ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Category:

Ещё раз о бароне Мюнхгаузене. Мягкое приземление

4..2.15. Выход на орбиту Луны

Смогут ли двое астронавтов, побывавших на поверхности Луны, возвратиться на Землю, если лунному модулю не удастся выйти на расчетную орбиту вокруг Луны для стыковки с командным модулем?

Следует отметить, что собственно выход на некую орбиту вокруг Луны ещё не является достаточным условием для успешного выполнения данного этапа. Лунный модуль должен выйти на орбиту не только с заданными параметрами скорости, афелия, перигелия и направления, но также именно в такое место и время, чтобы его полёт проходил практически синхронно с командным модулем, а расстояние между модулями не превышало нескольких километров.

Для этого, во-первых, старт с Луны должен быть осуществлён с точностью до секунды. Как известно, командный модуль летит над Луной со скоростью приблизительно 1,7 км/с.

Если опоздать со стартом даже на несколько секунд, командный модуль может стать недосягаемым, ведь ситуация отставания космических кораблей в орбитальном полете друг от друга кардинально отличается от отставания, к примеру, автомобилей на дороге друг от друга.

Если первый автомобиль может притормозить, а другой, наоборот, ускориться, и таким образом они могут решить задачу встречи, то ускорение космического корабля, находящегося в орбитальном полёте, приводит не к сближению с более медленным кораблем, а к повышению орбиты. Такой вариант развития событий как минимум тянет за собой дополнительный расход топлива на манёвры сближения у обоих модулей, которого на этом этапе полёта имеется очень ограниченное количество.

Во-вторых, тяга маршевого двигателя за всё время разгона и выхода на орбиту не должна отклоняться от расчётной. Конечно, данный двигатель можно довести до нужной степени совершенства на земных стендах. Но как он поведет себя в космосе на пятые сутки полёта после всех стартов, перестыковок, взрывов пиропатронов, посадки и взлёта с Луны – не знает никто.


Даже если параметры его работы в эти минуты хоть на пару процентов будут отличаться от расчётных, о выходе на необходимую орбиту для стыковки с командным модулем говорить не придётся. Кроме этого, вторая попытка выхода на окололунную орбиту невозможна, так же как и нет дублирующего маршевого двигателя на случай выхода из строя основного.

В-третьих, «компьютер» возвращаемого лунного модуля должен оперативно обрабатывать данные от оптических сенсоров и системы пеленгации, чтобы выдавать микродвигателям ориентации команды на выполнение импульсов, подправляющих направление разгона. Мы уже говорили о том, что у НАСА на тот момент не было технологии вертикального взлёта и посадки в вакууме на одном маршевом двигателе.

Неравномерная выработка топлива и окислителя из баков, разнесённых по разные стороны от центра масс такого корабля, вполне очевидным образом создает вращающий момент, погасить который теоретически могут только микродвигатели ориентации. Но в таком случае не менее очевиден снос с идеальной траектории разгона, направление которого зависит в первую очередь от того, каким боком относительно целевой орбиты разворачивает корабль.

Чтобы учесть все эти факторы в трехмерной области, нужны не только алгоритмы и соответствующее счетно-решающее устройство.

Самое интересное, что в данном случае этот «компьютер» должен иметь возможность давать команды на выполнение импульсов микродвигателям ориентации, причем не только каждому по отдельности и на разное время, но и в необходимых по ситуации комбинациях с разной интенсивностью, чего в официальной документации по «Аполлонах» нет! Микродвигатель ориентации мог быть только включённым или выключенным определённое время; управлять его мощностью не предусматривалось.

В-четвёртых, все 16 микродвигателей ориентации должны работать идеально: включаться и выключаться в положенные моменты и выдавать в промежутках между ними положенное количество импульса. Если хотя бы у одного из них последует отказ в момент, когда необходимо выполнить корректировку направления разгона, мы получим такое отклонение от разгонной траектории, что останется только свечки в церкви поставить.

Но даже при полном выполнении всех вышеназванных условий (для реализации некоторых из которых, напоминаю, у НАСА на тот момент вообще не было никаких технических решений) выход на орбиту вокруг Луны с необходимой точностью на самом деле, как оказалось в первом десятилетии ХХI века, не является такой уж тривиальной задачей.

Дело в том, что перед выполнением миссий пилотируемого «покорения» Луны у НАСА не было т.н. гравитационной карты для данного небесного тела. А когда эту карту стало возможным сделать, оказалось, что перепады силы притяжения над разными участками Луны имеют довольно существенные значения, поэтому-де эту новую информацию обязательно нужно будет учитывать в будущем при освоении нашего единственного природного спутника!

Спрашивается, как же тогда в далеких 1969-1972 годах НАСА ухитрялось с такой невероятной точностью выводить на необходимую орбиту вокруг Луны примитивный крохотный модуль с двумя астронавтами, свернутыми в калачики, не имея этих карт?

Но и это ещё не всё. Хоть о проколах и технических ляпах от НАСА при «покорении» Луны можно рассказывать до бесконечности, но один из таких проколов-приколов, бросающихся в глаза именно при выполнении этого этапа, мне особенно нравится.

При сгорании аэрозина в тетраоксиде азота выделяется приблизительно 148 килокалорий на моль топливной смеси, что собственно и служит причиной выбора этих компонентов в качестве топлива для ракетных двигателей. И при этом сопло маршевого двигателя в возвращаемом лунном модуле НАСА почему-то упрятало вовнутрь корпуса этого аппарата! Теперь на досуге подсчитайте, насколько поднимется температура этого корпуса в вакууме, если сжечь с помощью маршевого двигателя все 2353 литра топлива, которое там находится… Кстати, внутри обитаемого отсека объёмом 6,7 м3 – чистый кислород!

К этому моменту НАСА уже имело достаточно возможностей, чтобы взорвать своих астронавтов. Но чтобы испечь их живьём – в светлые головы «конструкторов» из Голливуда такая идея пришла только на этом этапе миссии…

* * *

Во всей истории мировой космонавтики только баронам Мюнхгаузенам из НАСА необходимо было выводить космический корабль на окололунную орбиту из статического положения на поверхности Луны. Советские «Луны», занимавшиеся доставкой проб лунного грунта на Землю, были избавлены от необходимости выполнять такой манёвр, поскольку они сразу выходили на траекторию полёта к Земле, разгоняясь с места до скорости, свыше второй космической для Луны.

Исходя из этого, никакой статистики по выводам автоматических или пилотируемых космических кораблей с поверхности Луны на окололунную орбиту, кроме официальной легенды НАСА, по сей день (!) не имеется. Несмотря на то, что для всех исследователей отсутствие технологии пилотируемого выхода на точную окололунную орбиту является очевидным, мы примем оценку вероятности успешного выполнения данного этапа на уровне 0,99. Надеюсь, в свете всего вышеизложенного защитники НАСА не станут утверждать, что данная оценка слишком занижена.


4.2.16. Поиск, сближение и стыковка с командным модулем

Смогут ли двое астронавтов, побывавших на поверхности Луны, возвратиться на Землю, если стыковка с командным модулем на орбите Луны не получится?

Возвращаемый лунный модуль обязательно должен был совершить успешную стыковку с командным модулем на орбите Луны, поскольку полёт к Земле был возможен только на борту командного модуля «Аполлона». Но перед этим лунному модулю жизненно необходимо было сделать несколько последовательных шагов, которые я объединил в единый этап, руководствуясь принципом «любые сомнения трактуются в пользу обвиняемого».

Во-первых, как уже было сказано в предыдущем пункте, выход на абсолютно синхронную орбиту с командным модулем на предлагаемой НАСА технике практически невозможен. Два рассматриваемых аппарата в самом лучшем случае будут находиться на орбите Луны на расстоянии в несколько километров друг от друга. Это означает, что для начала им нужно найти своего визави по стыковке в бездонном чёрном космосе, где звёзды горят в разы ярче, чем отсвечивает на Солнце крохотный возвращаемый лунный модуль.

Тем более, когда поиск происходит в тени Луны, тогда единственным приемлемым способом для такого поиска является радиопеленгация, которая даёт направление для сближения.

Наиболее оптимальным случаем является ситуация, когда оба аппарата находятся на приблизительно одинаковой высоте над Луной, и параметры их орбит таковы, что эта высота существенно не меняется. Тогда достаточно смещения в сторону, что с точки зрения энергетических затрат является наиболее экономным вариантом в смысле затрат топлива.

Но такой идеальный случай маловероятен, поэтому в НАСА должны были предусмотреть достаточно большой запас топлива и времени полёта обоих аппаратов над поверхностью Луны, чтобы они могли, выполнив сложные взаимные манёвры, синхронизировать свои орбиты для возможности сближения и стыковки.

Но, как вы уже наверняка догадались, НАСА этот момент практически игнорирует. В официальных данных зафиксированы настолько точные выходы в точку встречи двух аппаратов сразу после старта лунного модуля с поверхности Луны, что стыковка у них происходила уже через три с половиной часа после взлёта. Вот это оперативность!

Позаимствовать бы такие технологии для грузового обеспечения МКС – так нет: постоянно действующая суперлаборатория на околоземной орбите продолжает пользоваться «допотопными» технологиями грузовиков «Прогресс», у которых стыковка получается не ранее следующего дня после старта.

Теперь мы понимаем: такая оперативность и безотказность на всех этапах полёта вокруг Луны продиктована отнюдь не совершенством якобы использовавшихся технологий и даже не тем, что спрогнозировать реальное время проведения тех или иных операций в космосе в те времена было довольно затруднительно. Дело в том, что для НАСА было более важно уложиться по времени в задекларированные запасы топлива и ресурсы систем жизнеобеспечения крохотных космических модулей. Выражаясь языком бухгалтеров, должен был сходиться космический баланс по топливу с окислителем, генераторам электроэнергии и остаткам кислорода для дыхания, иначе вся эта затея могла потерять всякие остатки наукообразия.

Итак, у наших героев сначала должен был состояться успешный поиск на орбите Луны, потом – серия успешных манёвров для сближения, и только потом – попытка стыковки двух пилотируемых космических аппаратов. Поскольку аналогов этим подвигам ни до, ни после рассматриваемых событий нет, мы снова вынуждены воспользоваться нашими оценками вероятности успешной стыковки на орбите Земли между двумя реальными пилотируемыми космическими кораблями в те годы, при этом считая остальные факторы абсолютно надёжными. Это значение равно 0,6.


4.2.17. Переход экипажа в командный модуль и его отстыковка

Смогут ли все трое астронавтов начать полёт к Земле, если двум из них не удастся покинуть лунный модуль и отстыковать его?

Напоминаю, что по техническим условиям полёта только командный модуль способен перейти с окололунной орбиты на траекторию полёта к Земле. Если же к нему будет пристыкован лунный модуль, этот манёвр не получится – горючего не хватит!

Но перед необходимой по схеме экспедиции отстыковкой двум астронавтам нужно было покинуть лунный модуль и через люк перейти на борт командного модуля «Аполлона» сквозь помещение спускаемого аппарата.

Почему я вообще заостряю внимание на этом обстоятельстве? Дело в том, что в четвёртой по счету попытке стыковки на околоземной орбите (в 1971 году!) корабля Союз-10 и станции Салют-1 произошел отказ стыковочного узла, вследствие которого переход космонавтов на борт станции оказался невозможным.

Корабли 5 часов пролетели в сцепке, после чего было принято решение отстыковаться, чтобы не рисковать жизнями экипажа. Это – реальная проблема пилотируемой космонавтики, которая в те годы делала первые шаги в таких сложнейших и рискованных операциях, как стыковки-расстыковки кораблей в космосе.

По состоянию на 1972 год (когда бароны Мюнхгаузены уже якобы завершили шестикратное покорение Луны) из пяти попыток стыковок советских пилотируемых кораблей на околоземной орбите удачными оказались только три, да и то упомянутая одна из них — не полностью, поэтому переходов с борта на борт состыковавшихся кораблей было выполнено только два. Потом, конечно, статистика понемногу исправляется, проблемы решаются, технологии нарабатываются. И вот уже к началу 80-х годов постоянно совершенствующиеся «Союзы» имеют в своем активе более 20 успешных стыковок с «Салютами» разных поколений.

На этом фоне к началу полётов «шаттлов» к «Миру» в 90-х годах и МКС в XXI веке американцы не имели ни одной стыковки в космосе с переходами астронавтов с борта на борт, кроме лунной истории и не менее фальшивого «Скайлэба»! Как я уже раньше отмечал, никакого стыковочного узла у них так и не появилось; даже в экспериментальном порядке ничего похожего на «шаттлах» не испытывалось.

Таким образом, вероятность успешного выполнения рассматриваемого этапа состоит из вероятности успешного перехода астронавтов с одного космического корабля на другой после стыковки (2/3 = 0,(6)) И успешной отстыковки лунного модуля (ранее нами дана оценка на уровне 0,9412), итого 0,(6) х 0,9412 = 0,6274(6).

Однако, как мы ранее условились, оценки различных неосновных аспектов мы трактуем в пользу НАСА. В данном случае предположим, что с выполнением всех штатных операций после стыковки у них никаких проблем никогда не возникало. И оценим максимальную вероятность успешного выполнения данного этапа только с учетом операции расстыковки, которую мы уже раньше определили на уровне 0,9412.


4.2.18. Выполнение манёвра разгона к Земле

Сумеет ли экипаж возвратиться на Землю после покорения Луны, если не удастся покинуть окололунную орбиту на командном модуле «Аполлона»?

Обращаю ваше внимание на то, что выполнение данного этапа состоит из следующих необходимых последовательных условий:

— точная ориентация и стабилизация командного модуля на орбите Луны,

И своевременное включение маршевого двигателя,

И работа маршевого двигателя на номинальной тяге положенное время,

И своевременное выключение маршевого двигателя.

Если хотя бы одно из указанных условий не будет выполнено или при его выполнении последует технический отказ, разгонный импульс будет выполнен неправильно или не полностью. Командный модуль с экипажем не сможет покинуть орбиту Луны или же направление полёта к Земле придётся существенно корректировать, для чего согласно официальным данным горючего на борту уже не имеется.

Кроме всего этого, как было сказано раньше, разгонный импульс в сторону Земли согласно схеме экспедиции от НАСА должен быть выполнен с воистину беспрецедентной точностью. Дело в том, что после покидания орбиты Луны со скоростью свыше 2,4 км/с пилотируемый корабль, двигающийся по направлении к Земле по инерции, ускоряется до второй космической скорости для Земли, т.е. свыше 11 км/с.

Он находится в сфере действия тяготения Земли согласно данным официальной физики на протяжении 5/6 своего пути, постоянно увеличивая свою скорость, а соответственно, и кинетическую энергию.

Если окажется, что этот корабль отклоняется от идеальной траектории, то корректировать направление движения уже нечем – горючее для маршевого двигателя полностью израсходовано, а мощности двигателей ориентации для решения данной задачи недостаточно.

Тем не менее, НАСА утверждает, что во всех 8 пилотируемых полётах к Луне, использовавших некоторое время окололунную орбиту, данный манёвр был выполнен настолько безупречно, что надобности в существенных корректировках направления полёта при приближении к Земле не было.

В данном случае у нас также нет ни одного аналогичного достижения мировой космонавтики, когда автоматическому или пилотируемому кораблю понадобилось бы покидать окололунную орбиту в направлении Земли. Поэтому оценить вероятность успешного исхода такого манёвра на примере реально существовавших аналогичных по своему предназначению систем мы не можем. Как мы уже договаривались, в таком случае мы принимаем максимально допустимую вероятность успешного выполнения данного этапа миссии, которую принимаем равной 99% или 0,99.

4.2.19. Полёт к Земле

Возможно ли успешное выполнение программы экспедиции, если во время полёта к Земле на борту командного модуля «Аполлона» возникнут технические проблемы?

Как мы помним, во время полёта «Аполлона-13» по трассе Земля-Луна якобы произошел взрыв кислородного бака. Данная проблема оказалась критической, т.е. такой, из-за которой выполнение полной программы миссии оказалось невозможным.

Полёт в одну сторону (от Луны к Земле) должен продолжаться почти полтора суток. Само по себе это время достаточно большое для пилотируемых полётов в космосе в те времена.

Дело в том, что системы жизнеобеспечения космических полётов – как и многие другие системы космических кораблей в те годы – пребывали ещё на начальной стадии своего развития. И проектировались они только для случая пребывания экипажа на околоземной орбите, но отнюдь не в дальнем космосе, где влияние внешних факторов на человеческий организм было ещё совсем не исследованным.

Если присовокупить сюда известный уже в те годы факт о мощном радиоактивном облучении биологических объектов при пересечении пояса Ван Аллена, а также добавить недавно ставший известным факт негативного воздействия на психику человека отсутствия земного магнитного поля, тогда вероятность успешного полёта предлагаемого НАСА космического корабля с тремя членами экипажа по маршруту Луна-Земля вообще стремится к нулю.

И это, не учитывая всевозможные технические неувязки с системами жизнеобеспечения, энергоснабжения, охлаждения, ориентации и связи…

Например, если командный модуль по дороге от Луны к Земле якобы всё время вращался, чтобы обеспечить равномерное прожаривание нагревание, тогда каким образом обеспечивались длительные качественные сеансы дальней радиосвязи с помощью остронаправленных антенн УКВ-диапазона малой мощности?

Особая история – бортовой управляющий «компьютер» «Аполлона».

http://otstoja.net/wp-content/uploads/2012/11/Apollo_computer.jpg

Документация НАСА утверждает, что в нём впервые были применены микросхемы на резисторно-транзисторной логике.

http://otstoja.net/wp-content/uploads/2012/11/Apollo-microsch.jpg

Фактически эти микросхемы являлись неким примитивным прообразом микроскопических полупроводниковых кремниево-германиевых логических элементов, появившихся только в начале 70-х годов. Но между микросхемами «Аполлона», которых в этом «компьютере» было в разных моделях от 4100 до 2800 штук, и интегральными микросхемами, использующимися в вычислительной технике с 70-х годов, было очень существенное различие.

Если вычислительная мощность интегральной микросхемы зависит от количества элементов базовой математической логики (сложение по модулю два и инвертирование) на одной подложке, то у НАСА в 60-х годах не нашлось другого выхода, чем паять все свои тысячи микросхем с парами трехвводных исключающих ИЛИ на обыкновенные печатные платы и заливать всё это хозяйство эпоксидным компаундом.

В результате этот «компьютер» представлял собой некий ранец, потребляемая мощность которого является большой коммерческой тайной по сегодняшний день.

Это неудивительно, ведь даже если американским «левшам» удалось заставить все свои тысячи микросхем на печатной плате надёжно работать при подаваемой мощности на каждую из них хоть по одному ватту (у них же не было современной технологии ARM для процессоров), тогда общее энергопотребление такого «компьютера», работающего, кстати, непрерывно на протяжении всего полёта, должно было составлять никак не меньше нескольких киловатт в час? От какой электросети могла питаться эта пара «утюгов» на протяжении целой недели в космосе?

Второй вопрос – надёжность работы такого компьютера. Ведь никто не знает, как поведёт себя пайка из четырёх тысяч восьмиконтактных микросхем на одной плате при пересечении пояса Ван Аллена. Вдруг зависнет или пара-тройка из тысяч элементов на плате возьмёт да и перегорит. Да ещё в чистом кислороде… Что тогда делать?

Третий вопрос – вычислительная мощность, или, скорее, вычислительные способности этого компьютера. Официальная документация НАСА гласит, что с помощью него якобы обеспечивался контроль полёта, навигация, а также управление командным и лунным модулями «Аполлона», на борту которых было по одному такому компьютеру.

И тут же говорится, что все вычисления производились всего в четырёх двухбайтовых регистрах, а оперативная память для выполнения всех операций составляла 2 килобайта. При этом длина блока ПЗУ, в котором по идее должны находиться все алгоритмы, могущие выполняться на данном компьютере, составляла всего 32 килобайта.

Кто хоть немного знаком с принципами работы вычислительной техники и программированием низкого уровня, наверняка согласится со мной, что вряд ли в мире найдётся умелец, умеющий написать на Ассемблере программу управления 16-ю двигателями ориентации и маршевым двигателем для взлёта с Луны, которая умещалась бы в 32 килобайтах.

Я подчёркиваю – на таком Ассемблере, в котором используются только команды управления четырьмя регистрами для вычислений и считывания-ввода данных из адресного пространства оперативной памяти и ПЗУ, ведь никакого транслятора или интерпретатора там нет! Если она даже там уместится, то куда девать все остальные программы, которых для управления разными этапами стыковок, расстыковок, манёвров в космосе и различных сервисных операций по самым скромным подсчётам нужно не менее нескольких десятков?

Еще пару слов о том, как работал этот компьютер, или, вернее, как его можно было использовать. Официальный рассказ баронов Мюнхгаузенов гласит, что ввести команду-запрос или некие исходные данные можно было с помощью цифровой клавиатуры в виде двух двузначных чисел, первое из которых означало для компьютера тип действия, а второе – данные для этого действия.

Ответом после проведения вычислений были также числовые данные, появлявшиеся на дисплее в виде трёх чисел по 5 цифр в каждом, означающие координаты положения корабля и необходимое приращение скорости для решения той или иной задачи манёвра.

Вы думаете, я шучу? Нет – это утверждается НАСА с совершенно серьёзным выражением лица. Барон Мюнхгаузен отдыхает. Интересно, как они себе представляли процесс управления космическими кораблями в невесомости при стыковках-расстыковках с помощью такого компьютера, или манёвры выхода и схода с окололунной орбиты, или посадку и взлёт с Луны…

Что ещё интересно: в 2009 году НАСА выставило на открытый аукцион… один из интерфейсов этого компьютера – дисплей и клавиатуру. Видимо больше ничего в нём и не было… Эта ситуация напоминает мне анекдот о дрессировщике, который хвастался умениями своего питомца, показывая его чучело.

Итак, лунные первопроходимцы согласно данным НАСА без единой технической проблемы пролетают девять раз от Луны к Земле внутри вышеописанного пепелаца. Если уж фантазировать – так по полной! Давайте представим, что таких полётов на предлагаемой НАСА технике можно удачно выполнить не 9, а 99 из 100. И оценим надёжность выполнения этого этапа экспедиции в 99% или 0,99, чтобы и в этом случае не обидеть защитников лунной аферы.


4.2.20. Отстыковка спускаемого аппарата

Возможно ли нормальное торможение в атмосфере Земли, если не удастся вовремя отстыковать спускаемый аппарат от командного модуля?

Напоминаю, что связка командного модуля и спускаемого аппарата приближается к Земле со скоростью свыше 11 км/с. Этот комплекс имеет очень «корявые» аэродинамические свойства, поскольку предназначен для полётов в космосе, а не в атмосфере.

Во-вторых, как мы уже неоднократно упоминали, внутри него – чистый кислород при давлении 0,3 атм., а стенки очень тонкие, из алюминиевой фольги. Попасть на таком аппарате в плотные слои атмосферы, даже двигаясь с первой космической скоростью, означает мгновенную смерть.

Лишь спускаемый аппарат «Аполлона» якобы имел необходимую прочность и аэродинамические качества, позволявшие ему совершать успешные торможения в атмосфере от второй космической скорости по двухнырковой схеме с удивительной точностью. Астронавты должны были покинуть командный модуль, разместиться в этом спускаемом аппарате, надёжно там закрепиться и отстыковать его.

Но эта отстыковка должна была произойти только после того, как с помощью командного модуля якобы совершались последние коррекции направления полёта, позволявшие выйти на необходимый угол вхождения в атмосферу. Очевидно, что собственно на отстыковку у экипажа оставалось в каждом случае лишь пару минут, ведь промедление смерти подобно.

А после отстыковки исправить угол вхождения в атмосферу невозможно даже теоретически, ведь капсула для спуска в атмосфере не имеет ни двигателей, ни аэродинамических рулей.

В случае проблем с отстыковкой запасного варианта у экипажа, как, впрочем, и на всех остальных этапах миссии, не предусматривалось…

Как уже было ранее сказано, максимальную вероятность успешной отстыковки разных частей космического комплекса «Аполлона» друг от друга мы оценили в 0,9412. Игнорируя всю остальную техническую фантастику этого этапа от НАСА в смысле принятия её надежности равной единице, примем это же значение 0,9412 и на этот раз.

4.2.21. Торможение в атмосфере Земли

Возможно ли выживание астронавтов, если произойдёт ошибка с углом входа в атмосферу и спускаемый аппарат испытает перегрузки выше 12G или же рикошетом уйдёт на высокоэллиптическую орбиту?

Напоминаю, что торможение в атмосфере Земли капсулы спускаемого аппарата, двигающейся со второй космической скоростью, возможно по двум сценариям – одно- и двухнырковой схеме.

В первом случае перегрузки находятся в диапазоне от 12 до 40G (или до 60G – при превышении угла входа в атмосферу более -7 градусов относительно линии местного горизонта), что является гарантированным смертельным исходом для всех участников такого эксперимента. Единственными высокоорганизованными земными живыми существами, для которых перегрузки в 15-30G не приводят к гибели, являются черепахи.

Именно этим объясняется выбор пассажиров для советского корабля «Зонд», впервые совершившего облёт Луны и возвратившего капсулу с черепахами на Землю по однонырковой схеме.

Двухнырковая схема торможения в атмосфере теоретически даёт возможность избежать закритических перегрузок, производя торможение в два этапа, на протяжении которых перегрузки не должны превышать 7-8G.

Однако, как уже ранее было сказано, в таком случае необходимо исключительно точно подобрать угол входа в атмосферу – порядка -5,5 градусов относительно линии местного горизонта, – а для этого технологии ни тогда, ни сейчас не существует. Кроме этого, при попадании в коридор входа, при котором торможение осуществляется по двухнырковой схеме, существенную роль играют уже угловые минуты и атмосферная ситуация в более плотных слоях атмосферы, вследствие чего точка посадки может отстоять от расчетной на расстояние до 10 тысяч километров.

Если же угол входа в атмосферу будет меньше -5 градусов, капсула «чиркнет» о верхние слои атмосферы и перейдёт на высокоэллиптическую орбиту, снять астронавтов с которой даже сейчас не было бы никакой возможности.

Генерал Каманин сравнивал точность входа в атмосферу по двухнырковой схеме с точностью, «потребной для попадания в копейку с расстояния в 600 метров». В случае успеха еще совершенно непонятно, где эту капсулу искать после приземления…

Таким образом, способ возвращения на Землю, описанный в официальной документации НАСА, совершенно не пригоден для пилотируемой экспедиции. Я совершенно уверен, что никогда больше такой способ применяться не будет, ибо вероятность потерять экипаж при этом практически равна 100%.

Однако, официальная легенда НАСА гласит, что все девять пилотируемых экспедиций, которые возвращались от Луны к Земле со второй космической скоростью, успешно тормозили в атмосфере и не имели на данном этапе никаких проблем.

Более того, американцы тогда не знали, что возвратившиеся после многодневного полёта в невесомости и пониженной гравитации люди будут иметь большие проблемы со здоровьем по крайней мере на протяжении первых нескольких часов после попадания в условия земной гравитации.

Вместо этого якобы только что приводняющиеся астронавты из «Меркуриев» бодро шагали по палубам авианосцев, а лунные первопроходимцы – весело смеялись и развлекались, давали пресс-конференции сразу же после возвращения с Луны.

http://otstoja.net/wp-content/uploads/2012/11/ap11-astronauts.jpg

Мне представляется, что именно этот факт, а не отсутствие лунных камней или бутафорская ракета-носитель, в первую очередь могли тогда красноречиво продемонстрировать советской стороне факты отсутствия реальных полётов НАСА в космос, вернее, их фальсификаций.

Тем не менее, для нашего исследования нет ничего проще, чем всякий раз соглашаться с рассказами барона Мюнхгаузена. Мы никоим образом не погрешим против официальной статистики НАСА, если примем вероятность успешного выполнения этого этапа равной 9 из 10, т.е. 9/10 = 0,9.

4.2.22. Мягкое приземление

Будет ли удачным возвращение астронавтов на Землю, если не раскроется тормозной парашют в плотных слоях атмосферы или произойдёт разгерметизация спускаемого аппарата раньше времени?

Даже барон Мюнхгаузен догадывался, что полёты на Луну – довольно опасное мероприятие. Поэтому при возвращении на Землю с помощью верёвки у него случилась техническая проблема – верёвка оборвалась и он упал, пробив при падении огромную яму. В отличие от барона Мюнхгаузена американские астронавты вообще не испытывали никаких проблем на протяжении всей экспедиции, тем более на её конечной стадии – приземлении.

Но давайте посмотрим, как удавалось приземление в те годы в реальных космических полётах. На протяжении 1961-1971 годов всего было выполнено 18 пилотируемых полётов на космических кораблях серий «Восток», «Восход» и «Союз», два из которых закончились гибелью экипажей, причём не когда-нибудь, а именно на этапе спуска в нижних слоях атмосферы. «Союз-1» с Комаровым погиб по причине нераскрытия тормозного парашюта, а «Союз-11» с Добровольским, Волковым и Пацаевым — по причине несвоевременного срабатывания вентиляционного клапана.

Таким образом, по состоянию на конец 1972 года надёжность выполнения мягкой посадки спускаемого аппарата с экипажем, возвращаемого из космоса с первой космической скоростью, составляла 16/18 = 0,(8). Мы примем это значение и для предлагаемых НАСА посадок пилотируемых космических кораблей, возвращаемых в атмосферу Земли со второй космической скоростью, поскольку их надёжность никак не может быть выше по вполне очевидным причинам.

4.3. Итого, который получает меньше всех.

«Лучше горькая, но правда,

чем приятная, но ложь.»

Леонид Филатов

Давайте оформим результаты наших изысканий в форме простой таблицы.



Как говорят в народе, танцевали-веселились, подсчитали – прослезились…

Максимальная вероятность успешного завершения пилотируемой экспедиции на Луну по предлагаемой НАСА однопусковой схеме на ракетно-космической технике образца 60-х годов XX века составляет не более 5%.

Это означает, что успешно завершить такую экспедицию можно лишь один раз из двадцати, даже принимая заведомо завышенные значения надёжности каждого её этапа. Но если смотреть правде в глаза, эта общая вероятность – не больше 0.1%, о чём случайно проговорился в своих мемуарах генерал Каманин.

Даже если принять вероятность успешного выполнения экспедиции на Луну равной 5%, какова вероятность совершить шесть удачных попыток подряд?

0,056 = 0,000000015625

Насколько я знаю, до сих пор никто не публиковал строгого математического доказательства невозможности выполнения данных экспедиций. Такое доказательство – перед вами.




Отстоя.NET


***


Источник.
.

Tags: Луна, НАСА, США, американцы, космос, логика, ложь, советский, теория, технологии, фальсификация
Subscribe

  • Дело не в урагане

    Недавнее падение строительных лесов и разрушение нескольких зубцов кремлевской стены во время урагана (кстати довольно слабого) подтвердило версию…

  • Екатерининский сдвиг

    Рассмотрим еще один интересный научный феномен, известный под названием «Екатерининский сдвиг», способный, возможно, ответить на…

  • Кто и почему заживо сжёг экипаж «Аполлона-1»?

    27 января 1967 года во время испытаний космического корабля «Аполлон-1» произошел пожар . Его жертвами стали астронавты Вирджил…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments

  • Дело не в урагане

    Недавнее падение строительных лесов и разрушение нескольких зубцов кремлевской стены во время урагана (кстати довольно слабого) подтвердило версию…

  • Екатерининский сдвиг

    Рассмотрим еще один интересный научный феномен, известный под названием «Екатерининский сдвиг», способный, возможно, ответить на…

  • Кто и почему заживо сжёг экипаж «Аполлона-1»?

    27 января 1967 года во время испытаний космического корабля «Аполлон-1» произошел пожар . Его жертвами стали астронавты Вирджил…