ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Как Гитлер в 1940 году покорял Европу

Хочется высказать следующее предположение, которое у многих на уме, но об этом говорить не принято, ибо неполиткорректно. Причём сказанное далее - лишь один из факторов практического отсутствия сопротивления европейцев фашистам.

Вся Европа знала, что гитлеровский режим выселяет иудеев из Германии. Т.е. продолжил дело очень многих стран, которые на протяжении известной истории пытались избавиться от иудеев.
Как Гитлер в 1940 году покорял Европу
А т.к. развращение жителей континента во многом зависело от той пошлости и мерзости, что внедряли в культуру и пропагандировали в тогдашних СМИ прорвавшиеся туда иудеи; что ростовщический процент разрушает экономику, а большинство банкиров и тех времён были иудеями, - всё это у очень многих вызывало симпатию к Гитлеру и, таким образом, желание сопротивляться нацистам, которые очищали Европу от „избранного” народца, было явно невелико.

Конечно, это не главный фактор трусливого поведения европейцев, но тем не менее фактор. Хотя было и подспудное желание, что Германия нападёт на доставшего многих (Францию, Италию, напр.) тогдашнего гегемона - Великобританию, либо можно будет поучаствовать, пусть и на вторых ролях, в разграблении России. Ведь о желании сокрушить СССР Гитлер прямо заявил в своей книге „Майн Кампф”.


*

Как Гитлер в 1940 году покорял Европу

В преддверии празднования Дня Победы на Западе традиционно поднялась волна, прославляющая союзников за их «вклад» в разгром гитлеровской Германии и принижающая роль Советского Союза..

При этом они как-то стараются не вспоминать, каким образом вся Европа в течение считанных дней оказалась покоренной Гитлером и всю войну работала на него, снабжая оружием, боеприпасами, продукцией промышленности, продовольствием и отправляя на Восточный фронт своих «добровольцев».

Как Гитлер в 1940 году покорял Европу
Европейские страны так «мужественно» сражались с гитлеровцами, что капитулировали в рекордные сроки: Дания – 6 часов, Голландия – 5 дней, Югославия – 12 дней, Бельгия – 18 дней, Греция – 24 дня, Польша – 36 дней, Франция – 43 дня, Норвегия – 61 день. Этим «победителям» следует напомнить, что Дом Павлова в Сталинграде держался 58 дней, а Советский Союз сражался с Гитлером 1418 дней и завершил войну водружением Знамени Победы над Рейхстагом.

В этой связи следует напомнить, как Гитлер захватывал и подчинял себе Европу. Особенно впечатляющие его победы были в апреле – июне 1940 года, когда Дания, Норвегия, Голландия, Бельгия и Франция без серьезного сопротивления сдались и стали усердно работать на военную машину Третьего рейха.

При проведении этих операций Гитлер стремился парализовать дух и волю не только армий, но и правительств, и народов покоряемых стран, поскольку понимал, что на войне все решает дух. Он выбрал стратегию не только стремительных военных операций, а и непрямых действий, провоцирования страха и паники в рядах противника, дезинформации, разрушения коммуникаций, систем связи и командования.

А немецкая дипломатия ссорила европейские страны между собой, не позволяя им вступить в союз против Гитлера.

Немецкая пропаганда воздействовала на СМИ Европы. И постоянно внушала ужас перед непобедимой немецкой армией. Страны Европы были наводнены агентами влияния и немецкими шпионами, распускавшими ложные слухи и сеявшими хаос и панику. Когда немецкие войска в неожиданном месте вторгались в страну, люди в ужасе бежали, бросая все. Армии не успевали среагировать, и правительства безоговорочно капитулировали.

Покорение Дании (9 апреля)


Для Гитлера Норвегия была стратегическим плацдармом. Без нее долго воевать он не мог: это поставки железной руды, выгодные базы для подводных лодок и надводных рейдеров для контроля над Северной Атлантикой и авиационные базы для ударов по Англии. Норвежцы сохраняли нейтралитет и бойко торговали с Гитлером, снабжая его железной рудой. Ключом к Норвегии была Дания. И гитлеровцы начали операцию с захвата Датского королевства.

Немецкое командование 9 апреля предприняло отчаянно смелую и непредсказуемо-неожиданную для противников стремительную операцию по одновременному захвату Дании и Норвегии. С Данией Гитлер покончил всего за несколько часов, получив полный контроль над проходами в Балтийское море с запада.

С целью парализации воли датчан к сопротивлению немцы устроили демонстративные полеты бомбардировщиков над Копенгагеном не для бомбардировки, а демонстрации силы. И этого оказалось достаточно: страх перед немецкой авиацией парализовал датчан. Ранним утром 9 апреля копенгагенцы проснулись от того, что над крышами их домов с ревом носились немецкие самолеты. Выбежав на улицы, датчане увидели на главных перекрестках солдат в немецкой форме.

Для захвата Копенгагена немцы ввели в порт пассажирское судно «Данциг» с батальоном солдат на борту. И с ходу захватили городскую цитадель, господствующую над гаванью, таможню, полицейский участок и городскую радиостанцию для психологического подавления датчан.

В девять утра радиостанция Дании передала сообщение немецкого командующего, что страна занята немцами в целях предупреждения вторжения англичан. Следом диктор зачитал обращение короля Христиана. После прилета немецких бомбардировщиков правительство Датского королевства капитулировало. Страх оказался сильнее бомб.

Перед вторжением немцев впереди действовал небольшой отряд спецназа, просочившийся через границу накануне ночью. Он захватил мосты и оперативно взял стратегические объекты в приграничной полосе. Сухопутные войска молниеносно через южную границу Дании вступили в провинцию Северный Шлезвиг, где жили тридцать тысяч немцев.

В первый же день датские немцы кинулись встречать вторгшиеся германские части, а некоторые даже вышли на улицы с оружием в руках. Другие подбирали брошенное бегущими датчанами вооружение, регулировали движение на дорогах и даже конвоировали пленных.

Порты захватили без всякого сопротивления с помощью экипажей нескольких зашедших в порт кораблей. Аэродромы взял под контроль воздушный десант в составе единственного взвода парашютистов. А для захвата фортов на побережье было достаточно двух взводов парашютистов с пистолетами в руках.

Всего за несколько часов, потеряв погибшими двадцать военнослужащих, немцы захватили Данию и превратили ее в часть своей империи. Молва о всемогуществе гитлеровской армии разнеслась по всей Европе и сковывала волю к сопротивлению.

Покорение Норвегии (9 апреля – 8 июня)


Следующей на очереди была Норвегия. Особенно интересовал гитлеровцев порт Нарвик, поскольку через него вывозилась железная руда. В этой операции Гитлер использовал своего норвежского поклонника нацизма – Квислинга, которого поддерживали деньгами и тренировали его боевиков.

Перед началом операции 5 апреля в представительство Германии в Осло была приглашена элита и правительство Норвегии на «культурное мероприятие», где им в красках был показан документальный фильм о разгроме Польши, серьезно подействовавший на норвежское руководство.

Немцы сформировали шесть десантных штурмовых морских групп и с привлечением почти всего военно-морского флота направили к берегам Норвегии. Англичане также готовили десантную операцию в Норвегию. И немецкие корабли расценили, как попытку Гитлера прорваться в Северную Атлантику для уничтожения торговых кораблей, идущих в Англию. И не поверили, что он начал операцию по захвату Норвегии.

В порт Осло 9 апреля неожиданно ворвались немецкие корабли. И завязался бой с береговой охраной. А парашютисты захватили два аэродрома и двинулись в город. Рано утром в Осло люди увидели над крышами домов немецкие бомбардировщики, которые не бомбили, а на бреющем полете стреляли для острастки из пулеметов.

Страх сработал и здесь. По радио власти обратились ко всем жителям Осло с просьбой покинуть город, что привело к дикой панике. Бегущие в панике горожане приступом брали железнодорожные станции и захватывали грузовики, что привело к параличу транспорта и к невозможности переброски норвежских частей для боев за город. На захваченных аэродромах стали приземляться немецкие транспортные самолеты с подкреплением. И город оказался окруженным.

К середине дня ставленник Гитлера Квислинг совершает государственный переворот и формирует свое правительство, которое немцы сразу же признают. К концу дня основные порты и узловые точки, в том числе Осло и Нарвик, при незначительном сопротивлении норвежцев были захвачены немцами.

Вечером по радио выступил Квислинг, объявил себя премьер-министром, призвал военных прекратить сопротивление и всем оставаться по домам. Все были парализованы скоротечностью операции и государственным переворотом и прекратили сопротивление. Англия и Франция ничего не могли предпринять. Преимущество английского флота было нивелировано переброшенной в Норвегию немецкой авиацией.

В течение 9–11 апреля в Норвегию стали перебрасываться немецкие сухопутные войска. И началась оккупация страны. В мае англичане высадили десант и захватили Нарвик. Но 8 июня вынуждены были его оставить и вывести экспедиционный корпус.

Так, неожиданность и дерзость немецкой операции, помноженная на страх и панику в Норвегии, позволили захватить ключевую страну для Гитлера в его планах покорения Европы. Немцы в боях за Норвегию потеряли всего 3682 человека. Но серьезные потери понес их военно-морской флот, что явилось одной из причин невозможности проведения десантной операции в Англию.

Покорение Голландии (10–14 мая)


Для Гитлера, решившего разгромить Францию, жизненно важно было покорить Голландию и Бельгию, открывавшие путь на Францию в обход линии Мажино. Операция по захвату Голландии и Бельгии началась 10 мая. Продвижение немцев в Голландии осложнялось наличием многочисленных рек, каналов и мостов, при взрыве которых немецкое наступление могло захлебнуться.

Гитлер предложил план с широким использованием отрядов специального назначения, переодетых в форму голландской военной полиции и в железнодорожные мундиры, чтобы их силами овладеть мостами через реки и каналы на пути движения наступающих колонн вермахта.

Одновременно две воздушно-десантные дивизии должны были высадиться в самом сердце «крепости Голландия» близ Амстердама и Гааги и подавить ее. Именно это сыграло роль психического подавления голландцев, хотя спецназовцев использовали не так уж и много – всего около тысячи человек.

В начале операции немецкий спецназ смог взять стратегические мосты и переправы на границе и захватил туннель под Антверпеном. Немцы, хлынув в пробитую брешь, быстро разгромили первую полосу голландской обороны по восточному берегу реки Маас.

Немцы высадили десант в центре Роттердама и захватили мосты в центре города и ближайший аэродром. Голландская армия превосходящими силами не смогла подавить десантников, и они держались в окружении вплоть до капитуляции Голландии.

Действия диверсионных групп породили дикие слухи о тысячах немецких спецназовцев, которые, переодевшись в голландские мундиры или штатское платье, сеют смерть, смятение и разрушения. Страх и паника плодили слухи, один нелепее другого. Вместо того чтобы отбивать мосты, голландские военные обыскивали сотни домов, обращая особое внимание на те, в которых жили члены голландской нацистской партии. Они спускались в подвалы и забирались на чердаки, задерживая подозрительных людей.

Выброска десантов вызвала панику, а для ее усиления гитлеровцы сбрасывали на парашютах не десантников, а чучела, отвлекая силы голландцев и подхлестывая страх. С самолетов сбрасывались также трещотки, имитировавшие стрельбу. Голландцам казалось, будто стреляют везде, им мерещились тысячи агентов немецкой разведки и «пятой колонны» из местных предателей, которые палят в спину войскам. Уже в первый день страх и смятение стали главным «поражающим фактором» немецкого наступления в Голландии.

В районе Гааги десант попал под огонь голландцев, и самолеты не могли приземлиться на аэродроме. Они кружились над городом и вызывали еще большую панику. Одна паническая новость сменялась другой. Смятение покатилось по стране. Паника парализовала волю голландцев, во всех стали видеть немецких шпионов, переодетых в фермеров, полицейских, почтальонов, шоферов и священников. В связи с этим ужесточились меры предосторожности, шпиономания парализовала столицу, разлетались слухи и о предательстве руководства страны.

По стране покатилась волна самочинных арестов, все сочли себя вправе арестовывать всех подозрительных, число которых стало измеряться тысячами. Начались расстрелы без суда и следствия. Немцы покорили Голландию не десантами и налетами бомбардировщиков – у них в то время не было таких сил.

Они парализовали ее волной умело поднятого страха. Вместо организации обороны от наступающих немецких танков армия была лихорадочно переброшена к Гааге и Роттердаму для борьбы с несуществующими нацистскими боевиками. Обуреваемая страхом Голландия пала за пять дней, доставшись немцам с невредимыми железными дорогами, заводами, электростанциями, плотинами и сохранившейся инфраструктурой.

Немецкие танки 14 мая подошли к Роттердаму. И начались переговоры о капитуляции. В противном случае грозились бомбардировкой города. Когда была достигнута договоренность, к городу подошла немецкая армада бомбардировщиков, ее не успели предупредить о капитуляции. И она нанесла удар по Роттердаму, что привело к пожарам и разрушениям. Голландское военное руководство с опозданием по радио объявило о капитуляции.

Покорение Бельгии (10–28 мая)


Оккупация Бельгии началась 10 мая с молниеносной операции немцев по захвату самой сильной бельгийской крепости Эбен-Эмаэль, приведшей к разрушению всей системы укреплений на границе и открывшей путь танкам Гудериана. Падение крепости вызвало панику и шок в Бельгии. Немцы взяли крепость десантом с планеров. Но масса бельгийцев не знала, как они добились такого ошеломительного успеха. Многие считали, что в верхах страны измена.

Сразу же поползли нелепые слухи, что гарнизоны бельгийских укреплений уничтожены немцами отравляющими газами и «лучами смерти». Министр обороны Бельгии выступил по радио и призвал граждан сообщать военным властям обо всех подозрительных личностях, замеченных вблизи военных объектов. Граждане начали «бороться» со шпионами.

И поток «сигналов» захлестнул бельгийских военных. На третий день войны власти по радио заявили, что по всей стране высаживаются парашютисты, переодетые в гражданскую одежду, хотя ничего подобного и близко не было. Так правительство стало главным распространителем панических слухов и шпиономании.

Правительство приказало эвакуироваться железнодорожникам и почтовым служащим. Увидев это, население бросилось следом, дороги оказались запруженными толпами беженцев. И движение по ним было полностью дезорганизовано, не давая возможности перебросить войска навстречу наступающим немцам.

Поток беженцев заражал страхом все новые районы. И на французской границе скопилось до полутора миллионов деморализованных и обезумевших людей, но французы на пять дней перекрыли границу.

Ситуация усугубилась, когда немцы 15 мая прорвались через Арденны и нанесли удар по переброшенным 10–12 мая в Бельгию союзническим английским и французские войскам. Под напором немцев в северную Францию хлынул людской поток из беженцев и отступающих из Бельгии английских, французских и бельгийских солдат.

К 13 мая бельгийские тюрьмы оказались переполненными тысячами «немецких шпионов». Самых подозрительных погрузили в поезда и отправили на территорию Франции. Сюда попали немецкие евреи, бежавшие от Гитлера, чехи, русские, поляки, коммунисты, торговцы, полицейские.

Арестованных везли по Франции в душных, запертых на замок вагонах для перевозки скота, на которых было надписано «Пятая колонна», «Шпионы», «Парашютисты». Многие из этих «шпионов» скончались по дороге, часть расстреляли из-за отсутствия мест в тюрьмах.

Немецкие танки, пройдя сквозь Арденны, 20 мая достигли атлантического побережья. Англо-французские войска и остатки бельгийской армии оказались в окружении в районе Дюнкерка. Пораженная страхом Бельгия в течение восемнадцати дней была покорена Гитлером и 28 мая подписала капитуляцию.

Покорение Франции (10 мая – 22 июня)


Покорив Бельгию ошеломительным ударом по крепости Эбен-Эмаэль, Гитлер нанес такой же удар по французам. Гитлеровцы, обойдя линию Мажино и заманив англо-французские войска во Фландрию, подсекли их танковым клином в Арденнах. Последующий прорыв к Атлантике поставил англо-французские войска на грань катастрофы и привел Францию к потере воли сопротивляться.

Перед наступлением на Францию немцы, переодетые во французскую военную форму, с целью провоцирования паники устроили 9–10 мая несколько диверсионных акций и взрывов в крупных городах в глубоком французском тылу. Начавшееся наступление немцев привело к прорыву 15 мая фронта в Арденнах.

И 1300 танков Гудериана и Клейста по тылам французских войск по шоссейным дорогам, почти не встречая сопротивления, устремились к Ла-Маншу. Пройдя за пять дней 350 км, они 20 мая вышли к Атлантике, отсекая англо-французский экспедиционный корпус и перерезав коммуникации снабжения.

После прорыва немцев к морю более миллиона французских, английских и бельгийских солдат были отрезаны от основных сил. Немецкие танковые корпуса продвигались вдоль побережья, почти без сопротивления занимая французские порты. А объятые паникой французские войска бросали оружие.

Паника, перекинувшаяся из Бельгии во Францию, куда рвались толпы ошалевших от ужаса беженцев, захватила всю страну. Французская пресса невольно работала на немцев, сообщая о действиях пятой колонны в Голландии и Бельгии. Парижские газеты сообщали о мифической высадке близ Гааги двухсот немецких парашютистов, переодетых в английскую форму, разгоняя страх перед «диверсантами», который передавался и военным штабам.

Органы французской контрразведки оказались парализованными. Сбитые с толку, они поддавались действию самых нелепых и пугающих слухов. Начались расстрелы на месте всех подозреваемых в шпионаже и диверсиях, в том числе и местных жителей. Среди французских войск нередко начиналась беспорядочная стрельба по несуществующим «немецким диверсантам».

Воля к сопротивлению была парализована. Французские и английские генералы не понимали, что происходит. Они имели больше войск и танков, а французские танки были намного лучше немецких. Тем не менее поражение следовало за поражением, поскольку французские танки были рассредоточены между пехотными дивизиями, а немецкие –собраны в один бронетанковый кулак и клиньями прорывали оборону противника.

Через день после эвакуации окруженных войск из Дюнкерка немецкие танковые корпуса прорвали французский фронт на Сомме. И 25 июня Франция безоговорочно капитулировала, продержавшись всего 43 дня. Французская армия за время боев потеряла 84 тысячи убитыми и полтора миллиона пленными.

Потери немцев составили 27 тысяч убитыми. Немецкая победа была ошеломительной. Без бомбежки французских городов, заводов и коммуникаций они захватили Францию. И весь ее промышленный потенциал стал добычей победителей.

Вывод


Победы Гитлера 1940 года продемонстрировали поразительный сплав психологических операций, разведки, заговоров, действий спецназа и пятой колонны, психически парализующих ударов авиации, террора и нетривиальных военных решений. Немцы показали, как психологическое поражение противника превращается в самоподдерживающийся процесс.

Панику, которая разрушает жертву агрессии, уже не нужно специально создавать, она сама себя питает и разрастается. За считанные дни население превращается в кровожадную толпу, готовую убивать любого подозрительного без суда и следствия. Поразив сознание противника, его можно принудить к капитуляции под страхом страшных бедствий и потерь.

Гитлер достиг триумфа при минимальной затрате ресурсов и без мобилизационного напряжения экономики Германии. Ценой сравнительно небольших потерь ему за какие-то два года удалось присоединить к рейху практически всю Европу. Оставшиеся страны стали его явными и неявными союзниками.



Юрий Апухтин


***


Источник.
.

Tags: Бельгия, Германия, Голландия, Дания, Европа, Норвегия, СМИ, Франция, война, войска, история, иудей, правительство, расизм, советский, фашизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments