ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Зазнобин Владимир Михайлович (окончание)

Как зарождалась КОБ - Концепция Общественной Безопасности

Биография


Запись в дневнике от 12 августа 1989 года: «Легко открылось местоположение концептуальной власти – Швейцария. Тоже ведь на поверхности лежало: три века нет войн, основные банки мира сосредоточены, государство-конфедерация, многонациональное, граничит с основными странами Европы. Мафия, войны и прочие мировые катаклизмы её не затрагивают, никаких классовых боёв, высокий уровень жизни, эмиграция элиты, живут только таланты – концепторы их используют. И деньги, деньги, деньги!

Нет, не Америка, а Швейцария: три языка – государственные, сосредоточие информации, для толпы – образ земли обетованной. Ленин там проходил курс подготовок, да и другие политэмигранты. Управление миром идёт оттуда и без военной силы. Там потомки жрецов египетских и левитов».

Из дневника, 31 августа 1989 года: «Университет гудит как муравейник. Ходят студенты толпами, преподаватели в приподнятом настроении – начало учебного года. Был у Зубова В. И., изложил ему свои дальнейшие планы, он поддержал».

Начинается сотрудничество с журналом  «Молодая гвардия», с газетой «Правда». Проводит много встреч: в доме ветеранов на набережной Кутузова, в клубе «За и против» (Дом политпросвещения, где была встреча с редактором журнала «Коммунист»).

«К сожалению, как всегда, был ограничен временем и не смог сказать всего, что можно было сказать».

«Звонили из Риги и из “Молодой гвардии”. Пора собираться снова в дорогу… Постараюсь передать “Молодой гвардии” статью “Правду знают все!.. кроме избранных”, но не уверен, что они решатся, но пусть хотя бы думают».

Из дневника , 3 октября 1989 года: «…Зубов предложил прочитать вводную лекцию студентам, но я же не преподаватель. Говори, что понимаешь – и скажи, раз есть возможность».

«С трёх потоков десятка четыре лиц молодых, очень разных. Постарше слушают с интересом, есть глаза ясные пытливые и ждущие, а вернее жаждущие. Потом подошли после лекции – хотели разговор продолжить.

“Да, нам не дано предугадать, как слово наше отзовётся”».

Из дневника, 13 октября 1989 года: «Вечером – под проливным дождём на Дворцовой набережной в доме учёных на философском семинаре, которым руководит А. И. Субетто, “Проблемы цикличности развития” единственно стоящим выступлением было выступление самого Субетто. Он говорил о времени, о понимании целостности системы, которая выражается по его мнению и в целостности совокупности масштабов системного времени».

Из дневника, 17 октября 1989 года: «Особняк на Болотной №13. В особняке на Болотной №13 (случайно ли?) было принято 16 октября 1917 года решение о вооружённом восстании. Сегодня мне предложили выступить здесь организаторы клуба “На Болотной” по теме “Партия в структуре власти”. В небольшом зале человек на 50 набилось более 70.

Дружно пришли представители Народного фронта, “5-е колесо” (Белла Куркова, Чулак и др.). Были представители горкома. После моего доклада началась истерика с вопросами типа: а где находится концептуальная власть? – Ответ: да там же, где и мировые деньги.

К кому уйдёт власть в условиях реального хозрасчёта?

– Ответ: к торгашам.

Торгаши социализма не построят, но Россию продадут.

Вообще истерики – это, конечно, следствие калейдоскопа.

Мы боремся с самой мощной в мире однопартийной системой – партией международного межнационального капитала. В ней нет никаких течений, никаких фракций – она едина и монолитна идеологически, т. к. опирается на единственно верную методологию – диалектический материализм, всем же остальным она навязывает антидиалектическую отсебятину в различных формах.

Этой партии может противостоять только партия последовательных диалектиков, всех остальных она будет бить под покровом демократии и плюрализма мнений. Пока это не осознаем – будем игрушкой в их руках».

Из дневника, 25 октября 1989 года: «Решился ехать в Москву. Этот разговор назревал давно – надо ставить точки и не только над i. К отъезду появилась десятая страница к статье “Правду знают все!.. кроме избранных”. В ней удалось сказать и об устойчивости концептуальной власти и деградации, и об эффективности однопартийной системы в рамках того, о чём говорил на Болотной-13».

Из дневника, 31 октября 1989 года: «На ЛАО был приглашён в 9-й цех для беседы с молодёжью. Около часу рассказывал на понятийном языке об экономической ситуации. Шоковая терапия, а затем истерика со стороны зам. секретаря парткома по идеологии. “Вы разжигаете национализм!” Какой? Дайте определение нации. Ребята расстроились. Разговор ещё предстоит, этот не последний».

Из дневника, 24 ноября 1989 года: «Утром читал лекцию в школе МВД. Пригласил генерал-майор Исаченко Л. И. – начальник политотдела. Аудитория слушала со вниманием, а я видел, как мозги переворачивались. Трудно даётся это понимание.

Действительно, ложь – это болезнь, распространяется легко ибо заразительна. Правда, истина как и здоровье – требует много работы собственного ума.

Вечером в Василеостровском райкоме на экономической комиссии».

Из дневника, 18 декабря 1989 года: «Майори. Тяжёлый день. Утром приехала за мной машина, повезли в полк морской авиации под Елгаву. Читал лекцию. В зале более 200 молодых офицеров. Лица напряжены, видно как многое переворачивается в их сознании. Более часа задавали вопросы, не хотели отпускать. И если бы не полёты – разговор продолжился. Спросили: так что делать? Служить? Да, ребята – придёт время и Родина будет нуждаться в вас.

После обеда в клубе санатория – здесь уже другая аудитория: от 30 до 80 лет. Говорю, щадя их стереотипы, но всё равно видел в глазах страх и непонимание, а у других наоборот – ясность.

У каждого своя мелодия бытия

У каждого свой ритм движенья

во Вселенной!

Спешу и я к Познанью,

Но нельзя мне вырваться

из круга…»

Из дневника, 1 апреля 1990 года: «Мне предложили поучаствовать в “игре”, которую организовал горком в Тарховке. Вначале уговорил Рещикова А. И., но затем решил и сам, всё это в “Дубках” – пансионате. Приняли хорошо, разместили хорошо, в дело мы включились через полчаса после приезда, так как основная масса заехала ещё вчера.

И я понял, что надо! Это новое! Работали в группе управления экономикой, где москвичи расположились вольготно, решая в деталях обсуждать рынок и возможные варианты продажи страны. Через полчаса мы уже смогли показать, что в общеисторическом процессе – это не так очевидно. Что рынка, о котором здесь говорят, на развитом Западе нет и в помине уже с 30-х годов.

Предложили изложить концепцию на общем заседании вечером. Сделал короткий доклад – 12 минут, где рассказал пока только о понятии “концептуальной власти”. Наиболее интересное выступление Кургиняна».

Из дневника, 2 апреля 1990 года: «Режим здесь жёсткий. Работа идёт почти круглосуточно с 9:00 до 24:00. Мозговая атака непрерывная. Громыко Юрий Вячеславович – опытный, хотя и молодой современный деловой и понимающий. Ритм держит. Рефлексию оценивает. Всякую фанаберию узких специалистов спускает на тормозах. Его интересует понимание того, что происходит в обществе.

Моё выступление наделало шуму и тон задан. Консолидации на принципах аморфности не будет и специалисты – “представители трудовых коллективов”, предложившие обсуждать выгодные способы продажи, уже получили отпор.

Пытался донести через выступление ребят (были там и школьники), как выйти на свободу выбора решения при оценке истинности концепции. Громыко не понял устойчивости глобального исторического процесса. Но он молод и это пройдёт».

Из дневника, 3 апреля 1990 года: «Кульминация наступит завтра, а сегодня, на третий день, страсти дошли до накала и это стало видно. Профессор, преподающий экономику, вообще заявил, что у него сложилось представление о происходящем и он не намерен обсуждать противоположную точку зрения. Но когда им дали слово, то именно профессионалы показали своё дилетантство».

Из дневника, 4 апреля 1990 года: «Как я и предполагал, уже утром произошёл взрыв. Громыко жёстко определил свою позицию, не личностную, а социальную. Сказал о понимании происходящего в стране, через призму этой “игры”. Продемонстрировал свою готовность управлять процессом, но и проколы есть, они неизбежны».

Из дневника, 8 апреля 1990 года: «Игры завершились, похоже мы с Александром Павловичем Рещиковым предложили свой темп игры и сломали весь привычный порядок. В конце он (Громыко) мне честно в этом признался и высказал готовность сотрудничать.

Основная польза! Я увидел систему манипуляции общественным сознанием в действии и в реальных возможностях разгерметизации. Есть многие желающие понять и осознать происходящее и есть поле для сотрудничества. В массах чувствуется: наступил период переосмысления происходящего. Период эйфории от гласности, демократизации проходит. Впереди много работы, серьёзной и повседневной».

Из дневника, 27 апреля 1990 года: «”Праздник” – понятие праздников теперь для меня условно. Праздник – это когда глубже познаётся общий ход вещей, праздник – это когда одерживаешь хотя бы малую победу над собой; праздник – это когда появляется надежда, что можешь сделать что-то для людей; праздник – это когда происходит подлинная встреча с прошлым и видеть отсюда понимание будущего.

Несомненно, это труднее, чем праздник за праздничным столом, но в этом настоящее».

Из дневника, 31 июля 1990 года: «По местному времени поезд в Ригу пришёл в 4:30. Чуть светало и только что прошёл дождь. Было тепло и сыро. Мы шли на электричку на Дубулте и через 20 минут были в Иманте. Наташу (младшую) уложили спать, а сами до 9 утра обсуждали последние новости. Весь день с Наташей младш. бродили по Старой Риге, по хорошему, добро разговаривали, сидели в мороженице (без кофе) в пустынном и уютном кафе.

Куда бы мы, в какую сторону ни двигались, всё равно возвращались на маленькую, очень уютную площадь, где собираются все туристы, играет музыка. Ничего особенного я не заметил. Разве что какой-то старый латыш вытащил грубо намалёванный бессмысленный (или ему одному понятный) антисоветский плакат, мимо которого равнодушно проходили прохожие. А так в магазинах обычная суета, в городе чисто, солнечно и много цветов».

Из дневника, 1 августа 1990 года: «Этот день мы провели в авиагородке полка морской авиации. С утра читал лекцию. В клубе собралось более 200 человек: офицеры, сверхсрочники, курсанты. Два часа слушали очень внимательно. Были и вопросы, к сожалению, не выходящие за рамки стереотипов прессы. Потом ещё целый час в кабинете начальника политотдела слушали “Домик в Коломне”. Спасибо Пушкину – многие сомневающиеся, а вернее зацикленные на прессе, начали ломаться.

Потом погуляли в Юрмале, прошлись по знакомым местам, посидели в “Межобилите”. Вечером вернулись в авиагородок и продолжили беседу в узком кругу, были командиры отрядов с жёнами. У всех много вопросов, но не было вопросов, которые выходили за рамки “Разгерметизации”. Наташа младш. видела новых людей, а перед лекцией я видел, как она за меня переживала. Что самое приятное – готова была сама отвечать на задаваемые мне вопросы».

Из дневника, 3 августа 1990 года: «Ленинград встретил солнцем. Приехал Пётр из Северодвинска. Отвечал на накопившиеся вопросы. У них недоверие к партии. “Не все члены партии – коммунисты, и не все коммунисты – члены партии”, – заметил я ему. Но всё-таки в этой стране большинство населения – коммунисты. Просто они этого ещё до конца не осознают.

Правящая верхушка никогда коммунистами не были. Они лишь лозунги о коммунизме провозглашали. Глядя на них, слушая их ложь, в партию полез торгаш. Я думаю, что новую партию создавать не надо, нельзя отдавать торгашам партию коммунистов, а надо просто очистить от них партию, если наша цель – строительство общества социальной справедливости».

Из дневника, 1 октября 1990 года: «Майори, санаторий. Прокатил пробный шар, прочитал лекцию “Концептуальная власть: миф или реальность?”. Неожиданно для меня народу было много, хотя время неудобное – 17:00. Слушали с большим вниманием, были в шоке от такой информации. Ничего, пусть переваривают…

Здесь образовалась небольшая группа понимающих. Вечером читал “Домик в Коломне”. Для “Домика в Коломне” публика слабо подготовлена – читать было тяжело. Многие даже не слышали этого произведения. Я по глазам это видел. Только последняя часть просветлила что-то».

Из дневника, 7 октября 1990 года: «Прощались с “Майори”. Неужели навсегда? Восемнадцать лет я посещал эти места и многое в них припало к моему сердцу. Этот отпуск был особенным, непохожим на все остальные своей информационностью и, в то же время, в нём есть что-то завершающее, подводящее итоги. Поездка в Михайловское и Печерский монастырь – это ведь тоже информационно и очень содержательно.

Я увидел воочию, как страшно оружие, которым мы только ещё овладеваем. Восстанавливается связь вещей и всё отчётливее проясняется “общий ход вещей”, но с этим приходит и понимание огромного груза ответственности за всё происходящее в моей стране. Под силу ли нам это? Если бы один – нет, конечно. Но я не одинок и это придаёт силы».

Из дневника, 3 ноября 1990 года: «Неожиданно позвонили рабочие Невского района. Приятный сюрприз. Половина собравшихся – молодёжь, некоторые читали “Разгерметизацию”, они слушают то, о чём раньше и не желали бы слушать. И что самое удивительное – прекрасно понимают и как держат их на алкогольной игле».

Из дневника, 20 ноября 1990 года: «Неожиданно пришлось выехать в Северодвинск. Готовился долго, но утром позвонили и к полудню всё устроилось быстро и как-то очень организованно. Оделся легко, а в Архангельске –28°С. В аэропорту Архангельска Богаченко (старый кадр) встречала машина, и мне даже не пришлось мёрзнуть на автовокзале. В 18:00 я уже сидел в тёплой уютной квартире Исаковых за традиционным чаем.

Завтра утром на курсах повышения квалификации литературная лекция о Пушкине. Утром чуть красноватое солнце на горизонте. Лютый мороз, спешащие, закутанные прохожие. Хорошо, что школа (старенькая, деревянная и оттого по-домашнему уютная) в двух шагах от дома. Учителя – все женщины. Всех возрастов, молодые и предпенсионного возраста. Открываю тайну Пушкина.

Читал “Домик в Коломне”. Дал только две октавы предисловия и две – основного текста. Просил прочесть вечером (с ключом). Как-то завтра они будут смотреть на меня.

Вечером разговор с секретарём Горкома Э. Сергеевичем. Слушает – возразить нечего, но… в академии учили другому… Кто учил? Шестаковские, Яковлевы (женаты на сёстрах Гинзбург). Но ведь они партбилеты побросали? Беру с полки четвёртый том Ленина – “Как чуть не погибла “Искра””. Ленин Плеханову тоже отвечал так, но ведь сейчас 1990 год, а не 1904.

Утром снова встреча с учителями в той же школе. Лица прежние, но уже и в чём-то другие. Произошли неуловимые перемены. Они прочли “Домик в Коломне” и почувствовали приобщение к тайне творчества Пушкина. Принимают глубоко, с душою.

Вечером в институте встреча с преподавателями, студентами. Главный вопрос? Вы что же, за командно-административную систему?

– А мы за живой организм. И в пример – Человек! Он сам, кто им управляет. Каждая клетка живёт по-своему

Я:

– И не подчиняется общему развитию человека? И нет у него управления? А мозг? Попробуйте его даже на время парализовать – я посмотрю, как вы будете двигаться.

Удивление на грани открытия. Обыкновенные стереотипные отношения к явлению и поведение».

Из дневника, 24 ноября 1990 года: «В Ленинграде туман. Ленинград не принимает, и я сижу в аэропорту Архангельска, перебираю впечатления прошедших дней и особенно вчерашнюю встречу. В аэропорту майор и подполковник, даю читать “Правду знаю все…”.

– А кто автор? Мы анонимов не читаем.

– А разве то, что вы читали в журналах, не анонимка!

– Но там же есть фамилия.

– В журналы пишут многие, но печатают только определённый круг.

– Кто отбирает?

– Редактор, а может даже и клерк, фамилию которого вы никогда не узнаете.

Средство информации – это власть, и это редактор или клерк просто выбирает из рукописей, соответствующих его пониманию хода вещей. Те, что противоречат, – отбрасывает. Он проводит политику той мафии, к которой принадлежит.

А это разве не анонимность?

Это похуже.

Вам что важнее – информация или личность её несущая?

В детстве, пока у вас было целостное мировосприятие, вы, пусть и неглубоко, на уровне сюжета, но воспринимали информацию в виде фабулы. Спроси вас – и вы тогда не смогли бы назвать автора. У вас был один критерий: нравится, не нравится, а по сути – развлекает – не развлекает.

Развлекает, как правило, то, что не требует работы ума, то, что требует, – отталкивает. Там в обход сознания, через подсознания вас сволакивают в толпу, и вы, сами того не понимая, превращаетесь в толпу.
Толпа – это собрание людей, живущих по преданию и рассуждающих по авторитету.

– Задумались!»

Из дневника, 28 января 1991 года: «Уехал под Ригу. В Риге встретили и устроили хорошо. Пансионат “Лиелупе” в Булдури. Я словно и не уезжал».

Из дневника, 30 января 1991 года: «Ударили морозы. Мы словно отрезаны от всего мира, хотя в получасе езды от Риги. Ни газет, ни “ящика дураков”. Только последние известия и концепция, концепция…

“Человек разумный” должен на уровне сознания осознавать себя частью биосферы, а глобальный исторический процесс – частью глобального эволюционного процесса биосферы. И если смотреть на происходящее не с точки зрения случайных фактов, а через осознание процесса, то многие вещи, явления в жизни человека предстают совершенно в ином свете.

Оказывается культуру, как набор стереотипов распознавания образов, нельзя понять без понимания генетического аппарата человека. И только так, через генетику, можно понять не только разнообразие культур, но и почему культурная экспансия в том виде, которую мы сейчас имеем по отношению к народам России, даже при содействии алкогольного геноцида – неэффективно».

Из дневника, 31 января 1991 года: «Таких морозов я не переживал здесь ни разу, даже в декабре. Температура в номере упала до +4°С. Подумал: вот так через тепло, через дефицит энергетики, а следовательно через цены на энергетическое сырьё, можно диктовать любую линию политической ориентации».

Из дневника, 5 февраля 1991 года: «Качество управления, а, следовательно, и устойчивость любой системы, зависит от того, насколько уровень понимания отдельных элементов системы отличается от уровня понимания системы в целом. Это и есть характеристика толпо-элитарности. Балансировочный режим между двумя (или более) центрами управления системы – явление кратковременное и небезопасное».

почему люди не понимают друг друга

Из дневника, 7 февраля 1991 года: «”Блажен, кто крепко слово правит и держит мысль на привязи свою” – “Домик в Коломне”, Пушкин.

Прежде всего потому, что человек увлечён собственным процессом мышления и не умеет внимательно слушать, вникать в чужие мысли. Каждый человек имеет свои стереотипы распознавания образов и потому, встретившись с какой-то новой информацией на основе незнакомых, а потому и непонятных ему образов, он начинает мельтешить: гнать свои образы, спрашивать, перебивать и, в конце концов, под воздействием своих стереотипов способен увести нить изложения в сторону от главного направления нового для него информационного потока.

Отсюда, культура мысли заключается прежде всего в дисциплине самого процесса, в способности выслушать даже то, что на первый взгляд кажется либо давно известной истиной, либо абсолютной галиматьёй.

Потому первое правило – “держи мысль на привязи свою”, памятуя, что первый взгляд на чужую мысль и стереотипы распознавания образов с собеседником скорее всего различны».

Из дневника, 23 марта 1991 года: «Наступает критическое время в жизни страны. Не “судьбоносное”, а поворотное. Противостояние не может продолжаться бесконечно, а для эффективного (не эффектного) поворота нужна ясная, опирающаяся на народное самосознание устойчивая во времени концепция. Время нам диктует или мы вписываем высокочастотные процессы в низкочастотные – не суть важно. Важно другое: так сложились обстоятельства.

Это формирование целостной концепции ускорилось. И даже первое её приближение должно иметь достаточно фундаментальный характер. У наших “сотрудников” всё равно целостной концепции нет и судя по историко-философскому очерку – быть не может. Отправные позиции разные, уровень осознания методологии – низкий. Если это и “хорошо”, то весьма относительно – бремя ответственности становится только тяжелей. Возможно, ответственности – глобального уровня. По-прежнему остаётся открытым вопрос личностного аспекта».

Из дневника, 24 марта 1991 года: «Преодолели вопрос информационной безопасности (насколько квалифицированно? – покажет практика). Не менее сложный вопрос встал – государственности (не с позиций примитивов – подавления). Государственность как САМО-У-ПРАВЛЕНИЕ!»

Из дневников, 25 марта 1991 года: «Более 30 лет назад я был в 1-м артиллерийском училище по приезде в Ленинград. Сегодня читал там лекцию о концептуальной власти. Слушали внимательно, но мне самому изложение материала не нравилось.

Вернулось то, против чего я обычно выступаю. Стремление дать много за один час выразилось в калейдоскоп. Всё-таки тему необходимо сузить и о самой концептуальной власти можно сказать многое. Был на лекции полковник из политуправления. И в офицерской среде ждут мессию. Вышел №8 “Воскресенье”, там снимок с плакатом: “Где Минин и Пожарский?”».

Из дневников, 27 марта 1991 года: «Мы на большом подъёме. Идёт один из труднейших процессов – описание государственности. Да, мы не связаны временем, но мы не вне времени. Мы в потоке времени.

А в процессе построения государственности в России увидели и отразили главное: нравственный произвол выше безнравственного права. Этот принцип должен быть положен в основу нашего законотворчества. Кстати, в раскрытии понятийной нагрузки этого слова ответ: почему “хорошие” законы, принимаемые нашими болтунами, не работают у нас.

И не будут работать, ибо по В. Далю: “Произволение, произвол, соизволение, согласие. Произвол – своя воля, добрая воля, свобода выбора и действия, хотение, отсутствие принуждения. Закон – предел поставленной свободе”».

Из дневников, 1 декабря 1991 года: «Сегодня уезжали в Юрмалу для завершения алгоритма экономики. Получится ли новый качественный скачок уровня февраля этого года  – вряд ли?

Времени прошло мало, хотя уровень нашего понимания процессов возрос несопоставимо, но… тем труднее стало доносить его для широкого круга. За время перестройки у среднестатистического толпаря выработались устойчивые стереотипы.

Каждую поездку в поезде я стараюсь использовать как тестовую…»

Из дневников, 5 декабря 1991 года: «Расширение и углубление изначальных понятий, необходимых для того, чтобы в строгих лексических формах можно было раскрывать процессы, происходящие в обществе, неизбежно привело нас к критическому переосмыслению понятия времени. Если Вселенная – процесс триединства: материи, информации и времени, то время здесь есть некая мера, с помощью которой сознание идентифицирует сам процесс.

Идентификация процесса возможна лишь в результате измерения, т. е. сравнения некоего прошлого, настоящего и будущего состояния материи в различных формах. Т. е. – посредник меж материей и информацией – МЕРА.

И если Вселенная обладает интеллектом, то процесс её существования без МЕРЫ невозможен. Тогда ВСЕЛЕННАЯ – процесс триединства:

МАТЕРИИ, ИНФОРМАЦИИ, МЕРЫ».

Из дневников, 10 декабря 1991 года: «Отдохновение от прессы, её информационного давления – великое благо. Снимается блокировка сознания стереотипами и подсознание с сознанием, в гармонии пребывая, начинают открывать вещи, которые в прошлом попросту были недоступны на уровне сознания.

Триединство, познание его – тоже процесс.

И вот уже заговорила 25 Сура Корана “Различение”:

Во имя Аллаха милостивого, милосердного!

1(1) Благословен тот, который ниспослал РАЗЛИЧЕНИЕ Своему рабу, чтобы он стал для миров проповедником, –

2(2) у которого власть над небесами и землёй, и не брал Он Себе ребёнка, и не было у него сотоварища по власти.

Он создал всякую вещь и размерил её МЕРОЙ.

Ну вот, МЕРА проявилась и на уровне откровения. Следовательно, Триединство приобрело новое качество:

МАТЕРИИ

ИНФОРМАЦИИ

МЕРЫ

МЕРА – связует материю и информацию. Мера – многообразна, время – мера размерения всякой вещи».


Н.М. Зазнобина


***


Спасибо коллеге  anskywalker за ссылку на источник.


Продолжение обещано.

.


Tags: Зазнобин, КОБ, Пушкин, Субетто, Швейцария, будущее, власть, концепция, ложь, мера, народ, партия, перестройка, сознание, толпа, управление, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments