об успехах детской городской больницы № 3 г. Тулы и перечисляет такие ее достижения за последние годы — первое место в конкурсе вакцинопрофилактики, лучшая медсестра прививочного кабинета, первое место в «Медик-шоу» (защита прививки АКДС — мюзикл на сюжет «Снежной королевы»)...

Но нет ни слова о том, насколько здоровее стали тульские дети от столь впечатляющих достижений своей городской больницы.

Наверное, похвастаться нечем?


Здесь надо отметить, что сама теория коллективного иммунитета создавалась в начале XX в., когда в человеческом обществе имелся естественный иммунитет к болезням и требовалось привить сравнительно небольшое число людей, не имеющих этого иммунитета.

Это казалось вполне достижимой целью. Теперь же эта концепция применяется к совершенно другому времени, к совершенно другой эпидемиологической обстановке, и никто не может сказать, является ли она вообще верной.

Таинство принадлежности к коллективному иммунитету заставляет вспомнить о нацистской Германии, где допуск к социальным благам находился в прямой зависимости от искусственно выдуманного фактора — «расовой чистоты». Сегодня прививки, являясь показателем «эпидемиологической чистоты», также служат гарантией допуска к определенному минимуму социальных благ.

Например, непривитым детям в некоторых странах бывшего СССР и бывшего «социалистического лагеря» запрещено посещать дошкольные заведения и школы.

Концепция прививочного коллективного иммунитета предполагает, что часть прививаемых должна быть принесена в неизбежную жертву поствакцинальным осложнениям.

Прививочная пропаганда и не стремится это отрицать; она лишь пытается преуменьшить число потенциальных пострадавших и вообще значение опасности осложнений, заявляя, что «осложнения бывают очень редко», и раздувая страхи перед болезнями («опасность болезни намного превышает риск прививки»).

Однако вряд ли общество может выиграть, прежде всего в моральном плане, увеча и уничтожая своих здоровых членов ради пользы общества «в целом». Оно ведь не уничтожает неизлечимо больных или инвалидов (что, кстати, также практиковалось в нацистской Германии и на заре человеческой расы там, где не могли прокормить растущее население), являющихся его заведомо убыточными статьями; а раз так, то еще меньше обоснованы ритуалы прививочного человеческого жертвоприношения.

Кроме того, живущие за счет прививок «специалисты» ведут кампании против граждан, отказывающихся подчиниться прививочному шантажу. При этом вакцинаторов не смущает, что они пытаются ставить под сомнение правомерность существующих законов, принятых в соответствии с Конституцией, — они совершенно уверены в собственной безнаказанности.

Вот, например, что пишется в брошюре, выпущенной по заказу (!) Министерства здравоохранения РФ:

«... Почему же мы так дружно осуждаем родителей, не обращающих на своих детей должного внимания, наказывающих их, отдающих их в дома ребенка, и как само собой разумеющееся воспринимаем то, что именно родители обретают (вероятно, имелось в виду «обрекают». —А. К) не вакцинированных по своей воле детей на тяжелые заболевания.

Оставляя ребенка без вакцинации, родители создают угрозу не только его здоровью, но и здоровью окружающих. Ведь он, заболев, может заразить тех, у кого вакцинальный иммунитет оказался недостаточным или угасшим...»17.

Публикации такого рода, откровенно подстрекательские по своей сущности, проходят мимо внимания прокуратуры, хотя единственное их предназначение — настроить общественное мнение против людей, реализующих данное им законом право на отказ от прививок, и спровоцировать конфликты.

Под стать этому — интервью главного педиатра Москвы А. Румянцева (АиФ-«Здоровье», 09.04.2003):

«Не хочешь прививать ребенка — будь готов к его болезням... Сознательные родители делают ребенку не только бесплатные прививки от 9 заболеваний, но и спрашивают у врача, какие надо сделать еще.

Да, прививки, не входящие в официальный план, платные, но стоимость одной вакцины равняется цене одной бутылки водки. Или вы выпьете сегодня эту бутылку, или ваш ребенок будет защищен, например, от пневмококка или менингита...».


Так населению внушается мысль, что отказ от прививок неминуемо «обрекает детей на тяжелые заболевания», а отказываются от прививок своим детям одни лишь алкоголики и маргиналы, хотя на самом деле все обстоит с точностью до наоборот: именно те образованные родители, что хорошо изучили тему прививок, отказываются от них, а соглашаются на прививки, как правило, те, кто привык бездумно верить врачам и примитивной пропаганде.

Пока что мы говорили больше о философских и правовых аспектах проблемы. Теперь нужно уделить внимание медицинским аспектам прививок.

Как известно, перед выходом нового лекарства на рынок оно должно пройти немало различных проверок — сначала тестирование в лабораториях, потом испытания на животных и лишь потом на людях.

17 Таточенко В.К, Озерецковский Н.А. Родителям о прививках. М, 2001. Не меньшее недовольство вызывают и те, кто пытается рассказать населению об опасностях прививок:

«Следует отметить отрицательную роль антивакцинальной пропаганды, которая периодически звучит в средствах массовой информации и способствует отказу населения от прививок. Во многих случаях эта пропаганда поддерживается медицинскими работниками. Тот, кто ратует за отказ от вакцинации, несет огромную морально-этическую ответственность за тот риск, которому подвергаются непривитые люди» (Медуницын Н. В. Вакцинология. М., 1999, с. 262; переписано слово в слово без указания источника в кн.: Адамович М. М. и др. Иммунопрофилактика... с. 46-47).

О том, что сами прививки — фактор огромного риска, причем риска малоизученного, в отличие от риска хорошо всем известных болезней, в книге белорусских авторов вообще нет ни слова, а российский автор ограничивается перечнем документов, регламентирующих процедуру прививания и получения компенсаций ее жертвами или их родственниками.


Если на каком-либо этапе обнаруживается «прокол», то дальнейшая разработка препарата становится невозможной.

До тех пор, пока нет гарантии (возможной в пределах нынешнего состояния дел в науке) безопасности, препарат не станет доступным для широкого использования.

История с талидомидом — лекарством, призванным предотвратить тошноту у беременных, которое оказалось тератогенным (стали рождаться дети без конечностей, производитель вынужден был выплатить гигантские суммы за нанесенный ущерб) — послужила хорошим уроком.

Однако с вакцинами все обстоит совершенно не так, хотя, казалось бы, в данном случае речь идет о младенцах, тут нужна стократ большая осторожность!

Никаких серьезных исследований не требуется для того, чтобы очередная вакцина была лицензирована и стала обязательной для применения у сотен тысяч и миллионов детей18. Вакцины, вопреки здравому смыслу и существующим стандартам, применимым к другим препаратам, обладают «презумпцией невиновности» и упорно применяются до тех пор, пока не будет очевидно доказан их вред.

Так это недавно было с ротавирусной вакциной, так это происходит с «горячими сериями» (hot lots) вакцин, без лишнего шума отзываемыми с рынка после получения определенного количества сообщений о смертях и увечьях детей после их использования.

В своем докладе на недавней конференции в Лозанне, посвященной проблеме аутоиммунности, связанной с вакцинами, специалист в исследовании лекарственных препаратов и медицинский эксперт д-р Марк Жирар привел пример, когда препарат толькапон, применявшийся для лечения болезни Паркинсона, в 1998 г. был немедленно отозван с рынка после получения всего десяти сообщений о вреде, наносимом им печени, хотя из этих десяти были опубликованы всего лишь три, да и те сомнительной достоверности.

18 Вирусолог Г. П. Червонская, долгие годы проработавшая в главном прививочном учреждении бывшего СССР, а ныне главном в России — Государственном научно-исследовательском институте стандартизации и контроля медицинских биологических препаратов (ГНИИСКе или ГИСКе) им. Л. А. Тарасевича, — пишет в своей книге:

«Я очень хорошо знакома с фальсификацией изучения вакцин в нашей стране... Гораздо «выгоднее» распространять откровенную ложь о том, что вакцины будто бы достаточно хорошо изучены на безопасность...

Разобщенность специалистов не позволяет вникнуть в детали системы контроля, существующей в ГНИИСКе, монополизировавшем все этапы разработки вакцин в нашем Отечестве...» (Червонская Г. П. Прививки: мифы и реальность. М., 2002, с. 88).


Александр Коток


***


Это отрывок из книги „Беспощадная иммунизация: Правда о прививках”.


.

Tags: Коток, Россия, СССР, вакцина, дети, здоровье, ложь, манипуляция, медицина, общество, прививки, пропаганда, рынок, фальсификация
Subscribe

  • Доклад Алексея Умнова-Денисова в Бухаресте

    Предупреждение читателю: предлагаемый текст доклада напрочь перечёркивает сложившиеся у нас представления о русской истории, напрочь . *…

  • Вернон Коулман: правда о вакцинации

    В русле «Великой перезагрузки» Сегодня темой № 1 всех СМИ является вакцинация от COVID-19 . С каждым днем понятнее тенденция:…

  • Час Быка. Отрывки

    Предложенные ниже несколько отрывков из социально-философского н/ф романа И.А. Ефремова "Час Быка" интересны не только сами по себе, но…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments