ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Запад паникует: чем интересен странам экс-СССР Афганистан в энергетике

Один из главных вопросов сегодня – сотрудничество с каким государством больше всего интересует Афганистан и какая страна больше всех заинтересована в том, чтобы в Кабуле наступил прочный мир.

С момента вывода войск США из Афганистана, который очень быстро приобрел форму бегства, публикаций, посвященных этой стране, появилось огромное количество. Комментируют и анализируют не только причины, которые привели к краху политику, которую Штаты и их союзники по НАТО пытались проводить в Афганистане на протяжении 20 лет, но и то, какими могут быть последствия.

Движение “Талибан”* к настоящему моменту контролирует практически всю территорию страны, за исключением Панджшерского ущелья, и постепенно появляются признаки, что руководство этого движения действительно будет пытаться остановить все вооруженные столкновения и готово вести переговоры со всеми другими группировками, как военными, так и политическими и этническими.

В связи с этим начинают появляться и аналитические материалы, авторы которых стараются определить государства, которые могут увеличить свое влияние в Афганистане, получить определенные политические и экономические “дивиденды” от неизбежного процесса восстановления и развития этой страны.

Взгляд на Афганистан из Брюсселя


То, что коллективный Запад вряд ли сумеет получить возможность тесно сотрудничать с новым руководством Афганистана, каким бы это руководство ни оказалось, – факт очевидный.

Риторика о строительстве “демократического общества, гарантирующего равные права всем его членам”, в Афганистане не работает – нахождение на своей территории войск США и НАТО жители страны считали неприкрытой оккупацией, изменить такое отношение к себе страны НАТО если и смогут, то в какой-то совсем уж далекой перспективе.

Жозеп Баррель, верховный комиссар ЕС по внешней политике, уже успел поделиться главным страхом Европы и США:

“ЕС не должен позволить России и Китаю взять контроль над ситуацией в Афганистане и стать спонсорами Кабула”.

Фраза была сказана по-английски, на русский ее еще в позапрошлом веке перевел Иван Андреевич Крылов, написав басню “Лисица и виноград”.

Но желание “стать спонсорами”, “взять контроль” – это нелепая попытка европейского политика приписать собственный образ мышления государствам, которые на международной арене уже давно отказались от подобного агрессивного стиля, результат использования которого мы и наблюдаем.

Блок НАТО во главе с США 20 лет контролировал Афганистан и делал вид, что кого-то там спонсирует, но по каким причинам по тому же пути должны идти Россия и Китай? Владимир Путин и Си Цзиньпин официально заявили, что Россия и Китай не намерены вмешиваться во внутренние дела Афганистана, но будут готовы сотрудничать на взаимовыгодной основе с будущим коллегиальным руководящим органом этой страны, если оно на деле докажет, что отказывается от поддержки терроризма в пользу установления прочного мира.

Больше того: ровно в том же заинтересованы все страны, соседствующие с Афганистаном, – Иран, Туркмения, Узбекистан, Таджикистан и Пакистан. Контролировать и спонсировать Афганистан – занятие безнадежное, сомневающиеся могут подискутировать с Джозефом Байденом.

Поэтому для анализа перспектив Афганистана – в том случае, если в стране появится условное “правительство национального единства” – ценные мысли господина Борреля отбросим в сторону и будем пользоваться логикой здорового человека.

Энергетика Узбекистана и энергетические проблемы Афганистана

Начнем с “детского” вопроса: сотрудничество с каким именно государством больше всего интересует Афганистан и какое государство больше всех заинтересовано в том, чтобы в этой стране наступил прочный мир, составной частью которого, несомненно, является отсутствие пограничных конфликтов со всеми соседями?

Ответ может удивить многих — для Афганистана важнее всего прочные отношения с Узбекистаном, и именно Узбекистан больше любой другой страны заинтересован в мире и стабильности у северного соседа. Аксиома, спорить с которой не приходится: основа для развития любой страны – ее экономика, основа экономики любой страны – энергетика.

Вот данные доковидного 2019 года по энергетике Афганистана: объем собственной выработки электроэнергии – 1,1 миллиарда киловатт-часов, объем импорта – 4,6 миллиарда киловатт-часов, из которых 2,1 миллиарда киловатт-часов поставил Узбекистан, при этом общий объем экспорта электроэнергии из Узбекистана – 2,3 миллиарда киловатт-часов.

На такой объем поставок Узбекистан сумел выйти после того, как в 2009 году была построена высоковольтная ЛЭП “Гузар – Шуртан”, до этого момента экспорт электроэнергии составлял только 300 мегаватт-часов в год.

В сентябре 2019 года АО “Национальные электрические сети Узбекистана” заключило с имевшимся на тот момент правительством Афганистана десятилетний контракт на продолжение поставок электроэнергии, объем которых на первоначальном этапе составит 4,2 миллиарда киловатт-часов, с последующим увеличением до шести миллиардов киловатт-часов ежегодно. Увеличение состоится по окончании строительства ЛЭП “Сурхан – Пули-Хумри” протяженностью 200 километров и напряжением 500 киловатт.

То же самое, но без технических подробностей: Афганистан имеет возможность в короткие сроки удвоить объем импорта электроэнергии, Узбекистан – утроить объем ее экспорта. О том, какими темпами в Узбекистане ведется строительство новых газовых, гидроэнергетических, ветряных и солнечных электростанций, модернизируются электростанции действующие, и о том, что в ближайшее время “Росатом” рассчитывает получить лицензию на строительство Узбекской АЭС, наш портал уже писал.

Разумеется, у Афганистана есть возможность строить электростанции на своей территории, их проекты были разработаны в разное время специалистами разных стран.

Удивляться этому не приходится – в Афганистане есть месторождения угля и природного газа, в конце 1960-х институт “Гидропроект” разработал целый каскад ГЭС на реке Амударья, которая на территории Афганистана имеет большой уклон, в силу чего ГЭС здесь особенно перспективны. Однако утверждение этих проектов с учетом новых технологических возможностей, подготовка строительных площадок, подготовка специалистов, само строительство требуют в разы больше времени и в разы больших инвестиций.

Предварительная смета упомянутой ЛЭП – 200 миллионов долларов, сроки строительства – в пределах двух лет, ни один другой вариант такой оперативности достичь не способен, а проблема электрификации в Афганистане стоит остро: по оценкам международных экспертов, электроэнергия доступна здесь только для 30 процентов населения, а в сельской местности – вдвое меньше.

Отдельно стоит отметить, что, несмотря на все бурные события последнего месяца, поставки электроэнергии из Узбекистана в Афганистан продолжаются в обычном режиме – около 35 мегаватт в сутки.

Мозаика железнодорожных проектов

Кроме того, несколько дней назад было возобновлено движение на мосту Дружбы через Амударью, восстановлена работа КПП и таможенных постов, грузы снова движутся в обоих направлениях.

Приостановка работы была связана исключительно с тем, что мост был забит автомобильной техникой, брошенной афганскими военными, соответствующие органы Узбекистана и Афганистана полностью контролируют обстановку.

Объем торговли восстанавливается быстро, а в качестве пояснения стоит обратить внимание на слова директора “Термез Карго Центра” Нодирбека Джалилова:

“Мы считаем, что с талибами нам будет проще работать, чем с предыдущими властями, потому что исчезнут коррупционные барьеры”.

Однако товарооборот между Узбекистаном и Афганистаном идет не только за счет автомобильного транспорта. Мост Дружбы через Амударью, построенный в 1982 году, соединяет Термез на узбекской стороне и Хайратон на афганской (второе название этого моста – “Хайратон”) и железной дорогой.

В 2010 году компания “Узбекские железные дороги” (“Узбекистон темир йуллари”) завершила строительство 75-километровой железной дороги до Мазари-Шарифа, для чего Узбекистан сумел найти финансирование в размере 129 миллионов долларов.

Ширина колеи 1520 миллиметров – это стандарт, применяемый в России со времен империи, поэтому эту новость (для тех, конечно, для кого это действительно новость) можно прочитать и по-другому: с 2010 года не только Узбекистан и остальные четыре бывшие советские республики, но и Россия соединены с железными дорогами Афганистана.

В декабре 2017 года тогдашний президент Афганистана во время визита в Ташкент присутствовал при подписании межправительственного соглашения о строительстве железной дорого Мазари-Шариф – Герат. Узбекская сторона брала на себя проработку маршрута и разработку технико-экономического соглашения, власти Афганистана должны были решить вопрос с финансированием, чего сделать не смогли или не успели – теперь уже не так важно.

Чем интересен этот проект? Опять же – колеей 1520 миллиметров, но есть еще один момент. 10 декабря в торжественной обстановке было открыто железнодорожное сообщение по-новому, 225-километровому маршруту от иранского города Хаф до Герата, рассчитанное на семь миллионов тонн грузов и один миллион пассажиров в год.

Следовательно, железная дорога Мазари-Шариф – Герат после того, как в Герате будет организована перестановка вагонных тележек с колеи 1520 миллиметров на колею 1435 миллиметров, станет выходом России, Узбекистана, Казахстана, Туркмении, Таджикистана и Киргизии на железнодорожную сеть Ирана. Но произойдет это только в том случае, если России удастся согласовать имеющиеся противоречия с Ираном и Узбекистаном.

Тегеран рассматривает участок Хаф – Герат как первый этап гигантского проекта строительства железной дороги из Ирана в Китай, которая по северу Афганистана должна прийти в Таджикистан, через его горную местность – в Киргизию и выйти на железнодорожные сети Китая. Противоречие между Россией и Узбекистаном, который остается “в стороне” от маршрута железной дороги Иран – Китай, и Ираном сугубо техническое, но важное – какой будет ширина колеи в Афганистане.

Стандарт Ирана и Китая – 1435 миллиметров, стандарт России и среднеазиатских республик – 1520 миллиметров, какой из них выгоднее с экономической стороны – предстоит согласовывать.

Немаловажно то, какой из проектов будет реализован быстрее. Иранско-китайский проект прорабатывается с 2015 года, но он более масштабен, требует более серьезного финансирования, на маршруте – сложнейшие горные участки, свое влияние оказывают и дискриминационные меры со стороны США.

“Кабульский коридор” – проект века для Узбекистана и не только

Поэтому нельзя исключать, что быстрее будет идти реализация другого проекта, предложенного Узбекистаном. В начале февраля этого года по итогам узбекско-афганско-пакистанских переговоров была утверждена дорожная карта строительства железной дороги “Кабульский коридор” по маршруту Мазари-Шариф – Кабул – Пешавар.

Протяженность – около 600 километров, предварительная смета – 4,8 миллиарда долларов, срок строительства – около пяти лет, колея – 1520 миллиметров, планируемый грузооборот – 20 миллионов тонн в год.

Для Узбекистана это действительно проект века, как его и характеризует президент страны Шавкат Мирзиёев:

это выход к пакистанским портам, это транзит грузов, это соединение Южной и Центральной Азии, это транзит грузов из Европы и в обратном направлении.

Напомню, что в Пакистане собственный стандарт железнодорожной колеи – 1676 миллиметров, и ровно такой же он в Индии. 2 июня 2021 года Мирзиёев на встрече с журналистами в Сурхандарьинской области сообщил, что достигнуто соглашение с руководством Всемирного банка о выделении гранта в размере 35 миллионов долларов на проведение предварительных проектных работ.

На той же пресс-конференции Мирзиёев рассказал и о запланированной встрече на уровне правительств Пакистана, Афганистана, Узбекистана и России, о том же 22 июня заявил премьер-министр Узбекистана Абдулла Арипов.

Одновременно с этим в Москве состоялась встреча представителей министерств экономического развития России и Узбекистана, на которой, в числе прочего, шла речь о создании железнодорожного агрологистического коридора – синхронизации работы таможенных и пограничных пунктов наших стран, которая должна обеспечить доставку скоропортящихся грузов до центральных районов России без простоев.

В работе XIIМеждународного экономического форума “Россия – Исламский мир: KazanSummit 2021” 29 июля состоялась еще одна встреча – представителей министерств торговли России и Казахстана, на которой речь шла о том же “зеленом коридоре”, работа которого без участия Казахстана невозможна.

Вот цитата из заявления вице-министра Казахстана Кайрата Торебаева:

“Нам необходимо скоординировать и синхронизировать эту работу, в том числе решение вопросов формирования выгодных транзитных тарифов по всему коридору от России до Казахстана”.

Теперь очевиден состав всех потенциальных участников проекта “Кабульский коридор” – к нему готовы присоединиться и Казахстан, и Россия.

Разумеется, корректно писать “были готовы” – последние события в Афганистане перевели все эти проекты в разряд “потенциально возможных”, но это только еще раз подчеркивает, что страны всего региона Центральной Азии, Россия, Иран и Китай заинтересованы в установлении устойчивого мира и стабилизации обстановки в Афганистане.


Б.Л. Марцинкевич


***


Источник.
.

Tags: Афганистан, Запад, Индия, Иран, Киргизия, Китай, Марцинкевич, НАТО, Пакистан, Россия, США, Таджикистан, Узбекистан, будущее, ислам, проект, технологии, энергетика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments