ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Горюющие убийцы страны

Девятого января 2021 года по телеканалу «История» в передаче, посвященной распаду СССР, транслировали сетования бывшего председателя Совета министров СССР в 1985–1990 годах Николая Ивановича Рыжкова: «Я очень переживал, что распадался Советский Союз. И до сих пор переживаю – это трагедия».

Сколь трогательное признание главы предпоследнего правительства великой страны, проработавшего на этом посту пять лет!

Горюющие убийцы страны
Ну как ему не посочувствовать? И еще сонму партгосработников, по сию пору скорбящих о случившемся. Но как водится, абсолютно они и поныне все сваливают только на последнего и единственного президента СССР Михаила Горбачева и прогорбачевских членов политбюро.

Как, впрочем, и в 1956-м, и позже абсолютно все негативное в стране и партии «ученики» и «соратники» возложили на Сталина. А ведь именно так их официально именовали при жизни носителя «культа личности» – ими же и созданного.

Именно вся власть своими действиями ускоряла в 80-х необратимые разрушительные процессы, что, однако, не вызывало реакции руководства КГБ, МВД, Минобороны, не говоря уже об обитателях высоких кабинетов в ЦК КПСС. Значит, уже к тому времени их функции были либо парализованы, либо эти органы, по крайней мере их высшее и среднее руководящие звенья, надежно инфильтрованы перевертышами с партбилетами.

Что же до губительных экономических акций того периода, отметим, например, заявление товарища Рыжкова 24 мая 1990 года о необходимости перехода страны к регулируемой рыночной экономике. С отпуском цен в свободное плавание и ускоренным сокращением государственного вмешательства в экономику.


А со 2 июня того же года в Москве стала работать первая товарная биржа: с этого момента именно биржи определяли уровень цен и тарифов в стране. Это ясно свидетельствовало о ликвидации государственной ценовой политики, намеренно быстром обесценивании рубля и о превращении в фикцию государственного планирования производства и товарных потоков.

К концу 1991 года совокупный внешний долг СССР достиг почти 68 миллиардов долларов и вырос более чем вдвое, нежели в конце 1985-го. Почти 75 процентов прироста приходилось на задолженность перед Западом.”

В результате реальное товарное наполнение советского рубля, по оценке Госбанка СССР, в 1989 году составило 40–45 копеек, но уже в 1990-м – не более 30.

Может, пора бы конкретно назвать разрушительными такие решения и их последствия тем, кто готовил такой непродуманный бросок к капитализму?

Но как же тогда быть с ежесуточными рекордами и рапортами о перевыполнении пятилетних планов во всех отраслях экономики Страны Советов, о чем вещали советские СМИ десятилетиями, в том числе и все 80-е годы?

Значит, все это или по крайней мере по большей своей части было фикцией, лживой отчетностью, показухой, на которую скорее всего намеренно закрывали глаза в вышестоящих инстанциях. Что и привело к краху. Иначе советская экономика да и вся страна не могли бы оказаться в коме за считаные годы.

О комплексном характере такого курса, к чему, разумеется, причастны все руководящие структуры партии и государства, говорит и одновременное разрушение системы поставок и взаиморасчетов между СССР и странами Восточной Европы, участвующими в СЭВ вместе с СССР.

В этой связи напомним точку зрения министра внешнеэкономических связей СССР в 1988–1991-м Константина Катушева: «На сессии СЭВ в Софии в 1990 году советская делегация в выступлении главы правительства Николая Рыжкова предложила ввести доллар США как расчетную единицу в товарообороте между странами СЭВ, а затем после трех-пятилетнего периода перейти на долларовые взаиморасчеты.

А вездесущий новатор Михаил Горбачев дал команду немедленно перейти на расчеты с соцстранами в долларах. Тем самым системе экономических отношений СССР со странами Восточной Европы был нанесен такой удар, которого она выдержать не могла».

И ведь никто из правящей элиты СССР не воспрепятствовал этому столь иезуитскому решению первых правящих лиц. В тех условиях упомянутое решение было разрушительным еще и потому, что, во-первых, ввиду организованного США и Саудовской Аравией в 1986–1987 годах рекордно быстрого падения мировых цен на нефть (а они традиционно котируются в долларах США) СССР катастрофически быстро оказался в финансовом и внешнеторговом провале. Ибо доля нефтяного сырья в наполнении советского госбюджета к тому времени уже превысила 65 процентов. Притом что нефтесырьевой (точнее, нефтегазосырьевой) стержень госбюджета СССР обозначился еще в середине 70-х.

Во-вторых, долларовый долг только Венгрии, Польше, Румынии и Чехословакии (в целом) перед Западом, включая МВФ, превысил к тому времени 50 миллиардов с учетом пеней за просрочки выплат. Но куда смотрело и догорбачевское руководство СССР, когда со второй половины 70-х годов стала расти долларовая задолженность этих стран? Значит, уже тогда не имелось никаких рычагов влияния на союзников.

Понятно, что в такой ситуации переводить взаиморасчеты СССР сугубо на доллары означало ускорить финансово-экономическое банкротство именно всех государств – членов Совета экономической взаимопомощи и, естественно, самого этого альянса.

Так кому же сожалеть и об этом решении, о его губительных последствиях?

Как отмечает кандидат экономических наук, директор Колледжа предпринимательства и социального управления из Екатеринбурга Сергей Шориков, следствием означенных решений и ситуации на мировом рынке нефти «стал растущий дефицит госбюджета СССР, нарастал дефицит продовольственных и непродовольственных товаров, были израсходованы почти все золотовалютные резервы.

А к 1989 году СССР стал фактически страной-банкротом и был вынужден занимать деньги на драконовских условиях у стран Запада и международных валютно-финансовых организаций, прежде всего у МВФ. А в целом бездарная экономическая политика последних десяти советских лет привела страну к краху».

Поработав в 80-х в системах Госплана СССР и СЭВ, могу утверждать, что вышеупомянутые и смежные экономические решения были пролоббированы негласными экономистами-советниками из США, Германии, Великобритании и МВФ, обосновавшимися в структурах Совмина СССР и многих союзных министерств.

Разумеется, наличие зарубежных специалистов-разрушителей, прибывших в СССР в 1987–1990 годах, не афишировалось. Зато приехали они в основном уже с готовыми «рекомендациями».

Словом, приходится согласиться с выводами заявления 30 просталинских коммунистических партий, включая Албанскую партию труда (АПТ), принятого в южноалбанском городе Сталин (ныне Кучова) 5 марта 1988 года в связи с 35-летием кончины Иосифа Виссарионовича Сталина: «Ситуация, сложившаяся в КПСС и СССР, – логичный эпилог ревизионистского курса хрущевцев и их последышей.

Этот процесс начался вскоре после устранения Сталина и через некоторое время обозначил все более разрушительные тенденции в партии и государстве. Потому в нынешних условиях распад СССР и крах КПСС могут произойти в ближайшие годы».

Так и случилось.

Справка «ВПК»

Заявление приняли «марксистско-ленинские» коммунистические партии, отделившиеся в конце 50-х – середине 60-х годов от просоветских компартий и отвергнувшие наряду с АПТ компартией Китая и Трудовой партией КНДР антисталинские решения XX–XXII съездов КПСС. Они и поныне действуют более чем 40 странах и объединены в Коммунистический интернационал.


Алексей Чичкин


***


Источник.

.

Tags: Горбачёв, Госплан, СССР, СЭВ, Сталин, доллар, история, коммунисты, партия, правительство, рубль, рынок, финансовый, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments