ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

О политической силе медицинско-фармацевтического лобби

Биг Фарма – самый мощный лоббист Америки

О политической силе медицинско-фармацевтического лобби
Когда заходит речь о профессиональном лоббизме в США, многие называют главными лоббистами на Капитолии такие отрасли американской экономики, как нефть и газ, банки, инвестиционные и финансовые компании. До Второй мировой войны так оно и было. Однако пришли другие времена.

Для многих станет неожиданностью, что главным лоббистом в Конгрессе США является фармацевтическая промышленность (Big Pharma). И эффективность её лоббистской деятельности крайне высока. Об этом свидетельствуют многочисленные неудачные попытки провести через Конгресс США законы, ограничивающие монопольные позиции фармацевтических корпораций.

В частности, законы, устанавливающие более жесткие правила доступа продукции Биг Фармы на рынок и ограничивающие уровень цен на эту продукцию.

Чтобы показать масштабы лоббистской деятельности Биг Фармы, я воспользуюсь исследованием сотрудника Лондонской школы экономики Оливье Дж. Воутерса (Olivier J. Wouters) Lobbying Expenditures and Campaign Contributions by the Pharmaceutical and Health Product Industry in the United States, 1999-2018 (Расходы на лоббизм и взносы в кампании фармацевтической отрасли и производителей товаров медицинского назначения в США, 1999-2018 гг.).


Автором проделана скрупулезная работа по сбору статистики, отражающей расходы фармацевтической промышленности США на лоббистскую деятельность на федеральном уровне, на поддержку предвыборных кампаний кандидатов в президенты США, на поддержку кандидатов на выборах в Конгресс США и в законодательные собрания штатов.

К фармацевтической промышленности автор добавил промышленность по производству «товаров здоровья» (пищевые добавки, бытовые медицинские аппараты).

За период 1999-2018 годов официальные (зарегистрированные) расходы Биг Фармы на лоббизм в Вашингтоне составили 4,7 млрд. долл.

В среднем в год 233 млн. долл. Плюс к этому за тот же двадцатилетний период расходы на поддержку кандидатов в предвыборных кампаниях на федеральном уровне (выборы президента и в Конгресс США) равнялись 414 млн. долл. И еще 877 млн. долл. было потрачено на поддержку кандидатов в ходе выборов в органы законодательной власти штатов. Итого около 6 миллиардов долларов.

А как эта деятельность Биг Фармы выглядит на фоне всей лоббистской деятельности в Америке? С 1999 по 2018 год во всех отраслях было потрачено в общей сложности 64,3 миллиарда долларов на лоббистскую деятельность на федеральном уровне.

Таким образом, на Биг Фарму пришлось 7,3% расходов на лоббистскую деятельность всех отраслей американской экономики. И по этому показателю Биг Фарма впереди всех других отраслей.

На втором месте оказалась страховая отрасль (3,2 миллиарда долларов, или 5,0%). Далее следовали электроэнергетика (2,8 миллиарда долларов, или 4,4%), производство электроники и электронного оборудования (2,6 млрд. долларов, или 4,0%).

Отчасти лоббистская деятельность Биг Фармы проходит по другим секторам. В исследовании выделяются отдельно лоббистские расходы различных организаций, осуществляющих услуги в области здравоохранения (кроме больниц), – более 3,1 млрд. долл.

Также лоббистские расходы больниц и домов престарелых – 1,9 млрд. долл. Суммарные расходы на лоббизм всех видов организаций, имеющих отношение к здравоохранению, составили 9,7 млрд. долл.

За 20-летний период исследования 1375 организаций фармацевтической промышленности и индустрии товаров медицинского назначения сообщили о затратах на лоббирование. На двадцать крупнейших организаций пришлось 55,8% всех затрат отрасли (2,6 млрд. долл.).

17 организаций были производителями фармацевтических и биологических продуктов (или ассоциациями производителей).

А три остальные – производителями различных медицинских аппаратов и устройств или ассоциациями таких производителей (Advanced Medical Technology Association; Medtronic; Seniors Coalition). Самым крупным отраслевым лоббистом традиционно является ассоциация предпринимателей «Разработчики и производители фармацевтических продуктов Америки» (Pharmaceutical Research and Manufacturers of America, PhRMA). Расходы на лоббирование этой ассоциации за двадцать лет составили 422 млн. долл.

Среди постоянно присутствующих в первой двадцатке лоббистов (по величине затрат на лоббирование) фигурируют такие фармацевтические гиганты, как Pfizer, Amgen, Eli Lilly and Company, Johnson & Johnson, Merck.

Эти же фармацевтические компании фигурируют в списках ведущих отраслевых спонсоров, поддерживающих различные выборные кампании (президента США, в Конгресс США, в легислатуры штатов).

Другими крупнейшими отраслевыми спонсорами американских выборов, входящими в топ-20, являются: Amerisource Bergen (компания по оптовой торговле лекарствами), DE Shaw Research (компания по исследованию биохимии), Pharmaceutical Product Development (контрактная исследовательская организация) и SlimFast Foods (производитель пищевых и диетических добавок).

В приложении к материалу Оливье Дж. Воутерса содержится список тех кандидатов на пост президента США, которых особенно активно поддерживала фармацевтическая отрасль. Он состоит из двадцати персон.

На них в период 1999-2018 гг. были выделены максимальные суммы спонсорской помощи со стороны Биг Фармы. На первом месте стоит Барак Обама (5,5 миллиона долларов). За ним – Хиллари Клинтон (3,7 миллиона долларов), Митт Ромни (3,0 миллиона долларов) и Джордж Буш (2,4 миллиона долларов). Остальные фигуранты списка (16 человек) в сумме получили 4,7 миллиона долларов.

Что касается спонсорской поддержки кандидатов на выборах в легислатуры штатов, то бросается в глаза, что чуть ли не половина всей этой помощи была сосредоточена на одном штате – Калифорнии.

Примечательно, что целый ряд традиционных представителей медицинско-фармацевтического лобби поддержали программу Обамы по радикальному реформированию системы здравоохранения. Одним из магистральных направлений реформы должно было стать расширение страховой базы медицины, доведение численности охваченных медицинскими страховками граждан до 95% населения страны. И многое другое.

Поддержка реформы со стороны медико-фармацевтического лобби была условной: с условием, что государство не будет вмешиваться в рынки лекарственных препаратов как по вопросам качества и безопасности этих препаратов, так и по вопросам цен на них. План реформы здравоохранения был реализован лишь частично. При этом реформа не затронула интересов Биг Фармы.

Вот ещё некоторые цифры, характеризующие размах деятельности Биг Фармы. В 2018 году США потратили на здравоохранение около 3,6 трлн. долларов (или 17,6% от своего ВВП, составившего 20,5 трлн. долларов). Из них 345 млрд. долларов было потрачено на лекарства, отпускаемые по рецепту.

Расходы на отпускаемые по рецепту лекарства, приобретаемые в аптеках США, увеличились с 520 долл. в 1999 году до 1025 долл. в 2017 году. То есть практически удвоились. И это без учета расходов граждан на лекарства, отпускаемые без рецептов.

По оценкам Оливье Дж. Воутерса, за двадцатилетний период 1999-2018 гг. расходы американцев на приобретение в аптеках рецептурных препаратов составили 5,5 триллиона долларов (в долларах 2018 года). Получается, что суммарные расходы фармацевтической отрасли на лоббизм и поддержку своих кандидатов в избирательных кампаниях составили за указанный период времени всего 0,1 процента от суммы продаж рецептурных препаратов.

Иными словами, лоббистская деятельность фармацевтической отрасли не является для нее слишком обременительной. Однако этих средств вполне достаточно, чтобы взять под контроль любой законопроект, который рождается в конгрессе и может угрожать интересам Биг Фармы.

Крупнейшие фармацевтические компании и две ассоциации – PhRMA (Pharmaceutical Research and Manufacturers of America) и Biotechnology Innovation Organization – в период с 1998 по 2004 год пролоббировали не менее 1600 законодательных актов.

4,7 миллиарда долларов, потраченные фармацевтической отраслью на лоббирование, и 1,3 миллиарда долларов, потраченные на поддержку «своих людей» в избирательных кампаниях с 1999 по 2018 год, на фоне прибылей Биг Фармы выглядят очень скромно.

Вот оценки ожидаемых в текущем году прибылей ведущими фармацевтическими корпорациями США (оценки на весь 2021 год с учетом фактических финансовых результатов за первое полугодие, млрд. долл.): Johnson & Johnson – 20,46; Pfizer – 13,46; Eli Lilly – 7,25; AbbVie – 6,66; Merck – 8,32. Ожидаемая в этом году совокупная прибыль «большой пятерки» фармацевтической отрасли США должна составить 56 млрд. долл.

Автор исследования Оливье Дж. Воутерс делает не очень оптимистичный вывод из своих расчетов: «В процентном отношении к своим доходам хорошо обеспеченные ресурсами группы фармацевтической промышленности могли тратить относительно небольшие суммы, чтобы повлиять на политические и законодательные результаты. Напротив, многие организации, защищающие интересы пациентов и потребителей, имеют более ограниченные финансовые ресурсы».

Биг Фарма очень наглядно продемонстрировала свою силу осенью 2019 года. В Конгрессе США готовился законопроект по вопросу об установлении предельных цен на продукцию фармацевтической продукции американских компаний на внутреннем рынке.

Особенно при государственных закупках препаратов. Инициаторами документа были спикер палаты представителей Нэнси Пелоси (Nancy Pelosi), члены палаты представителей конгресса Ричард Нил (Richard Neal) от штата Массачусетс и Фрэнк Паллоне (Frank Pallone) от штата Нью-Йорк.

Бюджетное управление конгресса в своих расчетах ожидаемого эффекта от введения закона привело следующую цифру: понижение цен на медикаменты позволит в течение десяти лет сэкономить по линии программы Medicare (национальная программа медицинского страхования в США для лиц старше 65 лет) около 456 миллиардов долларов.

Перед новым 2020 годом лоббисты сумели «закопать» широко разрекламированный демократической партией законопроект. И иного быть не могло. Ведь Биг Фарма Америки готовилась к так называемой пандемии. А начинать борьбу с «пандемией», имея оковы в виде ограничений на цены продукции, с точки зрения Большой Фармы – полное безумие.

Аргумент защитники интересов Биг Фармы как в самом конгрессе, так и за его пределами был и остается предельно простым: ограничения цен якобы лишат фармацевтические компании стимулов и возможностей финансировать разработки новых фармацевтических продуктов.

Аргумент надуманный, ибо фармацевтические компании предпочитают тратить свои миллиардные прибыли не на разработку новых препаратов, а на увеличение выплат дивидендов и обратный выкуп обращающихся на рынке акций этих же самых компаний.

Кстати, недавно выплыла интересная цифра на этот счет: в период с 2016-2020 гг. 14 крупнейших фармацевтических компаний США потратили 577 миллиардов долларов на обратный выкуп акций и выплату дивидендов, что на 56 миллиардов долларов больше, чем на НИОКР.

А среднее годовое вознаграждение руководителей данных компаний выросло за этот период на 14%.

Жадность не позволяет действовать иначе. Если новые препараты и разрабатываются, они в силу чрезмерной «оптимизации издержек» имеют низкое качество или даже опасны для здоровья.

По словам Марсии Энджелл (Marcia Angell), бывшего главного редактора журнала New England Journal of Medicine, «Соединенные Штаты – единственная развитая страна, которая позволяет фармацевтической промышленности взимать за свои продукты именно ту цену, которую выдержит рынок».


В.Ю. Катасонов


***


Источник.
.


Tags: Бигфарма, Катасонов, США, власть, демократы, закон, здоровье, корпоратократия, медицина, прибыль, рынок, статистика, финансовый, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment