ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

1.4. «Апостолы чекистского движения» покидают КГБ

1.4.1. Смена кадров в системе госбезопасности набирала темпы не только на местах, но и в центре. В конце января 1991 года КГБ покинул Филипп Денисович Бобков. «Новостью номер один» назвали его уход на пенсию в одной из газет.[43]

Прослужив в органах госбезопасности 45 лет (в том числе длительное время возглавляя 5 управление КГБ СССР), Бобков ушел с должности первого заместителя председателя КГБ СССР.

Кстати, в 1989 году Бобков высказывал следующее о задачах КГБ «Сегодня Комитет госбезопасности должен способствовать утверждению в стране демократии, неуклонно помогать перестройке, ибо это единственный путь, позволяющей нашей стране развиваться, обновлять социализм».[44] А что он еще мог тогда сказать? Так тогда говорили все, сотрудники госбезопасности не были исключением.


Тот 1989 год был торжеством отечественного парламентаризма, многие с упоением смотрели по телевизору бесконечные (а порой и бессмысленные) дебаты в первом почти демократически избранном парламенте. Но тот же год и был годом распада системы европейских союзников, которых прежде заботливая Москва держала под контролем, а теперь бросила на произвол судьбы. Приобретя демократию, мы потеряли союзников. Ту самую половину Европы, которую наши предшественники в 1944–1945 годах по-пластунски пропахали и пропитали своей кровью и потом.

1.4.2. Некоторые оценивали положение Бобкова в КГБ очень высоко. В 1990 году писали: «Став зампредом после ухода из КГБ в ЦК Ю. Андропова, Бобков с той поры до сего времени является фактическим руководителем КГБ СССР. Чебриковы и Крючковы приходят и уходят, а Бобковы остаются.

По данным на 1987 год, подавляющее большинство членов коллегии КГБ были прямыми ставленниками Бобкова. В свое время он расставил их по всей стране в роли начальников Пятых управлений республиканских КГБ и пятых отделов областных управлений, после чего они не без его помощи заняли должности, позволившие им войти в состав коллегии.


Не случайно он отказался сменить Власова на посту министра внутренних дел СССР, уступив это место Бакатину. В КГБ он хозяин, по-прежнему курирует Пятое управление, которое вовсе не ликвидировано, а просто переименовано в управление «З» КГБ СССР…

До поры до времени, Бобков — первая кандидатура на пост председателя КГБ в случае прихода к власти сторонников тоталитарного режима».[45]

О Бобкове как о негласном руководителе КГБ говорили и другие.{56} Кстати, публично говорить такое о заместителе часто означает создавать ему проблемы с начальником. И не редко при подобных похвалах начальники избавляются от заместителей. И не редко похвалы заместителю раздаются, чтобы создать этот конфликт. Но это так к слову.

1.4.3. Почему же Бобков ушел? Существует версия что, уход его связан с событиями в Прибалтике.{57} По времени сходится, по характеру Горбачева (за все провалы он предпочитал снимать других) тоже сходится. А если это так, то следует логическое предположение о том, что Крючков после провала ГКЧП ожидал такого же поведения Горбачева (достойного снятия с должности). Но об этом мы еще поговорим позже.

Бобков — по-своему легендарная личность в системе госбезопасности, этакий зубр внутренней контрразведки и борьбы с идеологическими диверсиями. Примерно в то же время ушел в отставку другой заместитель председателя КГБ СССР В.П. Пирожков. Сразу после увольнения, по словам Крючкова, Бобков взял отпуск и после него собирался приступить к работе в качестве консультанта Министерства обороны.[46] Пирожков должен был возглавить ветеранское движение бывших сотрудников органов госбезопасности. Их пристроили на доходные места, знай себе получай деньги, только власти стало меньше.

В одной из газет их назвали «апостолами чекистского движения».[47] Но приходит время, и апостолы покидают насиженные места. Старики уходят на пенсию, а молодые сталкиваются с новыми и мало знакомыми для них проблемами. Проблемами, которые они не смогут решить.

1.4.4. Позже Бобков оказался на хорошо оплачиваемой должности в группе «Мост» у Гусинского. Но, похоже, деньги — это не все в жизни.{58} Филипп Денисович написал довольно интересную книгу о своей службе в органах госбезопасности,{59} сумев при этом обойти многие острые углы. Видимо, сказался профессионализм.

Своего прошлого он не описывал черными красками. «…Исходя из переоценок сегодняшнего дня, — написал Бобков. - можно, конечно, говорить, что кого-то не следовало привлекать к ответственности. Но я не ловлю себя на мысли, что с кем-то мы обходились незаконно. Тем более не могу сказать, что были люди, которых мы искусственно подводили «под статью».

Впрочем, его не особенно ругали даже, те кто, казалось бы, не разделял его точки зрения. «…В крутые времена, — говорил Олег Калугин, - Бобков вел себя достаточно принципиально. Участь диссидентов при другом начальнике могла быть гораздо хуже».[49]

1.5. Хочу свой КГБ

1.5.1. Уже говорилось, что 1991 год начался для системы государственной безопасности страны без каких-либо существенных изменений. До этого времени КГБ СССР вполне обходился без наличия своего республиканского филиала в самой крупной республике Советского Союза. Республиканские комитеты существовали в 14 из 15 союзных республиках. Через республиканские комитеты Москва управляла всеми местными подразделениями. Но в Российской Федерации такого посредника не было, все подразделения по краям, областям и автономным республикам прямо подчинялись КГБ СССР.

Плохо это или хорошо для Российской Федерации? Скорее всего, ни то и ни другое. Но однозначно плохо для руководства республики, которому позарез нужны свои «собственные» чекисты. Тогда им можно приказывать, их можно контролировать. Какая же власть без КГБ? Без КГБ и власть не в сласть.

1.5.2. Новые российские власти поняли это быстро и стали настаивать на создании своего комитета государственной безопасности. В середине 1991 года первый и.о. председателя уже созданного КГБ РСФСР вспоминал дела не так «давно минувших дней» о появлении идеи создания республиканского КГБ: «Наверное, она возникла в одно время с принятием Декларации о государственном суверенитете РСФСР. В течение года российское руководство искало формы ее реализации: принималось решения о создании Комитета безопасности, затем был создан Госкомитет РСФСР по обороне и безопасности, и, наконец, в мае этого года указанный комитет был разделен на два: республиканский комитет по делам обороны и Комитет государственной безопасности России».[50]

В самом начале 1991 года заместитель начальника отдела безопасности Председателя Верховного Совета РСФСР поведал журналистам: «…Мы, к сожалению, не обладаем достаточно мощной и современной аппаратурой, чтобы обнаружить подслушивающее устройство напрямую. Такая техника имеется только в КГБ. Мы же совершенно лишены возможности ее приобрести. Больше скажу: у отдела безопасности Председателя Верховного Совета РСФСР нет даже надежных средств связи. Некая австрийская фирма подарила нам несколько переносных станций связи и несколько мобильных. Но все это перехвачено на таможне».[51]

Ах, они бедные. Как же они без собственной спецтехники? Хорошо хоть «щедрые» (с чего это они расщедрились?) австрияки что-то дают. Но, опять-таки через кордон не пускают.

Однако, прервем тему о КГБ Российской Федерации на некоторое время и попытаемся рассмотреть один скандал, произошедший как никогда в нужный момент.

1.6. «Преснягейт» (Уотергейт по-российски)

1.6.1. «Февраль-март 1991 г. можно охарактеризовать как высшую фазу противостояния руководства Российской республики и союзного руководства. Суть момента политики и политологи единодушно усматривают в жесточайшей борьбе за власть между двумя противоборствующими силами»,[52] — так чуть позже напишут в учебнике истории.

Но противоборство должно вести к громким скандалам. Какая же политика в демократическом государстве без скандалов. Честно говоря, скандалы бывают и при ином способе правления, но тогда говорить о них можно разве что шепотом. Скандалы — обыденная практика политической борьбы, а шумные скандалы очень характерны для демократии, особенно не устоявшейся.

В начале 1991 года разразился именно такой скандал, получивший по аналогии с американским «Уотергейтом» название «Преснягейт». Напомним, что в ходе того скандала Президент США был обвинен в подслушивании своих политических конкурентов и был вынужден подать в отставку.

Российский «Уотергейт» возник как раз вовремя. Словно был очень нужен для идеологической подготовки создания российского КГБ, а может быть и вообще раздела на республиканские части монстра союзной госбезопасности.

1.6.2. «Тревогу подняли руководители отдела безопасности Председателя Верховного Совета РСФСР. Заместитель начальника отдела Юрий Горякин сообщил: существует «неконтролируемая утечка информации о том, что происходит в парламенте и Совмине еще на стадии обсуждения какой-либо проблемы».[53] Тут нашлись в здании Верховного Совета РСФСР (что на Красной Пресне) комнаты, в которых находилась аппаратура КГБ СССР.

5 февраля 1991 года популярная газета «Комсомольская правда» на первой странице поместила небольшую и не очень броскую информацию следующего содержания: «Как нам стало известно, в здании Верховного Совета России на Краснопресненской набережной обнаружены комнаты с аппаратурой прослушивания. Об этом конфиденциально сообщили службе охраны здания специалисты связи. В комнатах 420 и 420-а (над кабинетом Б. Ельцина), по сведениям связистов, установлена спецаппаратура, которой пользуются работники КГБ СССР. Как сообщил один из сотрудников охраны Верховного Совета Ю. Горячев, это помещение «повышенной режимности», и даже ключей от них у хозяйственных служб Верховного Совета нет. Пропуска сотрудникам КГБ выдал бывший управляющий делами Совмина Стерлигов, перешедший на работу в аппарат КГБ СССР.

Ю. Горячев сообщил также, что аппаратура, установленная в этих комнатах, не относится к правительственной связи, она оказалась сейчас как бы «бесхозной». Скорее всего, в присутствии депутатов двери комнат 420 и 420-а будут вскрыты и их интерьер продемонстрирован журналистам».[54] Скандал только начался и пока он не сильно заметен. Лиха беда — начало.

1.6.3. Немаловажные подробности. «После заседания координационного совета «Демократической России», — информировал еженедельник «Коммерсантъ», — поздно вечером 6 февраля группа сотрудников отдела безопасности председателя ВС РСФСР, а также ряд депутатом — демократов во главе с представителем Бориса Ельцина Геннадием Бурбулисом в присутствии понятых взломали дверь комнаты N 4-120…

Здание ВС и Совмина РСФСР, именуемое в народе «Белым домом», было введено в эксплуатацию в 1981 году. С этого же времени комната N 4-120 находится в ведении КГБ СССР. Как выяснилось, это не было секретом ни для управления делами Совмина РСФСР, ни для главы правительства Ивана Силаева.

Охранники Ельцина, как указано в заключение депутатской комиссии, у управляющего делами осведомляться не стали, а решили вскрыть загадочную комнату и разоблачить происки «недружественных сил».[55]

Еще раз обратим внимание на то, что сначала прозаседались, потом решили взломать двери. Причем даже до утра не стали дожидаться. Куда такая спешка?

1.6.4. Ряд народных депутатов РСФСР (Р. Микаилов, И. Збронжко, А. Угланов, В. Белов, В. Веремчук, А. Котенков, Б. Немцов, С. Шустов) с завидной скрупулезностью зафиксировали «исторические» события и передали в еженедельник «Аргументы и факты». По их данным события 6 февраля развивались следующим образом: «В 20 час. 20 мин. в прокуратуру Краснопресненского района Москвы, в городскую Прокуратуру и Прокуратуру РСФСР было сделано обращение по телефону о необходимости прибыть сотрудникам прокуратуры в здание Верховного Совета РСФСР.

В 22 час. 25 мин. прибыл прокурор Краснопресненского района Москвы, на чьей территории находится здание Верховного Совета РСФСР, А.Селиховкин. Ему было предъявлена статья в газете «Комсомольская правда» и заявление ряда народных депутатов о возбуждении уголовного дела по признакам статьи 135 УК РСФСР (нарушение тайны переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений).

В 0 час. 30 мин. в присутствии прокурора Краснопреснеского района Москвы, народных депутатов РСФСР, сотрудников КГБ СССР и независимого эксперта по радиоаппаратуре с соблюдением норм уголовно-процессуального законодательства начался осмотр помещения.

В 4 час. 15 мин. протокол осмотра был подписан».[56]

Событие зафиксировано для истории скрупулезно. Осталось только раздуть его до уровня национального скандала. О том, что все это стыдно и позорит страну никто особенно не думал. Плевать. Главное сиюминутный политический интерес.

Кстати, это тоже характерно для той самой демократии, которую нам преподносили как последнее достижение человечества, как цель, к которой должна стремиться страны. При этом, апологеты демократии предпочитали обходить вниманием оборотную сторону медали. А такая сторона есть во всем и демократия не исключение. Но когда расхваливают товар, продавцы редко называют его недостатки. Иначе товар могут не купить, а продавец не получит зарплату. Однако, вернемся к основной нити разговора.

1.6.5. Процесс пошел. Хотя, «Комсомольская правда» уже восьмого февраля высказалась, что, скорее всего, и на этот раз скандал реализуется в политических дискуссиях, а не в следственных действиях. Тем более, что совсем недавно ушел на пенсию первый заместитель председателя КГБ Бобков, и «концы», видимо замкнуться на нем. Предположение насчет концов не оправдалось.

Пока же все шло по нарастающей. 7 февраля Верховный Совет РСФСР создал депутатскую комиссию для расследования предполагаемого отечественного Уотергейта. Депутатской комиссией была сформирована экспертная комиссия, которая должна была выяснить действительное назначение обнаруженной в таинственной комнате аппаратуры.[57]

Впрочем, в «Записках Президента» Б.Н. Ельцин через несколько лет скажет: Пленарное заседание сессии Верховного Совета РСФСР началось с того, что один из депутатов сообщил об обнаружении и вскрытии двух комнат в здании Верховного Совета, принадлежащих КГБ СССР и оборудованных радиоаппаратурой. Было предложено провести депутатское расследование, но при голосовании предложение отклонили.[58] Сам Ельцин вроде бы непричем, а это интересное обстоятельство.

1.6.6. Заместитель начальника 8-го (защита секретной информации) Главного управления КГБ СССР А.А. Кабанов, как и следовало ожидать, публично отверг возможность прослушивания, упомянув о «непродуманных действиях службы охраны ВС РСФСР».[59] Последовали и другие опровержения.

По сообщению «Правительственного вестника» 10 февраля российское правительство обратилось в Государственную техническую комиссию СССР с просьбой выделить экспертов для проверки и изучения радиоаппаратуры в комнате 4-120. Обратились, конечно же, не случайно — именно Гостехкомиссия СССР формирует идеологию и техническую политику в области защиты информации». Предложение включить в комиссию представителей 8-го управления КГБ СССР было отвергнуто, т. к. по мнению депутатов, они могли повлиять на объективность рассмотрению.[60]

1.6.7. Близкий тогда к Ельцину человек — его охранник (тогда уже бывший сотрудник привилегированного подразделения КГБ) Коржаков заявил: «В настоящее время в соответствующие органы КГБ СССР поступило указание об активном сборе материалов, компрометирующих Председателя Верховного Совета РСФСР Бориса Ельцина. Через партийные структуры КГБ СССР с использованием оперативно-технических средств проводится компания по дискредитации демократических движений в РСФСР и в первую очередь их лидеров».[61]

Остается, однако, непонятным, зачем использовать «партийные структуры КГБ СССР», если Президенту СССР этот орган подчиняется непосредственно. Правда, такая фраза удачно бьет по КП РСФСР и КПСС, как бы оставляя несколько в стороне М.С. Горбачева. Впрочем, такой отвод внимания от основной фигуры, характерен не только для так называемых ельцинистов. Их противники использовали ту же тактику. Сначала били по окружению, не трогая лидера.

1.6.8. Центр общественных связей КГБ СССР не заставил долго ждать своего ответа, в котором отмечалось: «Комитет госбезопасности заявляет, что подобные обвинения есть не что иное, как измышления, преследующие далеко не благовидные цели. Они свидетельствуют не просто о профессиональной безграмотности и некомпетентности сотрудников охраны, но, прежде всего, являются злонамеренным выпадом против КГБ СССР с целью его дискредитации и создания никому не нужной напряженности. Следует подчеркнуть, что это делается, не впервые и представляет собой еще одно провокационное утверждение об акциях, якобы проводимых органами КГБ в отношении Б. Ельцина.

Спектакль, разыгранный сотрудниками охраны А. Коржаковым{60} и Ю. Горякиным, является, по сути, политической провокацией и ни в какой мере не делает чести тем, кто в нем принимает участие».[62]

Следует обратить внимание, что вопрос о том, кто дал согласие (если не приказал все организовать), т. е. о самом Б.Н. Ельцине, обойден вниманием. А ведь, крайне маловероятно чтобы его роль была иной. Но огонь из КГБ направлен на исполнителей, а руководители (и СССР, и РСФСР) внешне оставлены в стороне. Тактика, означающая, что компромисс между руководителями еще возможен. Они просто обменивались ударами заочно, подставляя подчиненных. Как драчливые петухи подавали знаки враждебности, надеясь, что противник пойдет на уступки.

1.6.9. Но жертвой политических боев двух драчливых политиков становится ведомство, осуществляющее охрану государственной безопасности. Следовательно, и сама государственная безопасность страны. Если не хуже. Мнение заместителя председателя Государственной технической комиссии СССР Н. Брусницына было следующим: «По-моему, вся эта история — просто политическая акция, рассчитанная на дискредитацию КГБ».[63]

Разумные люди уже тогда предполагали заказной характер скандала. Еженедельник «Новое время» написал: «Помнится, и в Венгрии «Дунайгейт» стал достоянием общественности в первый день избирательной компании. Момент скандала выбирался с умом.

Многие наблюдатели относят то же самое и к нынешнему скандалу. С чего бы это вдруг отдел безопасности Верховного Совет после нескольких месяцев беззаботного существования взял и заметил две запертые комнаты на четвертом этаже? По мнению аналитика, хорошо знакомого с методами работы компетентных органов «сдержанное официальное заявление о непричастности к этому КГБ свидетельствует, что данная история к серьезным разоблачениям не относится. Общественности в очередной раз подбросили пустышку».[64]

1.6.10. Судя по всему, все понимали, что к «войне указов» добавлялась «война скандалов». С начала года они следуют один за другим. Из последних — две истории с Артемом Тарасовым, в одной из которых обвинения выдвинул он, в другой — против него.

Затем КГБ пресекает некие вроде бы незаконные сделки, одобренные заместителем председателя Совмина РСФСР Фильшиным. Некоторые политологи не скрывают своего мнения: «Преснягейт» — своего рода месть КГБ и центру за «дело Фильшина».

Вполне обоснованное предположение, именно так обычно и делают отечественные политики. Оправдываться в политике последнее дело, все равно грязь прилипает. Политики крайне редко оправдываются, когда их ловят на чем-то неблагозвучном. Они действуют по принципу: сам дурак. Тут же придумывают (вспоминают и т. п.) какой-нибудь ответный ход.

Уже с самого начала было ясно, что расследование «Преснягейта», о котором после некоторого замешательства распорядились депутаты Верховного Совета РСФСР, скорее всего окончится ничем, как и прочие расследования. Никто в нем похоже не был заинтересован. Шел обмен политическими ударами. Как ватерполисты в воде незаметно для глаз судей, Россия и Центр обмениваются «подводными пинками». Мы же наблюдали то, что выходит на поверхности. Тем более, что обстановка в Верховном Совете РСФСР была таковой, что преимущества Б.Н. Ельцина и его сторонников были далеко не такими и прочными.

И поэтому разговоры о тайном контроле за председателем Верховного Совета были очень нужны для самого председателя. В самом начале 1991 года о возможности прослушивания Б.Н. Ельцина заместитель начальника отдела безопасности Председателя ВС РСФСР говорил: «В квартире Бориса Ельцина подобная аппаратура установлена давно. Демонтировать ее не представляется возможным. Настолько прочно все сделано, проще разбить квартиру».[65]

Он же заявил, что «руководство КГБ СССР и заинтересованные инстанции в принципе имели возможность быть в курсе того, что происходило в кабинетах руководителей РСФСР, бывших членов Политбюро ЦК КПСС».[66] Интересно в этом предложении упоминание о бывшем членстве. Понять из содержания ответа зачем нужно было напоминать данный факт нельзя. Но именно бывшим кандидатом в члены Политбюро и был Ельцин.

1.6.11. Дыма без огня, конечно, не бывает. Позже бывший первый глава КГБ РСФСР Иваненко, будучи в отставке, говорил о прослушивании разговоров Ельцина в бане, на теннисном корте.[67] И нет особых оснований, не верить ему. Правда, деталей он не рассказывал. А именно детали важны для оценки информации. Важно знать зачем прослушивали, чтобы использовать в политической борьбе или чтобы предотвратить преступную деятельность?

Нет нужды говорить, что самым вероятным заказчиком такой прослушки был Горбачев. Как нет нужды и говорить, что это грубейшее нарушение (если не преступление) тогдашних советских законов. Но кто же соблюдает законы, когда борется за высшую власть в стране?

Однако, ведь мы сейчас ведем разговор о другом прослушивании в другом месте. О факте, которой послужил поводом для громкого скандала. А вот здесь сомнения в реальности прослушивания слишком велики.

1.6.12. «Преснягейт» проходил на фоне резкого обострения борьбы двух московских центров власти. 19 февраля Борис Николаевич после долгого ожидания получил возможность выступить по Центральному телевидению. Выступление было в основном построено на обвинении Центра в противодействии российским реформам, прозвучало также требование к М.С. Горбачеву уйти в отставку. Марина Шакина из еженедельника «Новое время» отметила: «И если сегодня Ельцин пошел «ва-банк», то он на что-то рассчитывал».[68] Еще более резко Ельцин обрушился на руководство СССР во время своего выступления в Центральном Доме кинематографистов.

Нет точных данных, но вполне возможно, что Ельцин был при помощи «Преснягейта» доведен до нужного состояния и вел себя агрессивно по отношению в Горбачеву. Малая война была в разгаре.

1.6.13. Противники Бориса Николаевича продолжали наносить ответные ударчики. 26 марта газета «Советская Россия» поместила информацию под заголовком «В Комитете государственной безопасности СССР», которая, назвав основные моменты несостоявшегося «Преснягейта», подчеркнула следующие обстоятельства:

«…Эксперты закончили порученную им работу и вынесли свое заключение. Они сделали однозначный вывод о том, что аппаратура и оборудование КГБ в здании Дома Советов РСФСР по своему составу и техническим характеристикам предназначены для информационной защиты важных помещений этого здания и не могут быть использованы для подслушивания….

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что руководству Совета Министров РСФСР было давно известно о наличии в этом здании служебной комнаты с аппаратурой КГБ и ее действительном назначении……

Таким образом, заявления об обнаружении подслушивающей аппаратуры КГБ в здании Дома Советом РСФСР носят явно клеветнический и провокационный характер.

К сожалению, разного рода абсолютно беспочвенные публичные утверждения руководителей Верховного Совета РСФСР и его сотрудников о деятельности органов госбезопасности СССР в последнее время участились.

В этой связи возникает вопрос, кому выгодны такого рода провокации, рассчитанные на нагнетание общественной напряженности в стране». Такую же информацию поместили и некоторые иные газеты (например, «Красная звезда»), не симпатизирующие Ельцину и его сторонникам.

1.6.14. После этой официальной информации КГБ СССР сразу же последовал ответный удар другой стороны. «Независимая комиссия, созданная Верховным Советом РСФСР по факту обнаружения в комнате 420 электронной аппаратуры, пришла к выводу, что она может использоваться как в целях информационной защиты, так и для прослушивания, — писала через два дня созданная на средства Верховного Совета «Российская газета». — Об этом заявил на встрече с избирателями Волгоградского района эксперт комиссии член Верховного Совета РСФСР С. Филатов. В связи с этим вызывают удивление действия пресс-службы КГБ, которая, не дождавшись заключения комиссии, поспешила выступить с официальным заявлением по данному вопросу».

Авторы и действующие лица несостоявшегося «Преснягейта» еще долго вели арьергардные бои. Народный депутат Игорь Збронжко написал заметку в газете «Megapolis-express», в которой, кроме упреков в сомнительных акциях КГБ в комнате 4-120 Верховного Совета, намекал на причастность «каких-то» сил в проникновении в его сейф.[69]

В еженедельнике «Коммерсантъ» появилась заметка, весь смысл которой был выражен в заголовке «а может, все-таки прослушивали». Приводится мнение председателя депутатской комиссии А. Адрова: «Тот факт, что депутатская комиссия не воспользовалась имеющими у них доказательствами возможного прослушивания, Алексей Адров объяснил нежеланием депутатов ссориться с союзными комитетчиками накануне создания собственного КГБ».[70]

1.6.15. Обмен ударами продолжался. Антиельцинские силы тоже огрызались. 2 марта оппозиционная Ельцину газета «Советская Россия» поместила статью, написанную неким И. Пепиком. Вероятно, под этой фамилией скрывалось другое лицо, газетчики такой прием использовали давно. Но, впрочем, не в этом суть, в конце концов, важно, что статью с таким содержанием поместила газета. Кроме язвительной критики всего политического курса Бориса Николаевича, статья была посвящена в основном несостоявшемуся «Пресня-гейту». Вот что писал об этом автор:

«Я, глубоко сочувствующий Вам человек, не могу не испытывать большой досады, наблюдая, как разворачивается вся эта история с подслушивающими устройствами над Вашим кабинетом. По-моему, сотрудники Вашего отдела безопасности действовали топорно и вместо того, чтобы защитить, крепко «подставили» Вас.

Конечно, понять этих парней можно. Они видят, как сильно Вы хотите развивать отношения с соседними странами — Украиной, Белоруссией, Казахстаном и другими. С некоторыми договоры уже заключены, а посольства все еще не посланы! И места резидентов российской разведки пока вакантны. Вот бы где работать! Приближаются выборы президента России, всем говорят, что Вы — единственная наша надежда, а Ваш рейтинг с каждым месяцем опускается все ниже. И парни Ваши хорошо знают, что любой скандальчик, связанный с Вашим именем, сразу притягивает интерес простого народа…

Ваши ребята начали верно шурупить, что можно хорошо подправить рейтинг, если дать отпор своим бывшим коллегам из КГБ, откуда их в свое время попросили за профнепригодность. Однако переусердствовали….

А тех головотяпов, что подвели Вас, перепутав провода, примерно накажите. Или прямо к прокурору: прошу разобраться, почему в КГБ так плохо готовили сотрудников?».

Если сам «И. Пепик» и не знал политическую подоплеку «Преснягейта», то в редакции «Советской России» должны были все хорошо понимать. Практически почти на 100 процентов можно гарантировать, что начало скандала было согласовано, если не с Борисом Николаевичем, то с его самыми близкими соратниками. По-другому такие вещи не делаются. Ну, а отдельные фразы в статье достаточно хорошо показывают, что автор хорошо знал кухню госбезопасности, мысли и поступки ее сотрудников.

1.6.16. Критически оценила доклад депутатской комиссии и более «демократическая» газета «Комсомольская правда», отметившая: «Комиссия в своем беспомощном докладе практически не ответила ни на один вопрос. Экспертиза аппаратуры, выяснение ее возможностей проведены не были. Совсем забавно, что сам председатель комиссии предложил ее распустить, несмотря на предварительность выводов. Руслан Хасбулатов его поддержал, хотя за минуту до этого заявил: «Из этого ясно, что ничего не ясно». И был прав. Комиссия, по сути подтвердила вывод КГБ СССР о невозможности использовать эту аппаратуру как прослушивающую, однако, намекнула, что при определенных технических условиях она таковой может стать.

Комиссия не объяснила причин, по которым сам Б. Ельцин не знал, что его разговоры кем-то надежно защищены. Точно так же неясно, используется ли эта аппаратура сейчас. Потрясающая депутатская некомпетентность в столь серьезном и скандальном деле и впрямь подтвердила тезис о том, что молодая пока власть не может разобраться даже в собственном доме. Решено передать «дело на доследование» в созданный Комитет безопасности».[71]

Кстати, одним из лучших способов заволокитить уголовное дело всего была передача его на доследование. В этом случае тоже так и поступили.

1.16.17. На общественном мнении поиграли, так четко и не сказав, что было и кто виноват. Эта ситуация с информационными играми будет повторяться в нашей современной истории с завидным постоянством. Сначала раздувается ажиотаж, затем все спускается на тормозах, когда достигается цель информационной игры.

«Преснягейт», в отличии от «Уотергейтта», закончился ничем. Напомним, что Президент США был вынужден в результате скандала подать в отставку. В нашей стране после «Преснягейта» никто не пострадал и не ушел в отставку. Иная страны, другие нравы. Это, пожалуй, единственный вывод, который можно сделать из «нашего» отечественного скандала. А вообще мерзопакостное дело читать тогдашние газеты об этом деле. Словно окунаешь руки в грязь.

1.7. КГБ РСФСР будет создано все-таки

1.7.1. После разговора о «Преснягейте» вернемся к вопросу о «своем» российском КГБ. Вопрос о создании КГБ РСФСР обсуждался не один день.

Рассмотрим этот процесс более детально. В самом первом номере за 1991 год популярной тогда газеты «Московские новости» на четвертой странице появилась заметка Евгении Альбац, которая уже тогда была известна как журналистка, интересующаяся материалами о госбезопасности. Она писала: «Решение российских парламентариев о создании своего Комитета безопасности знаменует как минимум два взаимоисключающих события.

Первое: правовое узаконение передачи в ведение «мятежного» Ельцина областных управлений КГБ Российской Федерации, «а это, считает Асланбек Асланов, председатель Комитета по вопросам законности, правопорядка и борьбы с преступностью Верховного Совета РСФСР, — глаза и уши любого правительства».

Второе: создание еще одного филиала КГБ (Россия до сих пор была единственной республикой, не имеющей подобного министерства) и таким образом, наращивание полицейского аппарата страны. Последнее, по мнению опального генерала КГБ Калугина, произойдет, если под здание нового комитета не будет подведен принципиально иной политический фундамент».

Поводом для высказывания Е. Альбац была следующая информация: В конце 1990 года Б.Н. Ельцин на заседании Верховного Совета РСФСР информировал о договоренности с Президентом СССР о согласии отдать территориальные органы КГБ в ведение России».[72]

1.7.2. Но одно дело договориться на словах, другое на деле. Передать в ведение республики территориальные органы, означало остаться только с московскими чекистами, т. е. частично потерять контроль над регионами. В Центре это понимали.

Но республика настаивала. Вопрос о государственной безопасности был включен в повестку дня третьей сессии Верховного Совета Российской Федерации, начавшей работу в январе 1991 года.[73] Обсуждался этот вопрос и позже.

Вот что писала газета «Коммерсантъ»: «22 марта в Доме Советов РСФСР на Краснопресненской набережной состоялась встреча лиц, занимающихся вопросами российской обороны и безопасности. На ней обсуждались сроки и условия создания российского КГБ. Было отмечено, что переговоры с союзным КГБ затягиваются по вине его руководства…

На Съезде депутатов, в беседах со своим окружением, Ельцин не раз высказывал мысль о необходимости собственных российских структур госбезопасности. По мнению советника Ельцина по обороне Дмитрия Волкогонова, «КГБ России должно было бы ограждать Россию от посягательств центра, предотвращать скандалы, подобные «делу Фильшина» или «делу о комнате», и подробно информировать Председателя ВС обо всем происходящем. Подобные функции не требуют создания мощной территориальной агентурной сети, специализированных институтов и собственных воинских формирований. Первоначально численность российского КГБ не будет, поэтому превышать 250 человек.

Заметим, что слова об ограждении от посягательств центра стоят впереди всех указанных задач. Вот именно для этого, для борьбы с центром и нужен был новым российским властям свой КГБ. Именно свой КГБ, т. е. готовый противодействовать другому, а точнее — КГБ СССР.

6 марта в телефонном разговоре между Иваном Силаевым и Владимиром Крючковым впервые была обговорена возможность организационного выделения российских структур из союзного КГБ и получение ими статуса самостоятельных. В течение марта Крючков активно встречался то с Силаевым, то с Ельциным, то с генералом Кобецом. Как сообщили информаторы «Ъ», из четырех претендентов на пост председателя российского КГБ (Воротников, Иваненко, Лукин и Шамм — звено замначальников управлений союзного КГБ), российская сторона остановилась на кандидатуре Николая Шамм.

Однако Крючков высказался категорически против под предлогом, что он не хочет терять профессионалов. По мнению Олега Калугина, выбор Шамма был бы наиболее удачным для России, поскольку «он единственный в структуре КГБ, кто мыслит независимо от Крючкова и не входит ни в мафию, ни в крючковскую епархию. «Шамм как считается в среде КГБ, принадлежит к интеллектуальной элите комитета».[74]

Иваненко вспоминал: «…На должность председателя Иван Степанович Силаев предлагал Николая Алексеевича Шамма, заместителя начальника 6-го управления…

Силаев был с ним давно знаком и т. д. Но поскольку кандидатуру Шама предлагало российское руководство, то в КГБ ее восприняли в штыки, сразу стали проводить расследование — где это Шамм с ними снюхался, и его кандидатуру быстро зарубили».


Стригин Евгений Михайлович


***


Это отрывок из книги От КГБ до ФСБ ..



Tags: Ельцин, КГБ, Россия, СССР, демократы, депутат, история, перестройка, политика, правительство, советский
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments