ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

В.Л. Авагян. Дорогами бесплодной ненависти

С детства люблю разглядывать очень уютные, тёплые иллюстрации из советской «Книги о вкусной и здоровой пище». Но, как аналитик, хочу отметить два важных факта!

Во-первых, далеко не все продукты с тех иллюстраций были в повседневном доступе советского человека. Во-вторых, современная реклама едва ли меньше «вкусняшек» показывает!

Книга о вкусной и здоровой пищеНо современные «вкусняшки» - они злые, с подвохом, и это каждый здоровый духом человек чувствует. Те же, даже если были мечтой – были при этом доброй мечтой. Без скрытых подлянок. И речь в моей статье не про «вкусняшки» - я не ресторанный обзор собираюсь делать. Речь совсем о другом.

Когда мы говорим о «сыре в мышеловке» - мы ведь имеем в виду не только сыр, правда? Мы имеем в виду нечто куда более важное, а именно – вопрос перспективы потребления. Чем оно закончится? Щелчком гильотины – или приятным послевкусием?

Есть направления, у которых имеется перспектива. Пойдёшь по ним – и будешь выходить по мере движения ко всё более и более лучшим местам.

А есть направления без перспективы. Они кончаются тупиком или замкнуты в круг. Идти по ним бесполезно, сколько ни пытайся, всё равно никуда не выйдешь. В лучшем случае – вернёшься на стартовую точку. А в худшем – свалишься с обрыва.

Направление без всякой перспективы – это рыночная экономика. В ней, полной кризисами, банкротствами, личными трагедиями и «лишними людьми» - нет никакого преемственного, поступательного восхождения, которое умело бы систематически накапливать знания о лучшей жизни и лучших решениях. С тем, чтобы идти только вверх, ступень за ступенью – а вниз уже не падать…

+++

Либералы любят пенять небогатым странам на «низкую производительность труда». Мол, как работаете, так и живёте! Умели бы работать – жили бы лучше!

Давайте рассмотрим мир экономики с этой точки зрения. В воображаемой модели вообразим себе самых лучших профессионалов, с самой высокой производительностью труда. У них настолько высокая квалификация, что они могут не только использовать сложные машины, но даже и создать их, сконструировать и собрать!

Представили?

Вы думаете, что эти люди – раз они так прекрасно умеют работать – будут и жить прекрасно в нашем мире? Наивные!


Наш современный мир управляется логикой вражды, а не созидания. Этим людям просто не дадут работать. Их «остановят на входе». Потому что такие люди опасны тем, у кого квалификация ниже, а власти – больше. Но если их решат использовать, и не «остановят на входе» - тогда их ограбят «на выходе».

Потому что деньги за произведённый продукт далеко не всегда доходят до того, кто его произвёл! И не говорите, что первый раз это слышите! Об этом камни вопиют в нашем мире!

Люди очень хорошо трудятся – а их постоянно грабят. Постепенно люди понимают, что хорошо трудиться нет смысла. Что производственный успех в нашем мире – это маячок для хищника. Чтобы слиться с местностью, чтобы хищник тебя не обнаружил – надо трудиться плохо и мало. Тогда ты жить, конечно, будешь бедно, но польза от этой бедности в рыночной экономике – ты никому не интересен. Хищник не хочет с тобой возиться, по той же самой причине, по которой тигр не охотится на мышей.

Не потому что мышь для тигра несъедобна, а потому что ловля её отнимет больше калорий, чем даст её тельце.

Тигр предпочитает гоняться за крупной добычей. Отсюда вывод: не хочешь стать жертвой рыночных тигров – не становись крупным.

Правда, и на мелкую дичь имеются мелкие хищники…

+++

Чтобы обуздать эту стихию, с корыстной целью наживы разрывающую связь между выручкой за проданный продукт и оплатой его производителя (когда прибыль постоянно утекает на сторону из сферы труда) – нужно очень сильное государство. Такое сильное, что за всеми следит, и в курсе всего, что делается в «городских джунглях». А выследив хищника (что само по себе непросто – вспомните, как львы и тигры сливаются с ландшафтом!) – имеет силу разобраться с ним…

Это государство либералы называют «тоталитарным». И ненавидят. Им нужно государство маленькое, слабое, стреноженное и «дешёвое». Чтобы налогов поменьше – и чиновников поменьше, и всей инфраструктуры власти поменьше…

Либералы не понимают (а может быть, и наоборот, прекрасно понимают) – что слабое и маленькое государство чисто технически бессильно не только разобраться с крупными хищниками криминала, но даже и элементарно выследить их, поставить на учёт.

Например, современное государство РФ, которое либералам кажется «чрезмерно сильным» - не знает, сколько у него «самозанятых». Выступает министр, и без стеснения говорит прямо в телекамеру: «то ли 15, то ли 20 миллионов»… Представляете?! Плюс-минус пять миллионов(!) человек, про которых не только не известно, чем они занимаются, но даже неизвестно, существуют ли они!

То ли они есть, то ли их нет, а точно государство не знает. Рассчитывать на помощь от такого государства – мягко говоря, наивно. А для либералов оно ещё и «авторитарное», и нужно его дальше ослаблять в пользу «гражданского общества»… Да куда ж его дальше-то ослаблять?!

+++

Труду мало быть полезным, производительным, эффективным. Труду позарез нужно быть защищённым!
Незащищённый труд – равен собственному отсутствию. Какая разница, сколько и чего ты произвёл, если налетела орда и всё отобрала? Зачем, собственно, и начинать-то трудится, если до труда у тебя ничего нет, и после столько же?

Экономику понять не сложно – если ХОЧЕШЬ её понять, и не придуриваешься, как либералы.

Экономика – это дары природы, ресурсы, плюс квалификация, технологии, плюс мотивация их «включать», «запускать».

В моей теории это – конструмент, инструмент и кводомент. То, из чего делают, то, чем делают, и то, для чего делают.

Если делать не из чего – экономики не будет. Не бывает портного без тканей. Если делать некому – экономики тоже не будет. Ткань без портного – рулон. Если делать незачем – экономики всё равно не будет (кроме, может быть, натуральной) – потому что, чтобы делать из ткани одежду, портному нужна материальная мотивация, оплата труда. Если одежды никто не оплачивает – портной сошьёт её для себя, да и всё на этом!

Если вы хотите, чтобы в вашем государстве шили (или колбасы набивали) – найдите того, кто умеет, или хочет научиться. Дайте ему сырьё – без которого не начать работы. И – дайте ему содержание, желательно – достойное, чтобы он не только работать мог, но и жить. Вот, собственно, и все «тайны» экономики, которые так тщательно забрасывают мусором и маразмом либералы!

Разумеется, иностранным державам ничего этого не нужно. Им не нужно, чтобы сырьё находилось в ваших руках – они хотели бы забрать его залежи себе. Им не нужно, чтобы вы владели профессиями – лучшие профессии они хотят оставить себе. Им не хочется вас содержать – у них голова болит, как своих граждан содержать.

Потому иностранные советники вместо организации экономики занимаются её дезорганизацией, выдвигая лозунг «дерегулирования». Это знаете, на что похоже? Если бы на улицы вышли иностранные регулировщики, и в «час пик» занялись бы там «дерегулированием» дорожного движения!

То есть отменили бы все правила дорожного движения, предоставив каждому водителю транспортного средства «свободу личности»…

+++

Потом мы удивляемся – почему так плохи дела в экономике?! Но чему тут удивляться? Они и не могут быть хороши – после того, как их столько лет «дерегулировали» и «свободу давали»!

Возьмите, для примера, зоопарк, в нём разные зверушки, организовано их кормление, содержание, взимается плата за билеты, на которую тигру покупают мясо, а оленю – сено…

И вот представьте, что всем зверушкам разом предоставили «свободу», совмещённую с «дерегулированием» их поведения! Льву, конечно, неплохо, а остальным как?! И какой, извините, посетитель попрётся за деньги в зоопарк, где по дорожкам тигры и львы свободно бегают, куда им вздумается?!

В таком зоопарке «свободы» умение пахать волу ничего не даст. Хорошо или плохо пашет вол – льву не важно. Вол может пахать прекрасно, или совсем не уметь пахать – лев его сожрёт и так, и так.

А чтобы ограничить свободу льва пожирать волов – нужно быть сильнее льва. Да и, кроме того, саму идею ограничения львов иметь для начала в голове! А у либералов ведь и её нет!

А потому оставьте либеральные бредни: ни высокая квалификация, ни высокая производительность труда, ни азиатски-патологическое трудолюбие на либеральном рынке не дадут НИ-ЧЕ-ГО!

Потому что задача хозяина-частника не в том, чтобы раскрыть ваш потенциал, а в том, чтобы использовать вас в качестве расходного материала.

Хозяину-частнику не помешают трудолюбивые профессионалы, но только если он их найдёт в готовом виде. А готовить их для других частников он не намерен – да и не может. Ибо как может частник обеспечивать не собственную, а чужую прибыль, он же в трубу вылетит!

Рынок приветствует трудолюбие, приветствует профессионализм – но палец о палец не ударит, чтобы их обеспечить. Знаете, на что это похоже? Щука очень любит кушать рыбу, но щука не занимается откормом мальков, зарыблением водоёмов, очищением воды, и всем прочим, что повысило бы рыбное поголовье. Почему? Щуке не нужна рыба? Очень нужна щуке рыба, и чем больше, тем лучше!

Но щука хочет получать рыбу (как можно больше) – в готовом виде, как бы из ниоткуда. Хищники любят мясо – но они же не занимаются скотоводством и ветеринарией, селекцией мясных пород скота, и т.п.

Именно по той же схеме рынок ведёт себя с трудолюбивым профессионалом высокой квалификации. Его хотят иметь (во всех смыслах) – но его не хотят, да и не могут, создавать с ноля.

+++

Главное для рыночной конкуренции, как и для всякой войны – не удовлетворить продуктом, а удовлетворить ненависть. Главное – сломать и уничтожить врага (конкурента). Это в приоритете, а не эффективное производство продукта.

Ну, обложишься ты продуктами, хорошими, разными и дешёвыми – а придёт враг, и всё отберёт! И смысл?!

Главные затраты рыночного игрока – не на технологии производства продукта, а на технологии подавления конкурентов. Тут, чтобы элементарно выжить – нужна победа, и за ценой не стоят.

Ибо поражение в конкурентной среде – отнимает всё.

Вся эта система создана не для того, чтобы обеспечивать продуктами потребителей, а для того, чтобы люди между собой сражались. Это – ответ на вопрос, почему до ХХ века технологии производства так медленно и нелинейно развивались тысячелетиями.

Что мешало людям придумать умные механизмы на 100, 300, 500 лет раньше, чем они их придумали? Почему в XIX веке миллионы людей голодали едва ли не более жёстко, чем в IX веке?

На что они потратили 10 веков (1000 лет)? А до этого – ещё 5 тыс. лет, если считать от египетских пирамид?

Ответ, читатель, очевиден, и он перед вами: у системы «свободной торговли» иное целеполагание. Всякая система эффективна для СВОЕЙ цели, и неэффективна для посторонних целей. Теоретически можно забивать гвозди микроскопом, но молотком удобнее. Почему? Да потому что микроскоп, в отличие от молотка, не создавали с целью забивать гвозди!

И частную собственность с её производственной анархией и свободными ценами (кто кого как обманет) – не создавали для обеспечения человечества продуктами. Она изначально создавалась, как инструмент борьбы с ближними, как средство поломать и отбросить подальше от успеха всех людей, кроме себя, любимого.

И вот с этой целью, в рамках своего целеполагания, частная собственность и рыночные отношения прекрасно справляются! Конечно, всякие монархии и церкви им во все века пытаются в этом мешать, но либерал этого и не скрывает: он и монархиям первый враг, и церквям. Либерал раскрывает все клетки – и пусть хищники в поединке, «честно» решать – кому доминировать. Без всяких там «престолонаследий» сакральных «табу» и социальных предрассудков. В рамках чисто-животной, зоологической «борьбы за существование», где побеждает наиболее приспособившийся.

Цель конкуренции – под которую заточена вся рыночная экономика – уничтожить конкурентов. Ну, а какая ещё? Поднять конкурентов, помочь им, жизнь им улучшить?!

+++

Возвращаясь к началу статьи: что же такого манящего, привлекательного в иллюстрациях из «Книги о вкусной и здоровой жизни», с детства «цепляющей» наше воображение? И почему этого обаяния лишены современные пышные рекламные изображения?

Очевидно, ещё детьми мы подсознательно ощущали то, что я могу внятно сформулировать только сейчас: ЦЕЛЕПОЛАГАНИЕ.

Напрягитесь, научный язык сложен, но овладев им – вы многое сумеете понять.

Что такое «целеполагание по продукту «Х»?

Это своего рода алгебра, ведь речь идёт о любом продукте, который мы условно обобщаем под «Х».

Если этот продукт «Х» действительно нужен – то люди будут искать способы его добыть. Если его нет – то придумают (после скольких-то неудачных попыток), как сделать, чтобы он был. Именно так появились на свете телефоны, телевизоры, компьютеры, которых – напомню – раньше ведь не было вовсе!

А если продукта «Х» мало – то люди будут искать способы увеличить его количество. Хлеб, конечно, был всегда, но так много, как в ХХ веке – его никогда на планете не производили!

Сделать недоступное – доступным, а труднодоступное – легкодоступным, это доступно человечеству. Но только когда перед ним поставлена ясная цель и ведутся упорные, непрерывные поиски средств.

Экономика разума – это экономика постоянно возрастающих возможностей для удовлетворения нормальных, здоровых потребностей вменяемых и адекватных людей.

Ничего такого в рыночном механизма хозяйствования не заложено. Там даже если возможности растут – то не постоянно, а прерывисто, лихорадочно, чередуясь со спадами, кризисами, каждый из которых может стать для человечества последним, роковым. Удовлетворяет рынок не потребности – а платежеспособный спрос. Ему совершено не интересно, в чём вы нуждаетесь – его интересует лишь то, за что вы готовы и в состоянии платить.

Из этого вытекает и ещё одна сторона рынка: готовность и желание обслуживать нездоровый и ненормальный спрос, использовать всех психопатов в качестве плательщиков.

Ну, и потом, самое главное: целеполагания по продукту «Х» в рыночной экономике нет.

Рыночные механизмы не нуждаются и не предполагают устойчивый количественный и качественный рост того или иного продукта, который признан приоритетным. Нет такой задачи – вырастить как можно больше картофеля, или хлеба, или выстроить как можно больше жилья.

Если рыночный производитель начнёт работать на линейный рост – то он обанкротится! Чуть ли ни под страхом смерти (ведь часто банкроты доходят до самоубийства) – производитель вынужден сдерживать себя, свой потенциал, производить меньше, чем может.

При свободных ценах изобилие продукта снижает цену – и становится проклятием «стахановых». Продукта не должно быть много – чтобы он не подешевел до разорительного уровня. Если продукта больше, чем его покупают – нераспроданный продукт становится чистым убытком для своего производителя.

Не менее важная черта рыночного целеполагания: главное в нём - не помочь людям, а навредить им. Борьба с конкурентами заставляет все силы бросать на подавление других производителей, а не на чистое развитие собственного производства. Всякая прибыль оказывается чужим убытком, всякая удача – чужой бедой.

Если десять хозяйств производят свёклу, то успех одного из них – трагедия для 9 других. Чем лучше дела на одном предприятии – тем хуже дела на других, ему подобных. Это включает не логику удовлетворения, а логику вражды.

Главная цель – не в том, чтобы обеспечить человечество изобилием продукта «Х», а в том, чтобы помешать другим людям обеспечить им человечество. Это война, и продукт на этой войне – аналог снаряда, танка, пули. Он призван не счастье дарить тем, кому его посылают, а убивать, разрушать их.

Эту логику нельзя отключить – не отключив конкуренции.

+++

Все «достоинства» рыночной экономики, о которой у нас так много и красочно говорят – напрямую вытекают из вышесказанного. Постоянная опасность, ощущение угрозы, дамоклов меч, нависший над головой – заставляют людей быть энергичными. И - подтянутыми, смекалистыми, одним словом – «конкурентоспособными».

Если растить ребёнка в трущобах, где каждый день драки – наверняка у него много шансов победить рохлю, выросшего в тихом квартале, среди ботаников и математиков. Такой ребёнок, каждый день дерущийся – если не погибнет к совершеннолетию (как многие из его среды) – наверняка будет сильным, боеспособным, умелым в бою. Конспекты его «конкурентоспособности», «эффективности» - написаны шрамами на его теле.

В этом и кроется секрет «навязчивого сервиса», который в более мягких и человечных условиях непременно станет «ненавязчивым», по-советски сонным и нерасторопным. Не будем забывать, что удобства потребителя – продукт террора, применённого к тому, кто его обслуживает. Непуганый слуга вряд ли удовлетворит взыскательного барина!

+++

Но самое опасное – целеполагание по продукту «Х», о котором мы говорили выше (делать признанное нужным людям всё более и более доступным) – заменяется на целеполагание победы над другими людьми.

Главная цель – вовсе не в том, чтобы произвести чего-то больше, а в том, чтобы всех вокруг сломать и подмять.

Потому рыночная экономика и не могла (точнее не хотела) преодолеть тысячи лет (!) даже самые вопиющие нехватки в человеческом быту. Не потому, что люди прошлых веков были какие-то другие, биологически от нас отличные. А потому, что цель у этих людей – ничем физически от нас не отличающихся – была не в производстве продукта «Х», а в войне и победе друг над другом.

А продукт в рыночных условиях – не цель, но вспомогательное, промежуточное средство. Полотно ткут не для того, чтобы стало больше полотна – а для того, чтобы вырвать, выцыганить у общества побольше денег себе. Отобрав их у других. Ткачество, как средство, в данном случае может использоваться, но уж никоим образом не является целью рыночного игрока!

Фабрикант, который построил фабрику не с целью наживы, а с целью увеличить количество тканей в обиходе всего человечества – это нечто странное и невозможное в рыночных условиях!

Такой фабрикант – скорее враг тканей, чем их друг. Их изобилие в быту ему вредно – а выгодна, наоборот, их нехватка. Все полезные знания о производстве тканей он стремится спрятать у себя, для личного пользования, законопатив «коммерческой тайной» и «патентованием», чтобы его успеха никто не сумел повторить. И его цель – не изобилие тканей у людей, а изобилие денег у себя одного.

А раз цель такая – то и все средства, и сама жизнь выстраиваются в эту сторону. Ведь оружие производят не для того, чтобы подарить его врагу, а чтобы разить им врага. В рыночной же экономике всякий продукт – оружие. Его главная цель – навредить другим, и только побочное следствие – кого-то где-то удовлетворить в роли потребителя.

В итоге рыночное человечество тысячелетия – несмотря на все призывы христианской церкви – очень много усилий затрачивало на взаимное вредительство, и очень мало – на повышение продуктивности хозяйства. Что мы видим и сегодня – когда колоссальные средства США или Украины тратятся не на то, чтобы своим людям облегчить жизнь, а на то, чтобы «уничтожить русских».

А иначе и быть не может! Рыночная схватка, конкуренция, добреньким быть не даст: или ты, или тебя. Главная цель – подавление врага, ликвидация других, а уж материальное благополучие – по остаточному принципу, как получится, из обрезков и остатков «бюджетов ненависти».

Человечество откровенно и страшно нищенствовало тысячелетиями до ХХ века, пока не появился СССР – и вдруг выяснилось, что напуганные буржуи могут в считанные годы накормить, обучить, расселить и обеспечить сотни миллионов «ртов», на которые раньше просто не считали раньше нужным тратиться!

Почему?

Социализм принёс (в том числе и своим врагам) продуктовое целеполагание по вышеописанной схеме. В бесконечную и бесплодную грызню взаимного подавления рыночных игроков был внесён мотив повышения общего количества и общей доступности базовых продуктов.

Как внесён – так обратно и выветривается! Мы же видим, у нас на глазах и в считанные годы испаряется цель всеобщей доступности базовых благ!

Этой цели нет, она гаснет вослед СССР, её вытесняет «естественная» борьба, в которой каждый каждому дубиной по голове дать норовит (что и называется красивым словом «конкуренция»).


В.Л. Авагян


***


Источник.
.

Tags: Авагян, СССР, конкуренция, либералы, рынок, созидание, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments