ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Убит Поэт, слуга Отчизны

Сегодня много говорится о подрывной деятельности западных спецслужб на территории России. Но такая работа проводится на протяжении столетий. Классическим примером, на мой взгляд, может служить спецоперация по устранению Александра Пушкина.

Кажется, мы знаем о гении всё. Но так ли это? Не удивлюсь, если услышу вопрос: как Пушкин мог писать такие красивые стихи? Он же был повеса, службой пренебрегал, любил покутить и т. п. Стараниями отдельных (отдельных от народа) пушкиноведов формировался именно такой образ Пушкина.

Но мог ли повеса, пренебрежительно относившийся к госслужбе, своей стране оставить нам такое колоссальное и содержательное творческое наследие, уйдя из жизни всего в 37 лет. Наследие, проникнутое любовью к России, знанием народных традиций. Человек, стремящийся к праздному времяпровождению, такого сделать, считаю, не мог.

В плане знакомства с малоизвестными фактами биографии поэта интересны исследования писателя Сергея Порохова. После окончания лицея в 1817 году Пушкин поступает на службу в Коллегию иностранных дел, где даёт не менее трёх подписок о неразглашении государственной тайны. Не в этой ли секретности причина, что сам поэт почти не писал о своей служебной деятельности, и так мало об этом сведений в открытой печати?

Порохов отмечает: «Коллегия иностранных дел была создана Петром Великим в 1720 году для выполнения, прежде всего, разведывательных задач.


Не случайно авторы «Очерков по истории российской внешней разведки» под редакцией академика Е. М. Примакова подробно повествуют о деятельности Коллегии – предшественнице иностранного отдела ВЧК-ОГПУ, ПГУ КГБ СССР и нынешней Службы внешней разведки России… Коллегия включала в себя Секретную экспедицию, которую называли еще «политическим департаментом», поскольку она занималась политической разведкой…

Одним из сотрудников Секретной экспедиции и стал Александр Сергеевич Пушкин. По понятным причинам он не оставил воспоминаний о том, чем занимался в Коллегии. Из этого некоторые исследователи делают поверхностный вывод, что поэт там якобы даже не появлялся».

И далее: «Поддерживаемое на протяжении многих десятилетий представление о Пушкине, как о трутне на государевой службе, даже если оно было в какой-то мере инициировано самим поэтом, непростительно для исследователей и оскорбительно для того, кто был и остается гордостью России».

Я бы добавил и оскорбительно для всех нас – граждан России, для которых Александр Сергеевич является величайшим авторитетом. Поверхностное и негативное освещение жизни поэта характерно для когорты вредителей, окопавшихся во многих российских сферах.

Они постоянно будут принижать всё русское, превозносить иностранное, компрометировать патриотически настроенных литераторов, чтобы вызвать негативную реакцию общественности к их творчеству. Дабы это творчество как можно меньшее влияние оказывало на умы и сознание соотечественников.

И так называемые южные ссылки поэта в начале 20-х годов 19 столетия, в том числе, в Бессарабию, которая входила в сферу ведения Коллегии, были связаны с исполнением им секретных поручений по сбору информации о граничащих с Россией районах Османской империи. Русско-турецкие отношения того периода сопровождались постоянными военными конфликтами.

Несколько слов о характере Пушкина. В июле 1822 году поэт пишет младшему брату из Кишинёва: «В службе ли ты? Пора, ей богу пора. Ты меня в пример не бери – если упустишь время, после будешь тужить – в русской службе – должно непременно быть в 26 лет полковником, если хочешь быть чем-нибудь когда-нибудь – следственно разочти; – тебе скажут: учись, служба не пропадет. А я тебе говорю: служи – учение не пропадет».

Осенью того же года Пушкин наставлял брата: «Ты в том возрасте, когда следует подумать о выборе карьеры; я уже изложил тебе причины, по которым военная служба кажется мне предпочтительнее всякой другой. Во всяком случае, твое поведение надолго определит твою репутацию и, быть может, твое благополучие».

Это пишет молодой человек, имевший за плечами лишь небольшой 5-летний опыт государственной службы. Но сколько взрослости и рассудительности в его словах.

Сохранились воспоминания известного пушкиниста и современника поэта Павла Васильевича Анненкова (1813-1887): «Физическая организация молодого Пушкина, крепкая, мускулистая и гибкая, была чрезвычайно развита гимнастическими упражнениями». Как-то это не соответствует для любителя утех и ночных кутежей.

Император Николай I ценил светоча русской поэзии. После встречи с ним в 1826 году он скажет министру внутренних дел Д. Н. Блудову, что «нынче я говорил с умнейшим человеком России». Самодержец становится личным цензором поэта, принимает участие в женитьбе поэта на Наталье Гончаровой. Вопрос: с чего это государь уделил молодожёнам, не входящим в круг высшей аристократии, столько внимания. Но род Гончаровых, видимо, являлся побочной ветвью Романовых. На это указывал ещё Иван Голиков в труде «Деяния Петра Великого, мудрого преобразителя России», написанном в конце 18 века.

Марина Цветаева при описании биографии Натальи Гончаровой пишет, что Пётр I, посещая Калугу, бывал в доме Абрама Гончара, отца красивых дочерей. И впоследствии «сын» Абрама Гончара – Афанасий положил начало полотняному делу в России.

Порохов приводит текст письма, адресованного Петром I Афанасию Гончарову: «Дорогой сынок! Я слыхал, ты разбогател и можешь вовсю заняться парусным делом.  Благословляю тебя.  Петр». Вот так император обращается к молодому человеку из простой купеческой семьи.

Афанасий Гончаров умер в преклонном возрасте в 1784 году, оставив баснословное по тем временам состояние в три с половиной миллиона рублей. Приведённые факты говорят о многом. Есть, правда версия, что Пётр был крёстным отцом Афанасия.

Пользуясь расположением императора, Пушкин получает доступ к государственным архивам. В 1833 году избирается членом Российской академии. При поддержке Николая I Россия получала крупнейшего мыслителя, литератора, способного развернуть общество в направлении русского национального вектора.

В своих книгах Порохов ссылается, что в архивах вюртембергского и австрийского министерств иностранных дел обнаружены депеши послов этих государств, где Пушкин предстаёт как политический деятель, идейный глава русской партии, противостоящий партии иноземцев, отгородивших стеною Николая I от русского общества. Судя по документам, Пушкин стремился сломать эту стену. За что и был убит в результате подлого заговора.

В связях с Дантесом была оболгана жена поэта. Зная об отношении Николая I к поэту, организаторы злодейства не могли расправиться с ним руками царя или приближённого к царю круга. Поэтому в ход пошла подлая интрига, на острие которой находились голландский посланник в Петербурге Луи Геккерн и усыновлённый им во взрослом возрасте Жорж Дантес.

Геккерн принадлежал к так называемой «международной аристократии», являвшейся питательной средой масонских обществ. В 1813 году он получил титул барона Первой французской империи.

Дантес был младше Геккерна на 20 лет, он родился в 1812 году… Вадим Пигалев, кандидат исторических наук, в работе «Пушкин и масоны» писал: «Жорж Дантес был сыном крупного французского дельца-промышленника из Сульца, владевшего замком, который ранее принадлежал Ордену тамплиеров (храмовников). Замок достался семье не случайно. Дядя Дантеса был командором Ордена тамплиеров». Храмовники были тесно связаны с масонами.

Дантес учится в Сен-Сирской военной школе, затем поступает на военную службу в Пруссии и, имея рекомендательные письма близкого к масонству принца Вильгельма Прусского и жены французского принца, направляется в 1834 году в Россию. В Петербурге, видимо, не случайно сходится с Геккерном, который вводит франкоэмигранта в светское общество. Геккерн получает разрешение на усыновление Дантеса (при живом отце) и возможность последнему именоваться бароном Геккерном.

Ни разу не женатый Геккерн становится отцом. Есть воспоминания князя Александра Трубецкого, служившего с французом в Кавалергардском полку: «Не знаю, как сказать: он ли жил с Геккерном или Геккерн жил с ним… Судя по всему, в сношениях с Геккерном он играл только пассивную роль». Не указывает ли череда изложенных событий на историю внедрения агента, в данном случае Дантеса, с целью выполнения им особой миссии.

Первый вызов Дантеса на дуэль Пушкин делает в ноябре 1836 года после получения анонимного пасквиля, указывающего на измену жены. Что было явной фальсификацией. Геккерн просит о двухнедельной отсрочке, в ходе которой Дантес делает предложение сестре Натальи Пушкиной – Екатерине Гончаровой. Дантес готовится стать родственником поэта, поэтому Пушкин отзывает свой вызов.

Но «парочка» продолжает грязное дело. Поединок неизбежен. И 27 января по старому стилю на дуэли Пушкин получает смертельное ранение. Уже раненый поэт стреляет в Дантеса.

Тот стоит правым боком, прикрыв грудь согнутой в локте рукою. Пушкин тоже был хорошим стрелком. Его пуля пробивает мягкие ткани правого предплечья француза, и последний падает от удара пули в грудь. По официальной версии пуля Пушкина попадает в пуговицу мундира Дантеса. Но разве могла пуговица, даже металлическая, спасти от пули дуэльного пистолета Лепажа диаметром 12 мм, весом около 18 грамм при стрельбе с расстояния около 10 метров. Да пуля вместе с пуговицей прошила бы проходимца насквозь.

Приводится официальное донесение о дуэли: «Полицею узнано, что вчера в 5 часу пополудни, за чертою города позади комендантской дачи, происходила дуэль между камер-юнкером Александром Пушкиным и поручиком Кавалергардского ее величества полка Геккерном, первый из них ранен пулею в нижнюю часть брюха, а последний в правую руку навылет и получил контузию в брюхо». Как же пуля, летевшая в грудь Дантеса, могла причинить последнему «контузию в брюхо», т. е. гематомы внутренних органов живота.

Существует версия и весьма правдоподобная, что на Дантесе в момент дуэли была металлическая кольчуга, либо, скорее, кираса. Получив в ноябре 1836 года двухнедельную отсрочку, Геккерны заказали защитное «оборудование». И применили его уже в январе 37-го. При ударе в кирасу пули нижний край кирасы мог ударить в живот.

Весною 1837 года обоих Геккернов высылают из России. В Нидерландах и во Франции не очень скорбели о смерти русского поэта. И этих прощелыг в дальнейшем отметили высокими должностями. Луи Геккерн с 1842 по 1875 год был полномочным представителем при императорском дворе в Вене.

Дантеса во Франции ждала блестящая карьера. В 1843 году он избирается членом Генерального совета департамента Верхний Рейн, в 1848 году депутатом Учредительного собрания, затем сенатором. Получает звание офицера, потом командора Почётного легиона. В городе Сульц по сей день есть улица и музей имени Дантеса. Вот так власти Франции отметили убийцу Пушкина. Возможно, за успешное проведение спецоперации на территории России. Что лишний раз показывает отношение западной элиты к нам и нашим ценностям.

Но небеса ещё при жизни высказали Дантесу презрение не только стихами русских литераторов, но и устами его дочери Леонии-Шарлотты. Она выучила русский язык. И её любовь к стихам Пушкина, её дяди лишала Дантеса самообладания. Она называла отца убийцей, обвиняя, что он целился в сердце русской культуры.

И тогда сенатор-пройдоха поместил дочь в психлечебницу, где Леония скончалась, проведя там более 20 лет. Думаю, помогли братки-масоны, не желавшие привлечения внимания в результате семейных ссор к миссии Дантеса в России.

Условия содержания во французских психлечебницах того времени были ужасные. Но это не остановило Дантеса. Он осмысленно отправлял собственную дочь на медленную и мучительную смерть, на унижения. У подлецов «пустое сердце бьётся ровно», когда это касается страданий окружающих, пусть даже близких людей. Лишь бы не трогали их самих.

В заключение вернёмся к личности Александра Сергеевича. Его произведения отличаются не только высокой художественностью. Пушкин своеобразный мост между прошлым и настоящим. Это певец русской старины. В его сказках-поэмах так прекрасно показаны наша древность, исконно русский мир. Это поэт-провидец, я бы даже назвал его русским волхвом 19 века.

Мне возразят, потомок африканца не может быть русским волхвом. Да, прадед Пушкина – Абрам Ганнибал был африканцем, но он был эфиопом, а не негроидом. Если кто видел настоящего эфиопа, то, несмотря на тёмный цвет кожи, обратил внимание на европейские черты его лица. Уже в 1 тыс. до н. э. на территории Эфиопии существовали государственные образования. Негроидное население вряд ли было способно это сделать в то далёкое прошлое.

Официальная наука говорит, что эфиопская раса занимает промежуточное положение между европеоидной (арийской) и негро-австралоидной расами. А 300 лет назад при рождении Абрама Ганнибала эфиопы были ещё менее смешаны с неграми. Поэтому вливание в славянскую кровь небольшого количества эфиопской крови, дало плодовитое талантливое потомство. Существует версия, что Абрам Ганнибал не кровный предок Пушкина.

Описания внешности поэта порой разноречивы. Недоброжелатели, искажая внешний облик поэта, подчёркивали его «африканизмы». Приведу воспоминания Веры Нащокиной – жены одного из лучших друзей Пушкина Павла Нащокина (1801-1854). На мой взгляд, они наиболее достоверны, ведь исходят от человека, искренне уважавшим поэта: «И вот приехал Пушкин с Павлом Войновичем. Волнение мое достигло высшего предела.

Своей наружностью и простыми манерами, в которых, однако, сказывался прирожденный барин, Пушкин сразу расположил меня в свою пользу. Нескольких минут разговора с ним было достаточно, чтобы робость и волнение мои исчезли. Я видела перед собой не великого поэта Пушкина, о котором говорила тогда вся мыслящая Россия, а простого, милого, доброго знакомого.

Пушкин был невысок ростом, шатен, с сильно вьющимися волосами, с голубыми глазами необыкновенной привлекательности. Я видела много его портретов, но с грустью должна сознаться, что ни один из них не передал и сотой доли духовной красоты его облика — особенно его удивительных глаз.

Это были особые, поэтические задушевные глаза, в которых отражалась вся бездна дум и ощущений, переживаемых душою великого поэта. Других таких глаз я во всю мою долгую жизнь ни у кого не видала».

Современник Пушкина поэт Михаил Юзефович (1802-1889) вспоминал: «Как теперь вижу его, живого, простого в обращении… очень подвижного… с великолепными большими, чистыми и ясными глазами, в которых, казалось, отражалось все прекрасное в природе, с белыми блестящими зубами, о которых он очень заботился… Он вовсе не был смугл, ни черноволос, как утверждают некоторые, а был вполне белокож с вьющимися волосами каштанового цвета…».

Этот привлекательный во многих отношениях человек, гениальный поэт ещё и любил своё Отечество. Гордился его величием, историей. Именно ему принадлежат строки: «…клянусь честью, что ни за что на свете я не хотел бы переменить Отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков, такой, какой нам Бог её дал».

Поэтому сатанисты 19 века организовали подлую и изощрённую травлю поэта, приведшую к его гибели. Пачкать его память пытаются и сатанисты 21 века. Но прекрасные пушкинские произведения навсегда останутся с нами. И наши дети с их помощью будут познавать прекрасный русский мир.

Андрей Антонов,

член Союза писателей России

ПАМЯТИ РУССКОГО ГЕНИЯ

Погиб поэт! – невольник чести –

Пал, оклеветанный молвой…

/М. Ю. Лермонтов/

Убит поэт, слуга Отчизны,

Убит рукою палача.

Враги его лишили жизни,

Дуэль – не ссора сгоряча.

Погиб, угас небесный гений,

И больше не было мгновений

Для музы озарить чело,

Рука не подняла перо.

Стремленьем и напором страсти

Опасен был он для чертей,

Крутящихся у трона власти,

Давящих вольный дух людей.

Ведь гений восславлял свободу,

Боготворил свою страну,

Да Правду говорил народу,

Чтил память предков, старину.

Горячность сердца, душу, пыл

Он в творчество своё вложил.

А стих его был чист и ясен,

Что ямб-размер, а что хорей,

Своею рифмою прекрасен

И рвал гнёт вековых цепей.

Цепей покорности и рабства,

Вельмож коварного лукавства,

Лобзающих престол царей.

И европейские масоны –

Наставники царских льстецов,

Холопы алчные мамоны,

Поняв всю мощь поэта слов,

Хитросплетеньями решили,

Его боялись, и спешили

Низвергнуть русского певца,

На Русь отправив подлеца.

Тот малый был стрелок отменный,

С рожденья с ложью обручён.

Считал монетою разменной

Долг, совесть. Чёрту верил он.

Ему помог другой масон,

Голландский гей, барон.

Злодеи грязной клеветой

Травили, мучили поэта.

И тот вступил в неравный бой,

Ведь честь его была задета.

Задета честь семьи певца…

Потом дуэль… Удар свинца!

И путь, и путь уж в мир иной…

Не знал, не знал поэт тогда

Всей низости интриги той.

Убийца шёл в броню одетый,

Рука подняла пистолет.

Тот прощелыга был, отпетый,

Пороком меченый валет.

И взгляд холодный из-под век…

Раздался выстрел… Пал поэт

На чистый-чистый белый снег,

Такой же чистый, как стихи,

Им зарифмованные строки…

И помнят место у реки,

И детвора, и старики,

Не властны здесь времён потоки.

Убийца выполнил заданье,

За что и был вознаграждён.

Ему и почести, и званья,

И орденов французских звон…

Но Русью проклят был масон,

А вместе с ним и гей-барон.

Та схватка, да, была неравной.

Душа поэта в небесах,

А стих, труд жизни его славной,

Он нас и в мыслях, и в мечтах

Ведёт по жизни-океану.

Да на раздутых парусах

Через преграды, на волнах

Несёт прям к острову Буяну.

Туда, где Солнце светит ярко,

Туда, где властвует добро,

Где от любви немного жарко,

А на душе всегда светло.

Поэт, он в памяти народной

Остался вечно, навсегда.

А стиль поэзии свободной

Чарует, как в ночи звезда.

Убит поэт, слуга Отчизны,

Убит интригой роковой.

Враги его лишили жизни,

Но жизни только лишь земной.

Ведь Пушкин с нами, светит нам,

Споём же гимн его трудам.

/Андрей Антонов/


***


Источник.
.

Tags: Отечество, Пушкин, Русь, Франция, власть, история, литература, масоны, русский
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments